Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

Ария Надира - релакс для души.

Вообще-то, по натуре я оптимистка, но иногда у меня бывает "чёрный день" депрессии. Не знаю её причин, но при первых же признаках стараюсь изменить плаксивое настроение на положительно-устойчивое. В этом мне помогает классическая музыка - она всегда меня успокаивает и умиротворяет. Специально для душевной релаксации завела альбом с любимыми ариями. Одна из них - ария Надира "Je crois etendre encore" из 1-го акта оперы Ж.Бизе "Искатели жемчуга".

Ария чудесная, она восхищает меня нежностью, мягкостью, грустной лирикой, а замечательные голоса певцов-теноров делают её ещё прекрасней. У меня их четверо любимых – Лемешев, исполняющий на русском языке, Николай Гедда, Роберто Аланья и Роландо Виллазон - все трое на французском.

Лемешев поёт замечательно, да и русский язык мой родной, поэтому объяснение Надира о любви к Лейле звучит по-русски очень поэтично. Но всё же я предпочитаю слушать на французском. Особенно часто слушаю Роландо Виллазона. Его голос бесподобен – звучный, сильный, чистый, волшебно-красивый и очень подходит к образу Надира. Ведь Надир не влюблённый мальчик Ромео, а смелый и мужественный охотник, поэтому изъясняться сладким тенором (например, как у Тино Росси), ему, на мой взгляд, не пристало.


Роландо Виллазон (он же Вильясон) исполняет Арию (романс) Надира "Je crois etendre encore".


Помню, когда я только-только начинала знакомиться с оперным искусством, меня смущало в первом куплете арии Надира слово "сувенир" (souvenir), оно казалось мне странным и чужеродным, потому что сувенир в моём понимании означал ... предмет "на память", то есть вещь, напоминающая о каком-либо человеке или событии, а какой сувенир мог быть у охотника Надира, ведь не о шкуре убитого зверя он пел с такой нежностью? ))))

Je crois entendre encore
Cache sous les palmiers
Sa voix tendre et sonore
Comme un chant de ramiers.
Oh nuit enchanteresse
Divin ravissement
Oh souvenir charmant,
Folle ivresse, doux reve!

У Лемешева ни о каком сувенире я не слышала, у него Надир поёт о грёзах и желаньях, а по-французски это слово узнаваемо, так и лезет в уши, поэтому, когда "сувенир" достал меня своим повторением, я полезла во французский словарь, чтобы прояснить непонятное. И (ларчик просто открывался) я узнала, что французское слово "souvenir" означает: 1. существительное "воспоминание", "память", 2. глагол "вспомнить" и "напомнить".

А-ааа, вот где собака порылась! Оказывается, Надир сувенирит вспоминает о своей любимой девушке Лейле, с которой когда-то расстался, но которая осталась для него "charmant souvenir", приятным, но и болезненным воспоминанием. Это понятно, но так как слово из песни не выкинешь, то "сувенир" продолжает нервировать мой слух.

Но ничего, Charmant Souvenir и есть Charmant Souvenir!

Татьяна Ларина и важный генерал.

Моя настольная книга (потому что любимая) – это роман в стихах "Евгений Онегин" Александра Сергеевича Пушкина. Роман в первый раз был прочитан (и "пройден") в школе, но до сих пор я его читаю-перечитываю и местами помню наизусть. Сейчас, правда, читаю выборочно: беру в руки, раскрываю и начинаю читать с той страницы, с которой откроется ...
Последний раз книжка открылась на странице со строчками:

Что ж, матушка? за чем же стало?
В Москву, на ярманку невест!
Там, слышно, много праздных мест.


А-аа, понятно, это о том, как Татьяну Ларину увезли в Москву и выдали замуж ...
Как это было?
Сейчас залезу в историю замужества Татьяны и подкреплю её кадрами из художественного фильма-оперы (тоже любимого) "Евгений Онегин" выпуска 1958 года и парочкой рисунков Самокиш-Судковской Елены Петровны.


Самокиш-Судковская Е.П. Иллюстрация к "Евгению Онегину". Весенний сад.

[Spoiler (click to open)]
В январе-феврале 1822 года (хронология по Ю.М. Лотману) мать Татьяны Полина (по-русски Прасковья) Ларина увезла дочь в Москву на "ярманку невест", надо было хорошо пристроить старшую дочку, младшая Ольга уже была выдана за улана, который увёз её с собой в полк.

Ярмарка невест – значимое событие в жизни зимней Москвы. Пушкин отмечал в "Путешествии из Москвы в Петербург", что "Москва славилась невестами, как Вязьма пряниками".

Когда устанавливался прочный зимний путь, а в романе "Евгений Онегин" это было в январе-феврале, провинциальные помещики приезжали в столицу, везя дочек на ярмарку невест и мечтая удачно выдать их замуж.

В Москве Ларины остановились у родственницы, жившей в доме на углу Большого и Малого Харитоньевских переулков:

... У Харитонья в переулке
Возок пред домом у ворот
Остановился. К старой тетке,
Четвертый год больной в чахотке
Они приехали ...


Ярмарки невест, или показательные балы, устраивались в разных местах Москвы. Самые известные проходили в здании Благородного дворянского собрания на Большой Дмитровке, д. 1/6, (нынешний Дом Союзов), это была самая престижная московская ярмарка невест, на неё приезжали блестящие гвардейские офицеры и штатские женихи даже из Петербурга.

Не меньшего значения была ярмарка невест на Пречистенке в доме московского военного губернатора И.П. Архарова. Гостей туда съезжалось столько, что их кареты загромождали не только двор, но и ближайшие переулки.
Ярмарки также проходили в Университетском пансионе и в других знатных домах, так что женихи, бывало, успевали за один вечер посетить несколько балов.

Балы проходили строго по протоколу: ознакомительные танцы с понравившейся девушкой мог быть числом не более трёх, если больше, то считалось, что жених уже выбрал невесту и должен на ней жениться.

т3.jpg
Кадр из к/ф "Евгений Онегин"

Родители приезжали на бал с дочками и внимательно следили, кто с ними танцует. Тут же (своего рода цыганская почта) наводили о молодом человеке справки и узнавали, годится ли он в женихи. Жених с плохой репутацией браковался. Разумеется, со стороны женихов существовал такой же отбор, ведь им хотелось жениться пусть на некрасивой, но богатенькой.

Ещё существовали ярмарки будущих невест – девочек 14-16 лет, которые готовились в скором времени выходить в свет. Эти "детские" ярмарки-балы устраивал знаменитый танцмейстер П.А. Йогель, они проходили в здании на Тверском бульваре, 22 (сейчас МХАТ им. Горького). На балы юных девушек приходили взрослые мужчины, чтобы присмотреть себе будущую невесту.

Александр Сергеевич Пушкин таким образом высмотрел себе будущую жену Натали Гончарову, в которую моментально влюбился. Он танцевал с ней, и юная красавица произвела на поэта неизгладимое впечатление: "Я пленён, я очарован, я совсем оганчарован!"
Натали мало кто приглашал на танец, ведь за ней не обещали богатого приданого. Это было видно по её платью, ношеным перчатках и старым туфлям.

Ярмарки невест длились до начала Великого поста. Женихи, выбравшие себе невесту, приглашались в дом, где жених и невеста общались в присутствии родителей. Потом объявлялся день свадьбы, и родители облегчённо вздыхали: "Довольно. С плеч долой обуза!"
А кому в ярмарочный сезон не повезло, откладывали попытки счастья на следующий год.

Но бывали случаи, когда женихи не гнались за богатством, а пленились красотой и душевностью невесты, то есть влюблялись! Так было с Татьяной Лариной. Её мать ещё в своей усадьбе жаловалась гостям-соседям, что сильно поиздержалась, видимо, неплохое приданое отдали за Ольгу.

Соседи предложили взаймы, Ларина не отказалась, взяла деньги, приодела дочь и отправилась с ней в Москву на ярмарку невест, вручив дочь заботам опытных тётушек. Те привезли Татьяну на самую лучшую ярмарку – в Благородное собрание:

Ее привозят и в Собранье.
Там теснота, волненье, жар,
Музыки грохот, свеч блистанье,
Мельканье, вихорь быстрых пар,
Красавиц легкие уборы,
Людьми пестреющие хоры,
Невест обширный полукруг,
Всё чувства поражает вдруг.


В этой толчее невест (одна другой краше) Татьяну заметили (сердце подсказало?).
Пока "архивны юноши" оглядывали Татьяну в лорнеты и неблагосклонно шептались о ней, важный генерал выделил её из толпы других претенденток, оценив по достоинству красоту девушки и её скромное поведение:
Тётушки сразу же заметили интерес генерала к их милой Тане и толкнули её в бок:

И каждая шепнула ей:
— Взгляни налево поскорей. —
"Налево? где? что там такое?»
— Ну, что бы ни было, гляди...
В той кучке, видишь? впереди,
Там, где еще в мундирах двое...
Вот отошел... вот боком стал...
«Кто? толстый этот генерал?»

Слово "толстый" Пушкин использовал всего один раз, и хочется думать, что оно не относится к генералу-будущему-мужу, ведь она могла ошибиться и посмотреть на другого, ведь в "той кучке" было трое в мундирах. А если посмотрела именно на него, то он мог показаться ей толстым оттого,что мундир с генеральскими эполетами, шнурами-позументами и кучей орденов сделали его грудь массивной и произвели впечатление толщины.

А вот слово "важный" Пушкин использует не раз (в строфе 54, гл. 7 и в строфе 14, гл. 8), подчёркивая этим солидность чина генерала, а не его толщину и возраст.

В разговоре с Онегиным Татьяна сказала, что её "муж в сраженьях изувечен". Интересно, чтобы это могло означать? Хромал, лишился руки, был, как Кутузов, ранен в глаз? Возможно и так, только Пушкин подробности об увечье не сообщил.

Да и в опере "Евгений Онегин" Гремин прекрасно выглядит, не хромает, руки целы, глаза на месте и, вообще, свеж, бодр и счастлив. Будем считать, что слово "изувечен" Татьяна сказала в пику Онегину, мол, моя любовь так сильна, что могу полюбить человека и с увечьем! Хотя, увечье – это не обязательно ущерб внешнему виду, увечьем может быть и другая рана на теле, которую не видно под одеждой (Татьяне, как супруге, об этом лучше знать).

Более нигде в романе у Пушкина не говорится о ранах генерала и тем более об его увечьях. Пушкин вообще ничего не говорит об избраннике Татьяны, потому что от бала на ярмарке невест сразу переходит к балу, на который прибыл Онегин после возвращения из странствий.

Александр Сергеевич сам об этом пишет в послесловии в 8-й главе:
"... сие исключение, может быть и выгодное для читателей, вредит, однако ж, плану целого сочинения; ибо чрез то переход от Татьяны, уездной барышни, к Татьяне, знатной даме, становится слишком неожиданным и необъясненным."

Пробел между двумя балами заполнили авторы оперы: либреттист Константин Шиловский и сам Пётр Ильич Чайковский. Они ввели в сюжет нового героя – князя Гремина, того самого важного генерала, который поёт Онегину арию "любви все возрасты покорны". В тексте арии (а в романе от автора) Гремин говорит Онегину о "закаленному судьбой бойце с седою головой!" - это он о себе. Но седая голова не синоним слову "старыЙ".

Да, Гремин старше Татьяны, но не старик. В фильме-опере "Евгений Онегин" Гремина играет и поёт Иван Иванович Петров (Краузе). В фильме ему припудрили вихор и виски, но он не стал от этого седым, просто появилось симпатичное посеребрение волос, а оно бывает ранним. Петрову на момент съёмок было 38 лет, и я допускаю, что Гремину было столько же или даже меньше.

т8.jpg
Кадр из к/ф "Евгений Онегин"

Из войны 1812 года многие молодые офицеры вышли генералами. Вспомним Цветаеву "О, молодые генералы своих судеб!". Показательно и то, что Евгений Онегин ведёт себя с Греминым не как с почтенным стариком, а как с ровесником.

С Онегиным он вспоминает
Проказы, шутки прежних лет.
Они смеются.


Я думаю, Гремину (и важному генералу у Пушкина) было чуть за тридцать. По Лотману, Татьяна вышла замуж в 1822 году, в 19 лет. После окончания Войны 1812 года прошло 10 лет, и те офицеры, что на войне (и после) становились генералами, вполне могли и через 10 лет быть молодыми и неженатыми.

Насчёт молодости приведу в пример Арбузова Алексея Фёдоровича, русского генерал от инфантерии, участника войн против Наполеона, командира лейб-гвардии Павловского полка. Во время Войны 1812 года ему было 20 лет, а в 1822-м (год замужества Татьяны) соответственно всего лишь 32. Вполне подходящий жених!

Кстати, о генералах.
Генералы, приезжающие на ярмарку невест, по определению должны быть неженатыми, иначе ... неприлично-с!

А что такое генерал? Взять того же Арбузова - он генерал от инфатерии, то есть пехотный генерал. По табели рангов соответствовал 2-му классу с обращением "Ваше высокопревосходительство". Соответствовал чинам адмирала и действительного тайного советника. Зарплата больше 350 тысяч современных рублей. Мало? Отнюдь нет, к примеру во времена Пушкина кг говядины стоил 40 копеек, живая рыба от 20 до 60 коп., живой гусь 1 руб. 20 штука, кг пшеничной муки 20 коп., кг крупы от 15 до 50 коп и т.п.

К чину присовокуплялись всякие надбавки, да и крепостные крестьяне из деревенек неплохо пополняли генеральский бюджет.

Так что Татьяна сделала нужный выбор, ведь генерал куда лучше провинциальных соседей Буяновых, Петушковых и Пыхтиных ... Всем соседским женихам Татьяна ответила отказом, но на ярмарку невест поехать согласилась и не прогадала. Да и генерал, похоже, был обходительным и ласковым и, главное, любящим мужем.

т11.jpg

Онегин, я скрывать не стану,
Безумно я люблю Татьяну.


Любовные романы, прочитанные Татьяной, окутали её представление о мужчинах романтическим флёром, но жизнь показала настоящий характер и принципы этой русской женщины (Татьяна русская душою): здравомыслие, житейскую мудрость, верность, высокую добродетель.

Переживая свою первую любовь и храня её глубоко в душе, Татьяна, скрепя сердце, согласилась выйти замуж за нелюбимого человека, подчинившись слёзным уговорам матери. Ведь очень выгодная партия, грех отказываться!

Меня с слезами заклинаний
Молила мать; для бедной Тани
Все были жребии равны...
Я вышла замуж.


Вероятней всего, бедная Таня после замужества чувствовала себя так же, как её мать в разлуке с любимым Грандисоном:

Рвалась и плакала сначала,
С супругом чуть не развелась;
Потом хозяйством занялась,
Привыкла и довольна стала.


Как мудро заметил поэт, "привычка свыше нам дана: замена счастию она". Привыкла, тем более, что генерал оказался хорошим мужем. А вот образ Онегина Татьяна сохранила, как память о девичьей любви и как обиду о попрании её высоких чувств.

И нынче — боже! — стынет кровь,
Как только вспомню взгляд холодный
И эту проповедь...


Но вот Онегин явился и предстал перед ней ... да ещё стал признаваться в любви, требуя ответного чувства. Что делать? С одной стороны чувства к нему ещё живы, с другой – добрый муж, она к нему привыкла и даже по-своему полюбила, жаль его обидеть ...
Но как забыть жестокие, обидные для любой женщины слова:

Я, сколько ни любил бы вас,
Привыкнув, разлюблю тотчас;
Начнете плакать: ваши слезы
Не тронут сердца моего,
А будут лишь бесить его.


Когда Онегин после дуэли с Ленским уехал, Татьяна приходила в его дом, погружалась в мир его вещей, перебирала и читала его книги, обращая внимание на сделанные в них пометки, и поняла, что Онегин не тот, каким она его вообразила, что он "чудак печальный и опасный", "созданье ада иль небес", "сей ангел, сей надменный бес, Что ж он?"

И вот теперь этот чудак опасный и надменный бес пишет ей страстные признания в любви, а она их читает, плачет, но всё больше убеждается в том, что её надуманная девичья любовь уже прошла. Да, пока остался незажитый и болезненный след, но и он затянется.

В письме к Онегину Татьяна писала:

Смирив со временем (как знать?),
По сердцу я нашла бы друга,
Была бы верная супруга
И добродетельная мать.


Это время настало: она смирила чувства, нашла по сердцу мужа-друга и стала ему верной супругой. Насчёт добродетельной матери Пушкин ничего не сообщил, но ... какие её годы!

Так что, подчинившись матери и поразмыслив, разумная Татьяна приняла окончательное решение - Онегин в прошлом, а она "другому отдана и будет век ему верна!"

т12.jpg
Кадр из к/ф "Евгений Онегин"

Она ушла. Стоит Евгений,
Как будто громом поражен.
<...>
Но шпор внезапный звон раздался,
И муж Татьянин показался.


Пушкин мало рассказал о муже Тани, в последний раз упомянул о генерале в начале 8-й главы, но этот важный персонаж незримо присутствовал в романе и снова появился в самом конце, чтобы поставить точку в отношениях Татьяны и Онегина - finita la commedia.

А что Онегин?
.. он не сделался поэтом,
Не умер, не сошел с ума ...

а отправился путешествовать.


Самокиш-Судковская Е.П. Иллюстрация к "Евгению Онегину". Онегин в карете.


Какие б чувства ни таились
Тогда во мне – теперь их нет:
Они прошли иль изменились…
Мир вам, тревоги прошлых лет!

>
Да-ааа, Онегин, что имеем не храним, потерявши, плачем! ))))
</lj-spoiler

Мыши на батарейках.

В моей коллекции мышей/крыс есть три хрустальные мышки. Две на батарейках, а одна нет, поэтому речь не о ней. Светящиеся мышки на стеклянных подставках, в которые вмонтированы батарейки, поворачиваешь батарейку, и мышки начинают переливчато светиться - от голубого с оттеночным переходом к красному.
К сожалению, в видео эти цвета не отражают реальные, но можно поверить мне на слово - это ярко и красиво. Особенно в полутьме.
Когда мышки светятся, все остальные замирают в восхищении. Или от зависти. )))

Фото.
мыши900.jpg


Видео.

Русско-английский Онегин.

"А счастье было так возможно ..."

Я не раз писала в своём ЖЖ на тему "Евгения Онегина" и повторяла, что мой самый любимый фильм – это фильм-опера Романа Тихомирова "Евгений Онегин" 1958 года. В этом фильме соединились три мои любови:  Пушкин, Чайковский и опера.

Героев фильма-оперы Татьяну (Ариадна Шенгелая, поёт Галина Вишневская) и  Евгения Онегина (Вадим Медведев, поёт Евгений Кибкало) я считаю самыми лучшими  выразителями  пушкинского романа.   Поэтому вышедший в 1999 году британско-американский фильм  "Онегин" я смотреть не стала, заранее посчитав, что всё равно лучше нашего фильма ничего не будет. 

К тому же я читала отклики зрителей о фильме "Онегин", большинство которых отзывались о фильме отрицательно, мол, иностранцы  никогда не поймут  загадочную русскую душу и всё переврут на свой лад. Встречались и положительные отклики.

Оказавшись, как обычно, меж двух огней зрительских суждений,  я всё же решилась (после нескольких лет  выжидания)  посмотреть этот фильм.

Начала смотреть с некоторым опасением и предубеждением, но, как ни странно, фильм понравился.  Даже очень понравился. 

Великолепные Рэйф Файнс и Лив Тайлер  создали  потрясающие образы пушкинских героев, не похожих на привычных наших, но очень человечных.  

Последнее свидание.
Последнее свидание.
Collapse )

Как не опоздать на жизнь. Мысли вслух.

Обожаю, когда, читая что-нибудь одно, ощущаю в себе желание "растекашиться мыслию по древу", то есть оттолкнуться от прочитанного и залезть в тему поглубже. Как звенья в цепочке цепляются друг за друга, так за одной мыслью рождается другая, а один образ вызывает массу других.
Например, читаю стихотворение П.А.Вяземского "Первый снег":

Кто может выразить счастливцев упоенье?
Как вьюга легкая, их окриленный бег
Браздами ровными прорезывает снег
И, ярким облаком с земли его взвивая,
Сребристой пылию окидывает их.
Стеснилось время им в один крылатый миг.
По жизни так скользит горячность молодая,
И жить торопится, и чувствовать спешит!

Последнюю строчку из стихотворения Вяземского Пушкин взял эпиграфом к "Евгению Онегину". У Вяземского эта фраза понятна: она об "упоенье счастливцев" на "празднике зимы", которые "по льду свистящему кружатся и скользят".

А Пушкин узрел в этой фразе глубину отношения к человеческой жизни. И само стихотворение Вяземского, похоже, Пушкину нравилось, он даже упомянул о своём друге в пятой главе "Евгения Онегина":

Согретый вдохновенья богом,
Другой поэт роскошным слогом
Живописал нам первый снег
И все оттенки зимних нег;
Он вас пленит, я в том уверен,
Рисуя в пламенных стихах
Прогулки тайные в санях...

У Александра Сергеевича ничего нет просто так, и цитата из Вяземского "и жить торопится и чувствовать спешит" выражает суть жизни Евгения Онегина. Я объясняю это так: Онегин не оценил подарка судьбы в виде любви Татьяны, так как торопился жить и чувствовать, т.е. брать от жизни как можно больше, а бедная Татьяна не входила в число его интересов/удовольствий и была случайным эпизодом в его жизненном беге.

Понятно, когда бежишь, всегда рискуешь пробежать мимо главной ценности жизни. Часто бывает, потом понимаешь это и кусаешь себе локти, но вернуть упущенное уже нельзя. Так и случилось с Онегиным.
Из последнего диалога Татьяны и Евгения:

ОНЕГИН: Нет! Нет! Нет! Нет!
ТАТЬЯНА: Довольно!
ОНЕГИН: О, молю: не уходи!
ТАТЬЯНА: Нет, я тверда останусь!
ОНЕГИН: Люблю тебя, люблю тебя!
ТАТЬЯНА: Оставь меня!
ОНЕГИН: Люблю тебя!
ТАТЬЯНА: Навек прощай!
ОНЕГИН: Позор!.. Тоска!.. О жалкий жребий мой!

Позор, тоска ... проскочил, промчался Евгений "без цели, без трудов" мимо своего счастья! Жалко его, но что поделать, сам виноват!
Народная мудрость учит: "Поспешать надо медленно". За спешку по жизни и погоню за удовольствиями можно заплатить непомерную цену. Все это знают, но кого это останавливает? Жизнь скоротечна и надо успеть ухватить как можно больше. Жить медленно, по мнению многих, - удел стариков.

Тут, по цепочке, вспоминается примечательный диалог из мультфильма "Паровозик из Ромашкова":

Пассажир: Что за безобразие! Мы же опоздаем на станцию!
Паровозик: Да, ну и что ж… Но если мы не увидим первых ландышей, то мы опоздаем на всю весну!
Мальчик-пассажир: Он здесь! Вот он.
Паровозик: Тихо. Тихо.
Пассажир: Ну что ж это такое? Мы же совсем опоздаем!
Паровозик: Да. Но если мы не услышим первых соловьёв, то мы опоздаем на всё лето!
Пассажир: А почему сейчас стоим?
Паровозик: Рассвет!.. каждый рассвет единственный в жизни!
Пассажир: Ехать пора. Ведь мы опоздаем.
Паровозик: Да. Но если мы не увидим рассвет, мы можем опоздать на всю жизнь!

Опоздать на весну, на лето, на целую жизнь ... Всё важно, но обращать внимание на мелочи (первые подснежники, первые соловьи) просто нет времени. Вопрос, достойный Гамлета: у него "быть или не быть", у меня "качество или количество"?

Так получилось в моей жизни, что я всегда уходила в отпуск в июле: разгар лета, день рождения, земляника в лесу... Но однажды пришлось уйти в отпуск в конце мая с заходом на первый летний месяц июнь.
Я уехала на дачу и была ошеломлена.
Я увидела многое дотоле мне неизвестное: как распускаются почки, как низко над землёй летают толстые майские жуки, увидела живые цветы, знакомые ранее только по картинкам, увидела, как цветёт барвинок (думала, он вообще не цветёт), наблюдала, как отъедаются голодные за зиму шмели, как синицы учат птенцов летать, услышала, как поют соловьи ...

Я застала весну и не опоздала на лето, а всё потому, что не в своё время ушла в отпуск! А могла бы не увидеть, могла бы узнать ... Много ли я потеряла?

Почему-то люди стараются бежать вперёд, пока ноги бегут, глаза видят, уши слышат, а разум воспринимает, а на "остановиться, оглянуться" нет ни времени, ни желания. Совсем, как в песне:

А годы летят, наши годы,
Как птицы, летят,
И некогда нам оглянуться назад.

Кажется, остановишься, и жизнь сразу остановится, и наступит старость, когда уже ничего не захочется! А сколько ещё не увиденного, не изученного, не прочувствованного!
Онегин и "жить торопился" и "чувствовать спешил", и пробежал, не почувствовав, самое ценное в жизни - любовь!

Букет не для радости.

Срезанные цветы в букете, конечно, радость, но когда они стоят в вазе и начинают тихонько умирать, это ужасно. Мне их очень жалко. И вообще, радость от подаренных цветов кратковременная, примешь, порадуешься, сунешь нос в середину, вдохнёшь аромат - и всё. Далее одни страдания, цветы вянут, осыпаются, и смотреть на это тяжело. У меня на даче полно цветов, живых и ароматных, вот ими я любуюсь, и они умирают естественно и незаметно. Со срезанными не то. Жестоко срезать красоту ради минутного удовольствия, ещё более жестоко любоваться умирающими цветами.
В общем, я сделала ход конём - решительно предупредила родных и друзей, чтобы НЕ дарили мне букеты.
Все послушно стали исполнять мой каприз. Но на недавние именины я всё-таки получила с курьером букет разноцветных роз.

IMG_20190126_131739.jpg

Теперь он стоит на подоконнике на кухне, и я вынуждена на него смотреть. Розы, как нарочно, свежайшие и не думают вянуть. Я каждое утро их осматриваю и ищу признаки увядания. Это ожидание доставляет мне душевные муки. Шопен тоже не любил срезанных цветов и плакал над каждым умершим бутоном. Мы с ним в этом отношении родственные души.

Понимаю, цветы дарят от души, и кто-то любит их получать, а я вот ... решила, что не люблю. И думаю, никогда не любила и лишь недавно это поняла.
Да и память неуклюже подсовывает цитату из Ремарка: "Цветы всё покрывают. Даже могилы".
Может, кто-то испытывает ко мне чувство вины?

Мысли вслух о чувствах и эмоциях.

Как-то раз, разбирая и пылесося книжные шкафы, я нашла в скучной философской книжке несколько старых писем. Почерк на конвертах я узнала - это был мой почерк, и письма писала тоже я. Не себе, конечно, а мужу, тогда ещё жениху. В ту пору я увлекалась эпистолярным жанром и считала, что рассказать о своих чувствах лучше письменно, чем говорить о них по телефону или лично.

Каждое письмо лежало в своём конверте, но листки были сложены вчетверо, а я складываю пополам, и, судя по затёртым сгибам, они были прочитаны не один раз. Да и конверты лохматились от частого открывания и закрывания.

Я их, конечно, прочитала. Муки совести меня не мучили, и вопросы этики не стояли - раз письма писала я, то они наполовину мои, значит, имею право. Моё любопытство подогревало желание узнать, что же такое я там понаписала, что муж не только сохранил эти письма, но даже их перечитывал!

Письма были о любви. О той, в которой живут звёзды, запах сирени, журчанье ручья, рассветы и закаты, песни птиц ... Я читала и удивлялась, какие красивые слова я тогда находила, сколько нежности в них вкладывала, какие метафоры употребляла и какими образами мыслила!!!

Любопытство я удовлетворила, но удовольствия не получила.

Понимаю, влюблённость делает людей сумасшедшими, да и сама любовь – сумасшествие. Как раз о такой любви писала Белла Ахмадулина:
С ума схожу.
Иль восхожу
к высокой степени безумства.

Высокая, высочайшая степень, но безумство же!

Я помню, как писала те письма, тогда во мне бушевали чувства. Это я думала, что чувства, теперь понимаю, что я давала волю эмоциям.

Чувства всегда молчат, кричат лишь эмоции. Они - словно нескончаемая струя воды из незакрытого крана. Воды! Эмоции - это вода, они всегда выражают одномоментность переживания, в то время как чувствам не нужны потоки слов, они озвучиваются двумя-тремя или совсем никак.

Например, можно сказать "я тебя люблю" - это будет выражение чувства. А описание "как люблю" - это уже эмоции. Любое чувство, будь оно любовь, ненависть, сострадание или какое другое, всегда молчаливо - кричат, смеются или плачут только эмоции.

В те годы я не понимала эту разницу, поэтому моё выражение любви-чувства было чересчур эмоциональным. Я читала письма и испытывала неловкость за себя, типа, чего это я расходилась, чего раскудахталась! )))

Нет, я не против эмоций, они показывают степень ощущаемого чувства и необходимы человеку. Например, когда Каварадосси исполняет арию "Звёзды меркнут", я испытываю такие сильные чувства, что эмоции зашкаливают ... )))
Чувства наполняют душу жизнью, а эмоции показывают степень её наполненности ...

Зря я заглянула в тот чемодан, стоял он и стоял, никому не мешал ... А я вот заглянула, нашла, прочитала и ощутила в себе неприятное чувство, словно посмотрела в чужую замочную скважину.

Понимаю, это я по молодости излишне душевно обнажалась, а это плохо, потому что от сильных эмоций чувства испаряются. Не сразу, конечно, но эта опасность существует!

Наверное, в молодости сила чувств уравновешивает силу эмоций, и сие кажется нормальным и искренним. Похоже, мой будущий муж почувствовал мою искренность, потому и сохранил мои листочки. Возможно, они ободряли его, вливали силы, согревали ... что ж, хорошо, коли так.
Но ... жаль, что я их прочитала.

Всё-таки чужое, даже если оно наполовину моё, всегда чужое, и не надо его трогать, потому что в награду будет только разочарование от собственной эмоциональной невоздержанности.

Попрыгунья Чехова.

"О женщины! Ничтожество вам имя!"

На днях перечитывала Чехова.
Захотелось для самой себя обрисовать суть Ольги Ивановны, героини рассказа "Попрыгунья", но коротко не получалось, а длинно не хотелось. В таких случаях на ум приходит известное высказывание Чехова о том, что "краткость сестра таланта". Так и вижу перед глазами эту парочку, краткость и талант … идут рядком, неразрывные, как графини Вишни, и не оторвать одно от другого.

Если говорить об Ольге Ивановне чужими словами, то к месту цитата из того же рассказа:

"Служил науке и умер от науки. А работал, как вол, день и ночь, никто его не щадил, и молодой ученый, будущий профессор, должен был искать себе практику и по ночам заниматься переводами, чтобы платить вот за эти… подлые тряпки!
И Коростелев поглядел с ненавистью на Ольгу Ивановну…"

Благородный Коростелёв не мог прямо обвинить Ольгу Ивановну в том, что она своим легкомысленным поведением довела мужа до смерти. И я не могу. Вернее, могу, но тогда получится длинное школьное сочинение на тему "Что такое хорошо и что такое плохо". А хочется коротко и ясно!

Поэтому обращусь "за помощью к другу" и приведу другую цитату - из Артура Шопенгауэра. Он, конечно, был злой человек в отношении женщин, и с его высказыванием я бы поспорила, но к описанию Ольги Ивановны оно подходит идеально:

" …женщины не имеют ни восприимчивости, ни истинной склонности ни к музыке, ни к поэзии, ни к образовательным искусствам; и если они предаются им и носятся с ними, то это не более как простое обезьянство для целей кокетства и желания нравиться. "

А можно сказать ещё злее, как в заголовке этой записи.
"Женщины, ничтожество вам имя!" - так в 1837 году перевёл слова Гамлета известный русский литератор Николай Полевой. В оригинале выражение звучит вполне безобидно Frailty, thy name is woman!, и многие переводчики "Гамлета" переводили слово Frailty по-разному: смиренность, покорность, хрупкость, бренность, изменчивость, непостоянство, вероломство, ничтожность, суетность, бессильность, непрочность, но Полевой превзошёл всех своим уничтожающим "Ничтожество!".
Убил так убил!

Что интересно, именно перевод Полевого остался в народной памяти и превратился в афоризм. Наверное, в этом заслуга мужчин-сексистов, которые стали использовать его, как уничижительный аргумент в борьбе против женщин за первенство полов.

Но, повторяю, Frailty как "ничтожество" непримеримо к Ольге Ивановне.
Она не ничтожество, и её нельзя осуждать за характер. Её вина лишь в том, что она вышла замуж, не любя Дымова. А выходить замуж (и жениться) без любви нельзя! Рано или поздно "ружьё выстрелит". И не только ранит, но и убьёт!

Цицерон сказал: "Легкомыслие свойственно цветущему возрасту".
Пока Ольга Ивановна была "в цветущем возрасте"», она бездумно "рвала цветы удовольствия", нарушая законы супружеской жизни и впадая в "грех прелюбодеяния".

Когда Дымов умер, "Ольга Ивановна вспомнила всю свою жизнь с ним, от начала до конца, со всеми подробностями, и вдруг поняла, что это был в самом деле необыкновенный, редкий и, в сравнении с теми, кого она знала, великий человек".

А ещё она поняла, что не только дифтерит, но и она сама виновата в смерти мужа. Она ощутила, что "из пустой прихоти, из баловства, вся, с руками и с ногами, вымазалась во что-то грязное, липкое, от чего никогда не отмоешься…"

В конце рассказа Чехов оставляет читателям надежду, что Ольга Ивановна всё-таки "отмоется", осознает бессмыслицу своего порхания по жизни и выправит к ней своё отношение. Умер отец, умер муж, отверг любовник ... сколько ещё потерь должно пройти, чтобы "мозги" Ольги Ивановны встали на место?

О, жалкий жребий мой или Онегин-растяпа.

Ещё раз посмотрела любимый фильм-оперу "Евгений Онегин" 1958 г. Читая роман, воображением представляю себе всех героев, их жесты, выражения лиц, мимику, даже слышу их голоса и интонации ... но в фильме выразительных возможностей больше. Вот, например, диалог Татьяны и Евгения в их прощальной встрече, сцена сама по себе драматична, но дополненная мастерством актёров, певцов, изумительной музыкой Чайковского, она становится одной из самых волнующих в фильме.

Сколько в этой сцене чувств, эмоций, слёз, волнений! Татьяна и Онегин объясняются, а я переживаю за них, и не знаю за кого большее. Жалко бедную Татьяну, жалко Онегина, какой-то он нерешительный, ведёт себя как неопытный мальчишка. Сколько моментов им упущено, когда надо было просто схватить её в объятия и не отпускать ... ведь иногда и силу применить к месту! Татьяна ему так прозрачно намекает: "счастье было так возможно, так близко", а он всё не понимает и не понимает ...

Татьяне даже пришлось говорить открытым текстом: "зачем скрывать, к чему лукавить, я вас люблю ..."
Наконец-то понял, обрадовался: "что слышу я, какое слово ты сказала, о, радость, ты жизнь моя, ты прежнею Татьяной стала!"

Прежнею! Значит, той, которая написала в письме: "О воля неба! Я твоя!"

ТВОЯ, Онегин! Сказано яснее ясного. А сейчас она опять повторила, что любит его. Ещё чуть-чуть, и пришло бы любовное соглашение, но Онегин-олух на радостях опять стал учить её жизни:

"Вся жизнь твоя была залогом
соединения со мной,
и знай, тебе я послан богом,
до гроба я хранитель твой,
не можешь ты меня отринуть,
ты для меня должна покинуть
постылый дом и шумный свет,
тебе другой дороги нет!"

Лучше бы молчал! "Тебе я послан богом, знай, ты не можешь, ты должна ..."
Татьяна уже выслушивала подобное нравоучение, спасибо, больше не надо!

Да, и Онегин остался прежним, хоть полюбил, но не изменился. Упустил ещё одну возможность. Татьяна справилась с приступом любви и вновь обрела решимость: "нет, нет, прошлого уже не воротить". И, как щитом, прикрылась словами: "но я другому отдана и буду век ему верна!".
Эх, Онегин, Онегин... ну ты и растяпа!

Фрагмент из фильма-оперы "Евгений Онегин" - Татьяна и Онегин, последняя встреча.

Татьяна Ларина - Ариадна Шенгелая, поёт Галина Вишневская.
Евгений Онегин - Вадим Медведев, поёт Евгений Кибкало.

О "Крейцеровой сонате" Льва Толстого

"Да, свинья я был ужасная и воображал себе, что я ангел."
Из повести ...


Вслед за "Анной Карениной" я прочла "Крейцерову сонату" Л.Н. Толстого. Толстой, как писатель, великолепен, утончённо, умно и убедительно пишет о душевных терзаниях Позднышева, деликатно обрисовыает "скользкую" тему половых отношений мужчины и женщины, задаёт и отвечает на вопросы о нравственности брака и семьи и так далее.Как писатель, знаток человеческих душ, мне Толстой всегда нравился, но ... я была далека от этой темы, и сюжет повести меня не занимал.

Когда читала, то думала о другом. Памятуя о недавно (трижды) прочитанном романе "Анна Каренина", я проводила параллель между героями обеих книг - Карениным и Позднышевым. Вот, думала я, как поступил бы Алексей Каренин, если поддался бы ревности и "наказал" проштрафившуюся жену. Но Толстой наделил Каренина высшим чувством христианского всепрощения, чего не скажешь о мелочном, себялюбивом и ревнивом Позднышеве.

"Анну Каренину" Толстой написал раньше, чем "Крейцерову сонату". Могу предположить, что Толстого, как и меня, тоже мучала мысль, что Каренин изображён уж очень святым. Жена открыто ему изменяла, а он терпел и прощал. У Позднышева жена не изменяла вообще, а он взял и прирезал её - вот реакция обычного человека (тоже христианина) на порок!

Прежде чем читать, я послушала Крейцерову сонату Бетховена. Музыка потрясающая, и я верю, что она могла зародить в Позднышеве муки ревности. Возможно, именно по этой причине Толстой дал своему произведению такое название - в повести есть эпизод, где Трухачевский и жена Позднышева играют сонату вместе - он ведёт партию скрипки, она партию рояля, а Позднышев в этот момент исходит ревностью.

Сама повесть мне не понравилась. Тема ревности и брака без любви мне неинтересны, поэтому читала лишь из уважения ко Льву Николаевичу.
Чтобы составить себе полнейшую картину, посмотрела фильм 1987 года, где в роли Позднышева Олег Янковский. Фильм тоже не понравился. Наблюдать две серии, в которых несчастный Позднышев на пустом месте взращивает свою ревность - сил моих не было. Досмотрела лишь из уважения к Олегу Янковскому.

Потом посмотрела чёрно-белый фильм 1914 года - вот это мне понравилось. Коротко, ясно и самое главное. Пришёл, увидел и победил убил. Замечательно!

А.П.Чехову повесть тоже не понравилась, но по другой причине (в отличие от моей)
Отрывок из письма Чехова: "Суждения Толстого о сифилисе, воспитательных домах, об отвращении женщин к совокуплению и проч. не только могут быть оспариваемы, но и прямо изобличают человека невежественного, не потрудившегося в продолжение своей долгой жизни прочесть две-три книжки, написанные специалистами".

К Толстому приходило так много писем с осуждением его повести, что он был вынужден написать объяснение в её защиту - http://rvb.ru/tolstoy/01text/vol_12/01text/0285.htm