Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Сакура для прохожих. Фото дня.

Когда позавчера шла смотреть "Мортал Комбат", то по пути увидела необычно украшенный вход в обычную парикмахерскую в обычном жилом доме. Возле двери была "посажена" японская сакура с ворохом веток с нежнейшими розовыми цветками; розовый велосипед (в унисон с цветущей кроной), с нарядной корзиной тоже привлек внимание ... шикарно!

Я остановилась и несколько минут разглядывала это необычное убранство, и искренне порадовалась за работников парикмахерской, которые умеют создать себе и прохожим праздничное настроение! Жалею, что я не подошла поближе и не пощупала из чего сделан ствол вишни ... а из него даже зелёные листики торчали, как указание на то, что это не бутафория, а настоящее дерево ... Ей-Богу молодцы, по всему видно, что в парикмахерской работают люди с большим вкусом и выдумкой!

Парикмахерская называется "Интрига", она действительно меня заинтриговала своим неординарным, зазывным оформлением! Ведь если так классно украсили вход, что какую красоту мастера создают на голове!!! Надо будет зайти к ним внутрь, вдруг ещё чем-нибудь заинтригуют )))

IMG_20210429_171437.jpg

Мысли о Долли Облонской

- Знаешь, я ни разу в жизни не изменила мужу!
- Это ты хвастаешься или жалуешься?
/Анекдот/


Роман Л.Н. Толстого "Анна Каренина" начинается с несчастья в семье Облонских ("каждая несчастливая семья несчастлива по-своему"). Это несчастье нагрянуло как гром с ясного неба – Долли Облонская узнала, что её муж Стива оказался способным на подлое коварство – изменил ей с гувернанткой в их собственном доме!

Долли была оскорблена до глубины души. Ей хотелось наказать мужа и сделать ему так же больно, как он ей. Она собиралась уехать от него, но куда уедешь с пятью детьми?! Да и средств на жизнь не было, приданое Долли Стива промотал, и они жили на одно его жалование.

"Она чувствовала, что уехать невозможно; но, обманывая себя, она все-таки отбирала вещи и притворялась, что уедет".

Стива искренне не понимал упорства супруги в желании "сделать из мухи слона": "Долли, что я могу сказать?.. Одно: прости, прости... Вспомни, разве девять лет жизни не могут искупить минуты, минуты?"

Но жена была непреклонна ("Уйдите, уйдите отсюда! — закричала она еще пронзительнее, — и не говорите мне про ваши увлечения, про ваши мерзости!")

долли3.jpg
Кадр из фильма "Анна Каренина" (1967).
В роли Долли Облонской Ия Саввина.


Долли мириться не хотела, и Стива вызвал на помощь сестру Анну из Петербурга ("Анна Аркадьевна, любимая сестра Степана Аркадьича, может содействовать примирению мужа с женой"").

Целью Анны Карениной было наладить мир в семье брата и уговорить Долли спустить ситуацию "на тормозах"; целью Долли было принять уговоры и простить измену; целью Степана Аркадьевича было пережить инцидент и успокоиться. Это устраивало всех.

"Нет таких условий, к которым человек не мог бы привыкнуть, в особенности, если он видит, что все окружающие его живут так же".

Долли ещё до разговора с Анной решила простить мужа и помириться с ним, а уговоры Анны лишь укрепили это решение. Хоть Долли была наивной по жизни, но рассудительности в этой ситуации было у неё не отнять.

Во-первых, уехать из дома ей было некуда (к родителям, к друзьям или в имение в Ергушово - это не выход), да и как жить с детьми на малые доходы? ("она чувствовала, что если здесь, в своем доме, она едва успевала ухаживать за своими пятью детьми, то им будет еще хуже там, куда она поедет со всеми ими").

Во-вторых, остаться в доме, но продолжать сердиться на мужа, не имело смысла, потому что Стива мог привыкнуть к охлаждению жены и начать изменять открыто.

В третьих, можно было добиться развода, но разводы церковь давала очень редко и процедура расторжения брака длилась долго, опять же вопрос: где, как и на что в это время жить?

В-четвёртых и в-главных, Долли хотелось быть у мужа перед глазами, чтобы своим страдальческим видом вызывать в нём чувство вины, а себя при этом чувствовать святой мученицей.
[Далее ...]
Ощущение, что она жертва плохого мужа, поднимало Долли в собственных глазах и служило оправданием её несчастной жизни. Она хотела, чтобы все её жалели: родня, знакомые, прислуга в доме. Но в доме Облонских все как раз были на стороне Степана Аркадьевича:
"Несмотря на то, что Степан Аркадьич был кругом виноват перед женой, и сам чувствовал это, почти все в доме, даже нянюшка, главный друг Дарьи Александровны, были на его стороне".

Долли было легко простить мужа, потому что она давно чувствовала, что он не любит её и научилась любить не его самого, а свою любовь к нему ("Я люблю свою прошедшую любовь к нему…"). Её оскорбила лишь физическая измена Стивы, а то, что причина его измены - отсутствие между ними духовной близости, не приходило ей в голову.

Долли была воспитана в духе строгой морали, она верила в устои брака, в незыблемость супружеских отношений, верила в честь, в долг, в постоянство - "... я не только не подозревала неверности, но что я считала это невозможным, и тут, представь себе, с такими понятиями узнать вдруг весь ужас, всю гадость..."

Всем своим обликом и переживаниями Долли Облонская вызывает у читателей (и зрителей) живое сочувствие: она же - хранительница семейного очага, добрая, заботливая, любящая мать, как нелегко ей в замужестве с беспечным, безответственным мужем! как не посочувствовать ей - ах, Облонский, ах, сукин сын! Испортил жизнь такой хорошей женщине!

Но так ли хороша Долли? В литературоведении к ней почему-то намертво приклеился ярлык "хранительницы семейного очага"? Чей семейный очаг она хранит?

Очаг - это сердце дома, источник тепла и света. В древности в очаге всегда горел огонь, который поддерживала женщина, на очаге готовили пищу и согревались от его огня. ВСЕ согревались!

Огонь в очаге Долли давно угас, оставив одни головёшки. Хоть она простила мужу измену ради детей, но это не сделало её хранительницей семейного очага, как центра притяжения.

Внешне супруги помирились, но ""жизнь ее была не весела. Отношения к Степану Аркадьичу после примирения сделались унизительны"", что, однако, не помешало рождению 6-го ребёнка!

Шесть лет Стива Облонский искусно обманывал супругу и продолжал изменять ей и после примирения. "... я не признаю жизни без любви. <…> Что ж делать, я так сотворен. И право, так мало делается этим кому нибудь зла, а себе столько удовольствия…"

В Долли отсутствует женская проницательность, которая наряду с гибкостью поведения создаёт равновесие в семье, а на равновесии строится счастливый брак.

Умная жена знает, чем она нравится мужу, и старается этому соответствовать. Она знает, как сделать дом уютным, чтобы мужу было приятно в нём находиться, и заботится о семейном укладе.

Умная жена модно одевается, причёсывается, следит за собой, содержит дом в порядке, ходит с мужем в гости, живёт его интересами, всегда спокойна и в хорошем настроении и т.д.
И это она делает не для кого-то другого, а для мужа!

Любовь – чувство эфемерное, оно способно "нечаянно нагрянуть", но может также внезапно исчезнуть, если постоянно его не подпитывать.

Что делала Долли для сохранения любви? Ничего.
Она, как все наивные женщины, считала, что семью (и любовь) укрепляют дети, и что именно дети привязывают мужчину к жене.

Да, дети – это святое, с этим не спорят, но для мужа важнее знать (ощущать и чувствовать), что жена его любит. Мужчина отвечает любовью на любовь жены, если знает, что в семье ОН у неё на первом месте. От тех женщин, которые ставят детей выше мужа, мужья уходят. Уходят на поиски любви!

Стива так и поступал. Он искал любви, которую не находил в жене. Детей он любил, но они были необходимостью семейной жизни, а не источником его радости. Ему нужен был душевный огонь, получаемый через плотские удовольствия, пусть даже на короткое время! Поэтому разводиться он не хотел, зачем, ему и так было хорошо.

Получается, что своими изменами Стива спасал себя, к этому его принуждал инстинкт самосохранения. Ведь он не сразу стал изменять Долли. Облонские поженились по взаимной любви и два года жили в любви и согласии! Стива тогда и не помышлял об изменах.

Потом родился первый ребёнок, затем второй, третий ... Долли отдалась счастью материнства, задвинув мужа на второй план. Дети стали смыслом её жизни! ("она ...ничем не замечательная, простая, только добрая мать семейства...").

Долли стало не до мужа, ей ни на что не хватало времени (хотя была нянюшка и прочие слуги). Долли перестала ухаживать за собой, следить за модой, бывать в высшем обществе, радоваться жизни вместе со своим жизнелюбивым мужем ...
Как мать Долли расцвела, но как женщина увяла: ("... хлопоты и беспокойства эти были для Дарьи Александровны единственно возможным счастьем").

Долли даже себя не любила, состарилась, поблёкла, подурнела ... Толстой подчёркивает это, не раз говоря о её внешнем облике:

"Дарья Александровна, в кофточке и с пришпиленными на затылке косами уже редких, когда-то густых и прекрасных волоса с осунувшимся, худым лицом и большими, выдававшимися от худобы лица, испуганными глазами…"

"...она, истощенная, состарившаяся, уже некрасивая женщина и ничем не замечательная, простая..."

"..на маленькую, худенькую и жалкую в своей штопаной кофточке и ночном чепчике, всю дрожавшую от волнения Долли."

"...чем больше она старилась, тем неприятнее ей становилось одеваться; она видела, как она подурнела".

"Анна подняла сухую, худую руку Долли ..."

"Дарья Александровна .... сняла платье и села убирать свои жидкие волосы на ночь".

А Стива же даже в неприятные моменты жизни оставался верен себе: "Одевшись, Степан Аркадьич прыснул на себя духами, вытянул рукава рубашки, привычным движением рассовал по карманам папиросы, бумажник, спички, часы с двумя цепочками и брелоками и, встряхнув платок, чувствуя себя чистым, душистым, здоровым и физически веселым, несмотря на свое несчастье, вышел..."

Долли сознавала, что её жизнь с изменой мужа изменилась, но винила в этом не себя, а его. Только мужа она считала виной своей несчастливой женской доли: "У меня моя молодость, красота взяты кем? Им и его детьми. Я отслужила ему…"

Долли понимает, что "отслужила ему", но выводов не делала и изменить ситуацию не хотела, а ведь семейная жизнь – это не только дети, это в первую очередь взаимосвязь любящих друг друга супругов.

Да, браки совершаются на небесах, но глупо надеяться, что Бог, наградив двух людей любовью, будет и дальше хранителем их совместной жизни. Бог дал путь, а пройти его супруги должны сами. Как ежедневно человек подпитывает себя едой, так и любовь должна постоянно подпитываться взаимными усилиями мужа и жены. Людей связывают друг с другом не штамп в паспорте, и не обряд венчания, а чувство Любви, которое нельзя ничем заменить, даже заботой о детях, потому что дети – это лишь следствие любви.

"Для того чтобы предпринять что-нибудь в семейной жизни, необходимы или совершенный раздор между супругами, или любовное согласие. Когда же отношения супругов неопределенны и нет ни того, ни другого, никакое дело не может быть предпринято".

Лев Николаевич Толстой на примере Долли поясняет, какой НЕ должна быть жена. Он показывает Долли глазами её мужа и вкладывает в слова Стивы своё отношение к женщине. Для Толстого жена – это мать, хозяйка и любовница в одном лице, но Долли слишком увлеклась ролью матери, поэтому хозяйка и любовница из неё никакие.

Вероятно, даже в момент интимной близости она думала не о радости соединения с мужем, а о детях: Лили заболела, Грише мала курточка, у Тани нет банта в косы ...

Никто не спорит, о детях следует заботиться, но не надо делать это самоцелью. Стива Облонский, как муж и отец, имел право на то, чтобы его положение в семье было главным.

Но Долли, как и сам Толстой, считала, что детей даёт Бог и регулировать процесс деторождения – святотатство.

Если Анну Каренину Толстой наделил множеством эпитетов, подчёркивающих её лучшие внешние качества, то для Долли у Толстого нет красивых слов – она у него маленькая, серая, пугливая мышка, которую "невозможно сделать ... опять привлекательною и возбуждающею любовь..."

Так что оставалось делать Степану Аркадьевичу, когда жена перестала интересовать его, как женщина?

Существует мнение, что мужчине (мужу) нравится, когда его женщина "хозяйка на кухне, королева в гостях и проститутка в постели". Не думаю, что Стива был против, если бы Долли соответствовала этим трём ипостасям. Даже больше – он гордился бы ею!

Но Долли этому не научили, а сама она об этом не знала. Её мать, княгиня Щербацкая, воспитала дочек в традициях религиозных представлений о браке, в которых не было места нюансам мужской психологии.

Белинский в своей знаменитой 9-й главе говорил, что "родители учили свою дочь только искусству во что бы ни стало выйти замуж; подготовить же ее к состоянию замужества, объяснить ей обязанность жены, матери, сделать ее способною к выполнению этой обязанности, - они не подумали".

Долли усердно выполняла обязанности матери, но не догадывалась, что существуют и обязанности жены.
Свою нерастраченную женскую любовь она превратила в материнскую и направила её на детей.

Дети очень чуткие существа, они по своей природе чувствуют отношения между родителями. В семьях, где между родителями настоящая любовь, дети вырастают душевно здоровыми. В семьях, где любовь однобока или, хуже того, между родителями её нет совсем, дети вырастают душевно ущербными.

Долли пеклась лишь о физическом здоровье детей, а это не делало её идеальной матерью. Кудахтать над детьми не значит учить их жизни. Иногда Долли выходила из своих иллюзий и сознавала, что "ее дети, которыми она так гордилась, были не только самые обыкновенные, но даже нехорошие, дурно воспитанные дети, с грубыми, зверскими наклонностями, злые дети".

Если бы между Долли и Стивой существовали супружеские отношения, основанные на взаимной любви и уважении (подкрепляемые сексом), несчастье не пришло бы в семью Облонских.
Стиве 34 года, Долли 33, самый расцвет физической любви! Конечно, Стива и Долли интимно сближались, но только для того, чтобы сделать очередного ребёнка.

Возможно, здесь Толстой, охочий в молодости до любовных утех, попробовал забросить в роман свою мысль (которую уже начал обдумывать) о том, что люди должны заниматься сексом лишь ради зачатия ребёнка.

Возможно, Стива Облонский (по желанию Автора) приближался к жене только из этих помыслов, но мужская природа брала своё, и недостаток плотских удовольствий он находил на стороне.

"Жена стареется, а ты полон жизни. Ты не успеешь оглянуться, как ты уже чувствуешь, что ты не можешь любить любовью жену, как бы ты ни уважал ее. А тут вдруг подвернется любовь, и ты пропал, пропал!"

Степана Аркадьевича не переделать, и Долли правильно сделала, что смирилась с этим. Он сам объясняет Лёвину собственную суть: "Женщина, видишь ли, это такой предмет, что, сколько ты ни изучай ее, все будет совершенно новое. <...> Какой-то математик сказал, что наслаждение не в открытии истины, но в искании ее".

Вот Стива и ищет это новое, например в гувернантках ))))

Долли остаётся лишь страдать и убеждать себя, что это она любит, а не он: "А как я любила, Боже мой, как я любила его!.. Как я любила! И теперь разве я не люблю его? Не больше ли, чем прежде, я люблю его?"

У Долли есть ещё одна особенность, отталкивающая от неё мужа – недоверие к нему. Она любила всё решать сама, считая, что лучше неё никто ничего не сделает. Стива пробовал сопротивляться: "Ах, полно, Долли, все делать трудности. <…> - ну, хочешь, я все сделаю... - Знаю, как ты все сделаешь, - отвечала Долли".

Это означает, что мужчине не давали чувствовать себя хозяином и делать мужскую работу. Стива ощущал себя ненужным в собственном доме - всё хозяйство было в руках Долли.

Прислуга в доме спрашивала у Долли разрешения на каждый свой шаг: "англичанка и Матрена Филимоновна успели сделать ей несколько вопросов, не терпевших отлагательства, и на которые она одна могла ответить: что надеть детям на гулянье? давать ли молоко? не послать ли за другим поваром?"

Считаться хозяйкой – это лишь видимость, на самом деле Долли не умела вести хозяйство, не умела экономить, не умела воспитывать детей, не умела любить мужа – не умела ничего. А умела лишь списывать расстройство дел, отсутствие денег и домашние неурядицы на поведение мужа, оставаясь при этом в образе святой страдалицы.

Долли нравилась такое положение дел, но она не признаётся в этом даже себе: "такое открытие .... только лишило бы ее семейных привычек, и она позволяла себя обманывать, презирая его и больше всего себя за эту слабость".

Жизнь Долли – это иллюзия. Она знает, что Стива не оставит своих привычек и не изменится, но предпочитает верить в перемену мужа – эта иллюзия нужна ей, чтобы продолжать привычную жизнь.

"И вот я живу. Дети растут, муж возвращается в семью и чувствует свою неправоту, делается чище, лучше, и я живу..."

Здесь уместно вспомнить слова Виссариона Белинского, скзанные им в отношении к Татьяне Лариной, но которые можно применить и к Долли: "При счастии взаимности любовь такой женщины - ровное, светлое пламя; в противном случае - упорное пламя, которому сила воли, может быть, не позволит прорваться наружу, но которое тем разрушительнее и жгучее, чем больше оно сдавлено внутри".

Если нет любви, то можно жить воспоминанием о ней, это тоже утешение: "возвращаясь мыслью к своей свадьбе, она взглядывала на сияющего Степана Аркадьича, забывала все настоящее и помнила только свою первую невинную любовь…"

Добрая и участливая на первый взгляд Долли только притворялась доброй и сочувствующей: оправдывала уход Анны от мужа, сострадала Каренину, уговаривая его простить жену, жалела мужа, оплачивая его долги и зная, что обрекает своих многочисленных детей на нищету в будущем.

Кто решил, что Долли добрая и чуткая? Она злая и жестокая. Анна в день самоубийства приехала к ней за утешением и советом, а Долли, не выспросив её, отпустила. Возможно, её совет уберёг бы Анну от отчаянного поступка.

В целом – ничего положительного в Долли Облонской нет. Она живёт, как собака на сене, - ни себе пользы, ни мужу, ни детям. Где Долли, там ненужная жертвенность и унизительная жалость. И тот, кто положительно относится к Долли, жалеет её и оправдывает, тот сам – жертва.


О первом сезоне сериала "Убийство в заливе" ("The Bay"). 2019.

Редко попадаются фильмы и сериалы, чтобы смотрелись с интересом и удовольствием от начала до конца. Первый сезон сериала "Убийство в заливе" именно такой, захватил с первой серии и держал внимание до последней.

Название "The Bay" переводится как "Залив", но в русском прокате сериалу дали название "Убийство в заливе". Название взято с потолка, потому что в самом заливе (в первом сезоне) никакого убийства не было, а был несчастный случай, похожий на убийство. Видимо, слово "убийство" в названии послужило лишь приманкой для зрителей.

Первый сезон "Залива" интересен и без убийства. Сюжет завязан на исчезновении двух подростков, им по 15 лет, они брат и сестра, мальчика зовут Дилан, девочку Холли.

Серии короткие, но очень жизненные и потому интересные. Интерес, а вместе с ним напряжение, начался с первой серии и по мере продвижения к концу становился сильнее. Последняя, шестая, серия, вообще смотрелась без отрыва и с повышенным вниманием.

Первая серия началась завлекательно: женщина по имени Лиза Армстронг, накрашенная, причёсанная, в ярком платье с декольте и вся из себя красавица, идёт в один из местных баров развлечься и отдохнуть за караоке. В баре она знакомится с незнакомым рыбаком по имени Шон, и они совершают взаимный перепих.

перепих.png

А что? Лиза женщина свободная и одинокая, муж давным-давно бросил её одну с двумя маленькими детьми, теперь дети подросли, и она может себе позволить оставить их дома и провести свободное время по своему усмотрению.

Но дело в том, что Лиза Армстронг полицейский офицер со специализацией "помощь семьям, пострадавшим от криминала". Появившись утром на работе, она узнаёт, что пропали брат с сестрой, и становится участником расследования. Она едет в дом, где живёт семья пропавших подростков, и в отце семейства узнаёт вчерашнего "любовника на час".

Упс! Если всплывёт, то её попросят из полиции, и Лиза решает скрыть от начальства факт связи с подозреваемым и уничтожает улику - видео из следящей камеры бара, возле которого она и Шон предавались любовной страсти.

А дальше идёт увлекательное расследование, в которое с каждой серией вовлекаются новые персонажи со своими проблемами, и очень хочется узнать, чем весь этот наворот закончится.

К первому сезону не придраться, сценарий, режиссура, операторская работа, игра актёров и даже музыкальное оформление – это единый чётко и слаженно созданный организм, называемый "отличное кино".

Попутно с расследованием исчезновения близнецов, проходит тема о причине психологических сбоев в мышлении подростков, в которой главенствует мысль, что все проблемы этих повзрослевших детей происходят от потери связей с родителями, особенно, если дети растут в неполной семье (Лиза с сыном Робом и дочкой Эбби) или в семье близнецов, где вместо отца отчим.

Сам по себе первый сезон внешне нетороплив, но полон скрытой динамики, сразу это не понимается, но чувствуется, поэтому и смотрится с приятным напряжением.

Кадр. Убийство в заливе.
В кадре Лиза беседует с родителями пропавших подростков.
Слева направо: Шон, жена Шона, Лиза, напарник Лизы Мэд.

[Спойлер. Не смотревшим не читать.]
Что ещё хочу отметить?
Главной героине Лизе Армстронг я не симпатизирую. Мало быть отличным профессионалом и разгребателем чужих проблем, надо бы и в своей семье разобраться. Одно дело любить детей, другое вникать в их жизнь и понимать откуда корни их проблем, ведь 99% подростковых трудностей зависит от стабильности и совокупности действий и чувств проживающих в одной семье.

Лизины дети не были готовы стать самостоятельными и поплыли во внешнюю среду "без руля и ветрил" и без кормчего, которым должна стать мать, любящая детей по-настоящему, а не только потому, что их родила.

Парадокс, но помогая другим избежать проблем, Лиза, как женщина (а по характеру мужчина), ничем не помогла собственным детям, стала "сапожником без сапог". И только случай помог её детям избежать крупных неприятностей, чего не скажешь о семье Шона.

Вот такие у меня мысли об Первом сезоне сериала "Убийство в заливе".


Смотрелось легко, серии вязались друг с другом, как "петелька за петелькой", и в итоге вывязалось хорошее, крепкое и качественное полотно кино.

В общем, пошла смотреть 2-й сезон. Часто бывает, что продолжение (даже не связанное сюжетом с предыдущим) получается хуже, и это очень жаль. Буду надеяться, что 2-й сезон не подкачает. ))) Что ж, не пуха мне, ни пера!

Великобритания. 1-й сезон 2019.
Драма, криминал.
6 серий по 45 минут.
Озвучка многоголосая.
В роли Лизы - Морвен Кристи.

P.S.
Моё мнение о 2-м сезоне здесь.

О французском сериале-триллере "Шале"

ШАЛЕ – французский мини-сериал 2017 года, драма, детектив, триллер. Режиссёр и сценарист Камиль Бордес-Рене.
Шале в переводе означает "хижина пастуха", но Шале в сериале совсем не похож на хижину - это большой дом с травяной крышей, похожий на коттедж. Основное действие сериала происходит в этом доме.

Сюжет несколько необычный и к нему надо привыкнуть. Он попеременно отражает события настоящего времени и прошлого, между которыми 20 лет. В начале просмотра проскакивает ассоциация с фильмом Станислава Говорухина "Десять негритят", но похожесть чисто условная и сходна лишь тем, что в одном месте собираются люди, не подозревающие о своей скорой гибели.

20 лет назад в Шале рядом с деревушкой Вальмолин поселилась семья - писатель Жан-Луи с женой Франсуазой и двумя детьми – Жульеном 13 лет и Эмилией лет 5-6. Жена домохозяйничала и занималась с дочкой, муж пытался написать книгу, а Жульен в деревне проводил время со своими ровесниками - Алисой, Ману и Себастьеном.

Где-то через месяц-два семья внезапно исчезает, никого не предупредив и ни с кем не попрощавшись. Полиция и жители деревушки обыскивают окрестности, но находят только башмачок Эмилии в прибрежном болоте.

Шале пустует 20 лет, за это время опустела и деревня. В ней остались жить лишь семьи Филиппа ПерсонА и Этьена Дженеста. Но однажды Шале наполняется людьми. Сын Филиппа Лоран собирается жениться и приглашает на свадьбу друзей детства и родственников.

Тому, кто заинтересуется сериалом, советую внимательно посмотреть первую серию и запомнить, кто есть кто, так как это важно для последующих серий. Первая серия как бы вводная, а активное действие начнётся со второй.

В общем, в Шале поселяются жених с невестой - Лоран и Лео, и другие молодые пары - Ману и Адель, Алиса и Фабио, Оливье с Матильдой и её маленькой дочкой, Тьери (второй сын Филиппа) со своей девушкой Эрикой, Себастьен Дженеста и Мод. Итого в Шале собираются 13 человек – 12 взрослых и один ребёнок.

Освоиться гостям помогают барменши из деревенского бара Мюриель и Кристин – тоже важные персонажи.

После того, как гости приехали, огромный валун обрушил мост, прервав автомобильную связь с "большой землёй", телефонная связь тоже нарушилась, а мобильники оказались вне сети.
Жители Шале один за другим начинают погибать при разных обстоятельствах. Первым пострадал Лоран.

Мини-сериал "Шале" заявлен как детектив, драма и триллер, соглашусь с двумя последними, ибо детективного расследования как такового в сериале нет, а вот интрига завязана в тугой узел. Вопреки своему обыкновению я до самого конца не смогла угадать убийцу.

Общее впечатление – мне понравилось. Когда осилила первую серию (разобралась с количеством персонажей и их именами), то дальнейшие серии просмотрела, не отрываясь - на все шесть серий (или шесть часов) ушёл весь выходной. Состояние тревожного ожидания усиливалось с каждой серией, а висящий вопрос: кто следующий? не давал возможности оторваться от экрана.

Да и после просмотра сериал меня не отпускал. Моё мнение об убийце разделилось на две равные половины: 1. он имел право убивать и 2. он не имел права убивать. И я до сих пор не пришла к конкретному мнению.

Озвучка фильма нормальная. Хорошая музыка и песня. Приятные актёры. Выразительная заставка – от струйки крови в первых сериях до бегущего ручья из крови в последних.

Рекомендую к просмотру.


Оставшиеся в живых.

P.S.
Я смотрела сериал вот здесь - https://serial-serial.ru/3126-shale.html

Антон Павлович, с днём рожденья!

Сегодня день рождения Антона Павловича Чехова. Он родился в позапрошлом веке, кажется, что это очень давно, но если сказать в цифрах, то не так уж страшно далеко - всего 159 лет. У его родителей было 5 сыновей и одна дочка. Антон был в семье третьим. Детство было тяжёлым, да и дальнейшая жизнь была не легче. Антон Павлович содержал семью, упорно работал, подрабатывал, учился, стал врачом и классиком мировой литературы.
И моим любимым писателем!

Наблюдается парадокс. Я без восторженного придыхания отношусь к поэзии Мандельштама, но упорно езжу каждый год к его памятнику на ул. Забелина в день рожденья, а вот к любимому Чехову - не приезжала ни разу!

IMG_20180114_170338.jpg

Все дело в том, что в дилижансе свободных мест, представьте, нет!

Вспоминаю любимую цитату - слова Агафьи Тихоновны из гоголевской "Женитьбы": "Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича, да взять сколь-нибудь развязности, какая у Балтазара Балтазаровича, да, пожалуй, прибавить к этому еще дородности Ивана Павловича — я бы тогда тотчас же решилась".

Это Агафья Тихоновна рассуждала об идеальном женихе, за которого ей хотелось бы выйти замуж ))) Всегда вспоминаю эту цитату, когда слышу чьи-то рассуждения о нереальных желаниях или мечтах. А на днях я сама выступила в роли Агафьи Тихоновны - рассуждала, кто из наших известных женщин (мелькающих на экране и в СМИ) мог бы стать Образцом женственности?

Многих перебрала ... главным критерием отбора была эстетика внешнего вида - мне хотелось бы, чтобы моя избранница была мила, грациозна, обаятельна, утончённа, чувствительна, нежна, красива ... И чтобы к этому прилагалось главное - моё душевное расположение.
А потом я вспомнила вот этот клип с Людмилой Марковной Гурченко ... в этом ролике она, на мой взгляд, как раз подходит под мой воображаемый образ. Речь не о Гурченко-человеке, не о её маниакальных попытках задержать время и продлить молодость ... а о том, что женщина в любом возрасте и при любых обстоятельствах должна оставаться женщиной.

Не знаю, точно ли я выразила словами желаемое, но в этом ролике с танцем мне нравится образ, созданный Людмилой Марковной - в ней есть всё, что я перечислила выше, и главное - женственность! кто ещё так умеет?
Не знаю, как у Людмилы Марковны было с человеческими характеристиками, но актриса она от Бога, чем я всегда восхищаюсь, просматривая хотя бы вот этот ролик (ниже):

Фрагмент из "Соломенной шляпки"

Жизнь продолжается.

Помню, я вернулась из отпуска радостная и восторженная. И первым, кого я встретила на работе, был мой друг из компьютерного отдела.
"Лёша, - окликнула я его радостно: - а вот и я!". Он посмотрел  на меня тусклым взглядом, еле кивнул и исчез за дверью своего кабинета. "Что с ним?" - обратилась я к проходившим мимо девушкам из бухгалтерии. "Ой, разве Вы ничего не знаете? - замахали они руками: - У Лёши на прошлой неделе сын погиб, вчера похоронили". И они рассказали мне, как всё произошло. Сын Лёши Дима и его приятель Андрей шли у края тротуара и разговаривали. Вдруг откуда ни возьмись на тротуар боком въехала машина и сбила Диму, а Андрей успел отскочить.

"Мы теперь даже не знаем, как с Лёшей разговаривать - жаловались мне бухгалтерши: - обходим его стороной, не хотим лишний раз тревожить. Пусть придёт в себя".
"Как это не тревожить? - возмутилась я: - "Человек в горе, и никто не хочет с ним разговаривать?" И я вошла в кабинет к Лёше. Он сидел за своим огромным монитором, а на рабочем столе красовалась фотография улыбающегося Димы. У меня защемило сердце - такой приветливый был мальчишка, в первый класс собирался, учиться хотел ..."

Лёша поднял на меня измученное лицо и слабо улыбнулся: "А-а, это ты .. Привет. А у меня тут вот такое дело ..." И он отвернулся. Я обняла его за плечи и прошептала в ухо: "Лёша, расскажи, как это случилось, я же ничего не знаю". Сердце моё колотилось, я ожидала Лёшиного гнева, мол, что ты мне в душу лезешь ... но он помолчал, потом стал рассказывать. Голос у него был сдавленный, безжизненный, незнакомый, словно не его.

По мере рассказывания Лёша оживал, в голосе появились знакомые нотки, а в глазах слёзы, сама я уже не сдерживалась, слёзы текли, и я их не вытирала - боялась пропустить хоть одно Лёшино слово, сама говорить не могла, только кивала.
Вскоре Лёшин монолог перешёл в наш диалог, страшные события последних дней были рассказаны, и мы незаметно для себя перешли к воспоминаниям.

Мы с Лёшей  дружили с первого момента, как он пришёл в наш отдел. Его стол поставили рядом с моим, мы с ним начали общаться, а после подружились, я даже стала другом его семьи. Я узнала, как они с женой долго мечтали о ребёнке, но никак не получалось. И вот радость - Марина забеременела, и родился Дима. Лёша был на седьмом небе от счастья, души в сыне не чаял, да и мальчик был на редкость чудесным ребёнком - весёлым, потешным и умненьким.

Так мы и просидели с Лёшей в воспоминаниях и в вопросах: "а помнишь, а помнишь ..."
Я ушла грустная (от разговора и воспоминаний), но и радостная от того, что вывела Лёшу из оцепенения. Уходя, я обернулась в дверях  я увидела, что он смотрит мне в след и улыбается. Это был прежний мой хороший друг Лёшка.
Постепенно Лёша выправился, душевная рана затянулась, весёлый Дима перекочевал с рабочего стола компьютера в рамочку на столе и уютно пристроился среди рабочих папок.

Правда, Лёшина семейная жизнь пошла наперекосяк, смерть сына встала стеной между ним и Мариной, и вскоре они разошлись. Но зато у нас в редакции появилась очень симпатичная девушка с русой косой,  она и Лёша  приглянулись друг другу и стали встречаться.
Я не прерывала дружбу с Лёшей и после того, как ушла с той работы, и первая узнала, что Лёша и его новая подруга поженились.  А недавно у них родилась девочка с голубыми, как у мамы, глазами и тёмными  волосиками, как у папы.


©  Мита Пе, 2012