Category: литература

.

Для нормального общения держу в памяти нижеследующие изречения.
[ниже цитаты-поддержки]
1. Гоголь Белинскому:
"… нет двух человек, согласных во мненьях об одном и том же предмете; что опровергает один, то утверждает другой".

2. Фаина Раневская:
Хрен, положенный на мнение окружающих, обеспечивает спокойную и счастливую жизнь.

3. Жорж Сименон:
Реакция человека на какое-либо утверждение может рассказать о нем много больше, чем ответ на четко сформулированный вопрос.

4. ИМХО.
IMHO (in my honest opinion) интеллигентно переводится, как "мое искреннее мнение".
Но мне больше нравится прямолинейный русский перевод: "Имею Мнение - Хрен Оспоришь".


Всё вышеизложенное и цитату из Виктора Пелевина (ниже) надо помнить, когда мы приходим в виртуальную сферу:
"Человек всегда выходит в сеть с предвкушением, что он сейчас выловит из океана информации нечто ценное, интересное и нужное. И что происходит через три-четыре часа? Он встаёт из-за монитора с чувством, что через его душу пронеслось стадо свиней".

О пьесе "Кража" Джека Лондона.

Прочла первую и единственную пьесу Джека Лондона "Кража".
Написанная в 1910 году, она поднимала завесу над "трудовой деятельностью" всемогущих магнатов, которые посредством своих миллионов держали в подчинении правительство и сами были правящей властью.
Джек Лондон ярко и даже взволнованно изложил свои взгляды устами главной героини пьесы Маргарет Чамберс, дочери всемогущего олигарха Энтони Старкуэтера.

Самому Джеку Лондону пьеса очень нравилась, и он хотел увидеть её поставленной в театре, но театральные агентства Нью-Йорка отказались её принимать по причине ярко выраженных политических взглядов. Интересно, а чего хотел Лондон? Герой его пьесы Говард Нокс открыто говорил, что всё вокруг существует на деньги магнатов, все покупаются и продаются, так кто же будет свидетельствовать против себя?! Конечно, пьесу завернули, и при жизни Джек Лондон так и не увидел её на сцене.
Collapse )

Сквер Пушкина обживается ...

То, что сквер (с памятником, цитатами и графическими силуэтами) посвящён Пушкину, народ не останавливает. Свято место пусто не бывает, сегодня увидела у скамейки пакет с мусором, хотя мусорка как раз за углом дома. Никакой почтительности ни к Пушкину, ни к чистому и аккуратному скверику ... Хорошо, что хоть ни к самому памятнику, ни к памятному камню не подбросили. Но ... лиха беда начало!

IMG_20191113_132103_HDR.jpg

Стихотворение к картинке В.Губарева.

Этот пост посылается вдогонку вчерашнему стихотворению. Хорошо, когда женщина легко расстаётся с некогда близким человеком, но, если она действительно Его любила, то эта лёгкость напускная. Даже если Она сама указывает бывшему любимому на дверь, всё равно в её душе бушуют страсти: боль, обида, желание прогнать и ещё большее желание вернуть. И хочется по-цветаевски завопить: "мой милый, что тебе я сделала?!" Но останавливает безотчётное понимание того, что прежнее уже не восстановить, как нельзя склеить разбитую чашку. Склеить-то можно, но пользоваться нельзя.

Стихотворение ниже написано мной давно, в сентябре 2010 года. А картинку В. Губарева я подобрала недавно. Возможно тема картины оптимистическая (жена ждёт мужа с работы), но я увидела в ней печальные признаки одиночества (сетка в телевизоре вместо мыльного сериала, ребёнок, забытый на горшке, застывшая на полпути ко рту рука с чашкой, стенка без свадебной фотографии). Захотелось увидеть эту женщину гордой и сильной духом, которая выставила никчемного мужа за порог, следуя совету Омара Хайама: "Уж лучше голодать, чем что попало есть, И лучше одному, чем вместе с кем попало!" Вот про таких женщин это стихотворение!



Уходя, уходи.

Льют осенние дожди,
мокрая трава...
"Уходя, уходи" -
точные слова.
"Уходи" как слово "нет".
Нет – и всё закрыто!
Зарастёт травою след,
будет всё забыто.
Уходя, уходи,
сердце перебьётся
даже если "подожди"
воплем понесётся,
даже если выбью дверь,
чтоб тебя вернуть,
уходи и мне не верь
и не обессудь.
Пусть осенние дожди
льются на удачу.
Ты уходишь? Уходи.
Я уже не плачу.

29.09.2010.
Цикл стихов "Чёрная полоса". Автор Mitape.

Иллюстрация - художник Валентин Губарев.

Любовь Дмитриевна Блок. Портрет жены поэта.

Посещение Музея Блока в Петербурге, подвигло меня на расширенное знакомство с биографией поэта. Если о нём самом я более/менее знала, то о его супруге Любови Дмитриевне имела скудное представление. В музее в комнате Любови Дмитриевны я обратила внимание на её живописный портрет, висевший над роялем. Портрет написан художницей Татьяной Николаевной Гиппиус, сестрой поэтессы Зинаиды Гиппиус.

Конкретно сам портрет я не фотографировала, ибо для меня было важнее ощутить атмосферу "гнёздышка" Любови Дмитриевны, которая (атмосфера) рассказала бы мне о ней больше, чем облик на портрете. Но сам портрет я внимательно разглядела, и внешность Л.Д. мне понравилась - она была красивой женщиной. Но её красота не была утончённо-воздушной или романтически-поэтичной, в ней ощущалась чувственная сила.

8-ROYL.jpg
Уголок комнаты Любови Дмитриевны.

"Они сошлись, волна и камень!" Мне стало интересно, почему утончённый, одухотворённый и тонко чувствующий Александр Александрович выбрал в жёны именно эту женщину? Блока любили многие поклонницы, преклонялись перед ним, боготворили и уважали, он легко мог влюбиться в любую женщину, которую пожелал бы, так почему его привлекла красивая, но приземлённая Любовь Менделеева?


[Spoiler (click to open)]
На мой вопрос ответил Михаил Васильевич Бабенчиков (советский искусствовед, критик, писатель, поэт, художник). В воспоминаниях о Блоке он написал: "Чисто внешне и по крайне своеобразному складу своего характера Л.Д. была, очевидно, тем женским типом, который наиболее отвечал основным требованиям, предъявлявшимся Блоком к "спутнице жизни".

То есть к чисто внешним данным Л.Д. поэтическая натура Блока добавила соответствующее внутреннее содержание. Подобное часто бывает у влюблённых.

Тот же Бабенчиков говорил о Л.Д.: "Крупная, высокая, с румяным лицом и тяжелым узлом бронзовых волос, жена Блока резко характерными чертами наружности сильно напоминала своего знаменитого отца. У Л.Д. были узкие отцовские "монгольские" глаза, строгий, исподлобья взгляд которых соответствовал ее волевому складу, и "отцовская" сутулая посадка плеч."

Считается, что сыновья выбирают в жёны женщин, похожих на свою мать, но мать Блока Александра Андреевна (по воспоминаниям Бабенчикова и других) ... "не отличалась красотой. Маленькая, худенькая, с болезненно грустной улыбкой на блеклом лице, она привлекала лишь мягким выражением умных глаз и той нежностью, с которой смотрела на сына."

А Андрей Белый вспоминал: "Мать Блока – такая какая-то… Какая же? Да такая какая-то – нервная, тонкая, очень скромно одетая (в серенькой кофточке), точно птичка, – живая, подвижная, моложавая ..."

Хотя Блок сильно и нежно любил свою мать, в жёны он взял её прямую противоположность - женщину крупную, физически сильную, рослую и румяную (коня на скаку остановит).

Так бывает. Обычно это женщины мечтают о сильном мужском плече, но, получается, что Александр Блок тоже пожелал иметь подругу по жизни крепкую и решительную, не в пример себе. Сам он был застенчивый, "в высшей степени деликатный и воспитанный", аккуратный и щепетильный, любое дело доводил до конца. В то время как Любовь Дмитриевна (по Бабенчикову) "...всю жизнь металась от одного дела к другому, чего-то искала и попеременно увлекалась то изучением старинных кружев, то балетом, то цирком, то чем-то еще, на что уходили не только ее силы и средства, но и ее несомненная природная даровитость. Подобная, крайне ненормальная семейная обстановка губительно отзывалась на самом Блоке."

Как поэт и мистик, Блок верил в "идею вечной женственности" и увидел её воплощение в Любови Дмитриевне. Соединив земное и божественное, Блок стал поклоняться Прекрасной даме, Таинственной Деве и Вечной жене, олицетворением которых стала Любовь Дмитриевна.

Но Прекрасной дамой Л.Д. видел только Блок, остальные отказывались находить в ней символ вечной женственности. Писательница Мария Андреевна Бекетова, тётка Блока по матери, писала в дневнике о Л.Д.: ее "вечная женственность", по-видимому, чисто внешняя. Нет ни кротости, ни терпения, ни тишины, ни способности жертвовать. Лень, своенравие, упрямство, неласковость..."

Любовь творит чудеса, а Блок смотрел на Л.Д. влюблёнными глазами. Надежда Павлович (поэт, переводчик, критик) вспоминала: "Александр Александрович до конца сохранил мистическое представление о ее сущности, видел черты Прекрасной Дамы в этих огрубевших чертах. Он говорил: "Я — что! Вот Люба-то гениальна": не как артистка, конечно, и не как поэтесса (он знал цену ее искусству!), а гениальна, как носительница мировой души в соловьевском смысле и просто как воплощение жизненности, органической и самодовлеющей."
Это и есть секрет блоковской любви.

Любовь Дмитриевна, будучи человеком с трезвой психикой, отказывалась соответствовать выдуманному Блоком образу, чем ввергала его в отчаяние, вызывавшее мысли о самоубийстве. А Любовь Дмитриевну "доставало" нежелание Блока видеть в ней земную женщину, она даже порывалась порвать с ним отношения.
Но когда Блок сделал ей предложение, она приняла его. Как не принять! Александр Блок был хорош собой, учтив, воспитан, знаменитый поэт.

Телесно и душевно здоровая Любовь Дмитриевна ждала от мужа подтверждения любви и в интимных отношениях, но Блок не желал "осквернить" физическим действием свою Прекрасную даму, боясь, что плотские отношения разрушат их душевное родство. Он боялся, что физическая близость неизбежно приведёт к их расставанию, а об этом Блок даже не помышлял. Но муж и жена были молодыми людьми и, конечно, вступали в интимные отношения, но они были эпизодическими, а через четыре года после свадьбы прекратились совсем.

После этого семейная жизнь стала ползти по швам. Любовь Дмитриевна пробовала объясниться с мужем напрямую, но он увиливал от объяснений. А тут ещё в их жизни возник Андрей Белый. Образовался истерично-неустойчивый треугольник, из которого никто не видел выхода.

Любовь Дмитриевна стала злой и раздражительной, отыгрывалась на матери Блока, та жаловалась сыну, Блок вставал на сторону матери и обижался на жену, Белый устраивал истерики и заражал ею остальных. Когда Белый объяснил Блоку своё чувство к его жене и потребовал развода для Л.Д., тот "умыл руки", предоставив жене самой принимать решение. Она тоже уклонилась. В августе 1906 года после встречи "на троих" Блоки и Белый решают разбежаться на год, чтобы в разлуке охладить отношения. За год Л.Д. избавилась от чувств к Белому и объявила ему об этом.

Но близкие отношения у Блоков так и не появились. Они пошли по своим линиям жизни, оставаясь рядом. Блок находил удовлетворение мужских желаний в случайных связях, Л.Д. также впадала в кратковременные романы.

Любовь Дмитриевна пыталась наладить совместную жизнь, становилась то доброй и кроткой, то опять раздражалась. Срывалась на матери Блока, скандалила, Блок даже подумывал отселиться в отдельную квартиру.
Так и жили, мучая друг друга.

Л.Д. постоянно просила его о разводе, хотя была уверена, что он развода не даст и её не бросит, так как продолжал любить и ему было нужно, чтобы его Прекрасная дама была рядом. Особенно в самые трудные минуты его жизни!



Блок отдавал себе отчёт, что именно он причина их сложной семейной жизни, он мучился чувством вины, терзался угрызениями совести, доходящими до отчаяния. Все эти душевные муки физически отражались на состоянии его сердца (в конце концов приведшие к гибели).

18 февраля 1910 года А.А. Блок записал в дневнике:
"Люба довела маму до болезни. Люба отогнала от меня людей. Люба создала всю эту невыносимую сложность и утомительность отношений, какая теперь есть. Люба выталкивает от себя и от меня всех лучших людей, в том числе – мою мать, то есть мою совесть. Люба испортила мне столько лет жизни, измучила меня и довела до того, что я теперь. Люба, как только она коснется жизни, становится сейчас же таким дурным человеком, как ее отец, мать и братья. Хуже, чем дурным человеком – страшным, мрачным, низким, устраивающим каверзы существом, как весь ее поповский род. Люба на земле – страшное, посланное для того, чтобы мучить и уничтожать ценности земные.
Но – 1898–1902 ‹годы› сделали то, что я не могу с ней расстаться и люблю ее."

Понимая свою болезненную любовную привязанность к жене, Александр Александрович однажды сказал, что в его жизни были и будут "только две женщины – Люба и все остальные".

Надежда Александровна Павлович писала в "Воспоминаниях о Блоке" как увидела обоих в спектакле: "Любовь Дмитриевна — совсем юная, в костюме Офелии, — стоит лицом к зрителям, освещенная направленным на нее рефлектором, а Блок — Гамлет, почти в профиль к зрителям, коленопреклоненно созерцает ее. У обоих удивительные лица. <…> я поняла: дальше могла быть целая жизнь трагических и непоправимых ошибок, падений, страданий, но незабвенно было для поэта единственное — то, что когда-то открылось ему в этой девочке".


В последние годы жизни Любовь Дмитриевна написала воспоминания "И быль, и небылицы о Блоке и о себе".
Скончалась в Ленинграде в 1939 году в возрасте 57 лет.

Из детства Александра Блока

Мария Андреевна Бекетова, тётушка А.А. Блока по матери, писательница, переводчик, первый биограф поэта:

Блок700 (213x260, 35Kb)Теперь как раз будет кстати сказать о первом Сашином чтении, но для этого мне придется вернуться немного назад. По более точным справкам оказывается, что Саша выучился читать не в 4 года, как сказано в моей биографии, а годам к пяти. Этому научила его в первый год по возвращении из-за границы наша бабушка, А. Н. Карелина, которая жила с нами и на Ивановской.

В те часы, когда Саша оставался один в ее комнате, она по секрету от его матери, с которой была в великой дружбе, стала показывать ему буквы по рассыпной азбуке. Он очень скоро одолел грамоту, и прабабушка с торжеством показала его искусство Сашиной маме. Писать же он выучился сам совершенно незаметно, писал сначала печатными буквами, а потом и писаными.
<...>
С семи лет, еще при няне Соне, Саша начал увлекаться писанием. Он сочинял коротенькие рассказы, стихи, ребусы и т. д. Из этого материала он составлял то альбомы, то журналы, ограничиваясь одним номером, а иногда только его началом. Сохранилось несколько маленьких книжек такого рода. Есть "Мамулин альбом", помеченный рукою матери 23 декабря 1888 года (написано в 8 лет). В нем только одно четверостишие, явно навеянное и Пушкиным, и Кольцовым, и ребус, придуманный на тот же текст. На последней странице тщательно выведено: "Я очень люблю мамулю".

37-DETSTVO.jpg
Фото из Музея Блока в Петербурге.

Александр Александрович Блок. Из "Автобиографии":
"Сочинять» я стал чуть ли не с пяти лет. Гораздо позже мы с двоюродными и троюродными братьями основали журнал "Вестник", в одном экземпляре; там я был редактором и деятельным сотрудником три года."

На фото справа Александр Блок 5-ти лет, 1885.

Ещё о музее А.А.Блока.

Вспоминаю музей А.А. Блока в Петербурге (ул. Декабристов, 57) с самыми тёплыми чувствами. И дело не только в том, что экспозиция музея, размещённая на двух этажах (4-м и 2-м) тщательно продумана, грамотно размещена и достаточно информативна, а в том, что я явственно ощутила, что в этих помещениях жил действительно необыкновенный человек. Словно в кубатуре обеих квартир, несмотря на то, что в них после смерти поэта 60 лет жили посторонние люди, удивительным образом сохранился воздух, которым дышал сам Александр Александрович.

Я бывала в музеях многих известных людей, но такого сильного ощущения времени и места, простоты и величия, силы духа и трагичности обстоятельств, как в квартире Блока, я не испытывала. Здесь личность Поэта и его творчество слились для меня воедино, хотя до этого существовали отдельно друг от друга.

Александр Блок жил в Петербурге в доме на ул. Декабристов (бывш. Офицерская) девять лет – с 24 июля 1912 года по 7 августа 1921. Сначала он и его жена занимали квартиру № 21 на четвёртом этаже, затем переселились на второй этаж в кв.23.

Дом на Пряжке был доходным, квартиры сдавались внаём для людей разного достатка: чиновников, купцов, морских офицеров, служащих порта, артистов и литераторов. Это был солидный петербургский дом – со швейцаром, ковровой дорожкой по ступенькам лестниц, с латунными табличками с фамилиями жильцов на дверях, с механическими звонками с ручкой, за которую надо было дёрнуть, чтобы в квартире зазвонил звонок.

Открытие музея было приурочено к 100-летию со дня рождения А.А.Блока – 25 ноября 1980 года. Обстановка квартиры №21 воссоздана на основе писем, дневников и записных книжек самого поэта и воспоминаний его современников.

В квартире №23, куда Блок переселился в связи с уплотнением квартиры 21, располагается литературная экспозиция, рассказывающая о жизненном и творческом пути А.А.Блока.
Для музея квартиру 23 объединили с соседней квартирой, в которой во времена Блока проживал матрос Шурка, впоследствии написавший о Блоке воспоминания.

Фотографий (на память) я наснимала много, но выкладываю лишь некоторые.

VESTIBYL.jpg
Фотопортрет А.А.Блока в вестибюле музея.

[+18 фото и кое-какие пояснения]
SKEMA2.jpg
План музея на 2-м этаже.

В первом просторном зале (кв. матроса Шурки без перегородок) общее литературное оформление.

I2.jpg

I9.jpg

I10.jpg

I11.jpg

Далее фото бывшей кв.23. Для музея в квартире удалили межкомнатные стены, но пунктиром на потолке показано, как квартира делилась на служебные и жилые помещения при жизни А.Блока.

I30.jpg

I31.jpg

Далее три фото музейного оформления кв. 23.

I28.jpg

I29.jpg
Я долго разглядывала пиджак (френч) Блока и, кажется, смогла представить, как в него был одет Александр Александрович. Хотелось посмотреть рубашку Блока, о которой читала, но она была на реставрации.

I33.jpg

В коридорчике между комнатами грустная фигура Арлекина.

1A.jpg

В мае 1920 года А.А.Блок приехал в Москву на творческий вечер, и кто-то подарил ему двух кукол - Пьеро и Арлекина. Блок подарил Пьеро своей приятельнице Н.А.Нолле-Коган, а Арлекина увёз домой в Петербург.

I21.jpg
Из личных вещей Блока моё внимание привлёк детский столик. Воображение сразу представило кудрявого мальчика Сашу, сидящего у столика с игрушками.

I18.jpg
Отчёт доктора Пекелиса о причине смерти Блока.

Александр Пекелис: "В заключение невольно напрашивается вопрос: отчего такой роковой ход болезни? ... Если всем нам, в частности, нашему нервно-психическому аппарату, являются в переживаемое нами время особые повышенные требования, ответчиком за которые служит сердце, то нет ничего удивительного..."

I22.jpg
Траурное извещение.

I20.jpg
Шкаф с посмертной маской.

Два фото с посмертной маской А.А. Блока.
I23.jpg

I27.jpg

I24.jpg
А.А Блок на смертном одре.
Рисунок Л.А.Бруни. 8 августа 1921. Бумага, цв. карандаш. ГМИ СПб.

Лев Александрович Бруни в числе многих других пришёл на Офицерскую проститься с Блоком. Бумагу и карандаш для рисунка художник взял с письменного стола поэта.


Перефразирую строчки из стихотворения Сергея Михалкова "А что у вас":
"Музеи разные нужны,
Музеи всякие важны".
Особенно важен и нужен Музей А.А. Блока.

Начало о Музее Блока - https://mi-ta-pe.livejournal.com/521001.html
Продолжение о Музее Блока - https://mi-ta-pe.livejournal.com/521479.html

Как не опоздать на жизнь. Мысли вслух.

Обожаю, когда, читая что-нибудь одно, ощущаю в себе желание "растекашиться мыслию по древу", то есть оттолкнуться от прочитанного и залезть в тему поглубже. Как звенья в цепочке цепляются друг за друга, так за одной мыслью рождается другая, а один образ вызывает массу других.
Например, читаю стихотворение П.А.Вяземского "Первый снег":

Кто может выразить счастливцев упоенье?
Как вьюга легкая, их окриленный бег
Браздами ровными прорезывает снег
И, ярким облаком с земли его взвивая,
Сребристой пылию окидывает их.
Стеснилось время им в один крылатый миг.
По жизни так скользит горячность молодая,
И жить торопится, и чувствовать спешит!

Последнюю строчку из стихотворения Вяземского Пушкин взял эпиграфом к "Евгению Онегину". У Вяземского эта фраза понятна: она об "упоенье счастливцев" на "празднике зимы", которые "по льду свистящему кружатся и скользят".

А Пушкин узрел в этой фразе глубину отношения к человеческой жизни. И само стихотворение Вяземского, похоже, Пушкину нравилось, он даже упомянул о своём друге в пятой главе "Евгения Онегина":

Согретый вдохновенья богом,
Другой поэт роскошным слогом
Живописал нам первый снег
И все оттенки зимних нег;
Он вас пленит, я в том уверен,
Рисуя в пламенных стихах
Прогулки тайные в санях...

У Александра Сергеевича ничего нет просто так, и цитата из Вяземского "и жить торопится и чувствовать спешит" выражает суть жизни Евгения Онегина. Я объясняю это так: Онегин не оценил подарка судьбы в виде любви Татьяны, так как торопился жить и чувствовать, т.е. брать от жизни как можно больше, а бедная Татьяна не входила в число его интересов/удовольствий и была случайным эпизодом в его жизненном беге.

Понятно, когда бежишь, всегда рискуешь пробежать мимо главной ценности жизни. Часто бывает, потом понимаешь это и кусаешь себе локти, но вернуть упущенное уже нельзя. Так и случилось с Онегиным.
Из последнего диалога Татьяны и Евгения:

ОНЕГИН: Нет! Нет! Нет! Нет!
ТАТЬЯНА: Довольно!
ОНЕГИН: О, молю: не уходи!
ТАТЬЯНА: Нет, я тверда останусь!
ОНЕГИН: Люблю тебя, люблю тебя!
ТАТЬЯНА: Оставь меня!
ОНЕГИН: Люблю тебя!
ТАТЬЯНА: Навек прощай!
ОНЕГИН: Позор!.. Тоска!.. О жалкий жребий мой!

Позор, тоска ... проскочил, промчался Евгений "без цели, без трудов" мимо своего счастья! Жалко его, но что поделать, сам виноват!
Народная мудрость учит: "Поспешать надо медленно". За спешку по жизни и погоню за удовольствиями можно заплатить непомерную цену. Все это знают, но кого это останавливает? Жизнь скоротечна и надо успеть ухватить как можно больше. Жить медленно, по мнению многих, - удел стариков.

Тут, по цепочке, вспоминается примечательный диалог из мультфильма "Паровозик из Ромашкова":

Пассажир: Что за безобразие! Мы же опоздаем на станцию!
Паровозик: Да, ну и что ж… Но если мы не увидим первых ландышей, то мы опоздаем на всю весну!
Мальчик-пассажир: Он здесь! Вот он.
Паровозик: Тихо. Тихо.
Пассажир: Ну что ж это такое? Мы же совсем опоздаем!
Паровозик: Да. Но если мы не услышим первых соловьёв, то мы опоздаем на всё лето!
Пассажир: А почему сейчас стоим?
Паровозик: Рассвет!.. каждый рассвет единственный в жизни!
Пассажир: Ехать пора. Ведь мы опоздаем.
Паровозик: Да. Но если мы не увидим рассвет, мы можем опоздать на всю жизнь!

Опоздать на весну, на лето, на целую жизнь ... Всё важно, но обращать внимание на мелочи (первые подснежники, первые соловьи) просто нет времени. Вопрос, достойный Гамлета: у него "быть или не быть", у меня "качество или количество"?

Так получилось в моей жизни, что я всегда уходила в отпуск в июле: разгар лета, день рождения, земляника в лесу... Но однажды пришлось уйти в отпуск в конце мая с заходом на первый летний месяц июнь.
Я уехала на дачу и была ошеломлена.
Я увидела многое дотоле мне неизвестное: как распускаются почки, как низко над землёй летают толстые майские жуки, увидела живые цветы, знакомые ранее только по картинкам, увидела, как цветёт барвинок (думала, он вообще не цветёт), наблюдала, как отъедаются голодные за зиму шмели, как синицы учат птенцов летать, услышала, как поют соловьи ...

Я застала весну и не опоздала на лето, а всё потому, что не в своё время ушла в отпуск! А могла бы не увидеть, могла бы узнать ... Много ли я потеряла?

Почему-то люди стараются бежать вперёд, пока ноги бегут, глаза видят, уши слышат, а разум воспринимает, а на "остановиться, оглянуться" нет ни времени, ни желания. Совсем, как в песне:

А годы летят, наши годы,
Как птицы, летят,
И некогда нам оглянуться назад.

Кажется, остановишься, и жизнь сразу остановится, и наступит старость, когда уже ничего не захочется! А сколько ещё не увиденного, не изученного, не прочувствованного!
Онегин и "жить торопился" и "чувствовать спешил", и пробежал, не почувствовав, самое ценное в жизни - любовь!

Скверик с цитатами из Пушкина.

Сегодня я опять была в скверике местного Пушкина. Гуляющих никого, лишь редкие прохожие проходят через сквер к троллейбусной остановке. Да сегодня особо не нагуляешься, температура -2 и кружит редкий снег. Зато никто не мешал фотографировать. Правда, пока снимала, замёрзли пальцы )))

В прошлый раз я немного поиздевалась над стоячей рекламой со строчками из "Евгения Онегина" (мой дядя самых честных правил), но, думаю, что поторопилась, потому что в скверике появились ещё конструкции (не знаю, как иначе назвать) со строчками из других произведений Пушкина. Обсуждать это оформление не берусь, оно бедненькое, как и сам памятник. Но ...я прошла от одной цитатной конструкции к другой, почитала отрывки из произведений и подумала, что, вообще-то, это хорошее напоминание (хотя бы прохожим) о том, что в России был, есть и будет поэт Александр Сергеевич Пушкин. А что касается оформления сквера, то оно по деньгам, которых всегда мало.

Сам скверчик и летом не ахти, а зимой, когда его завалит снегом (а чистить вряд ли будут), он превратится в обыкновенный проулок.

IMG_20191031_125934_HDR.jpg
Памятник Пушкину.
[+6]
IMG_20191031_130020_HDR.jpg
Сказка о царе Салтане. "Ветер по морю гуляет и кораблик подгоняет."

IMG_20191031_125814_HDR.jpg
Медный всадник. "Люблю тебя, Петра творенье ..."

IMG_20191031_125752_HDR.jpg
Сказка о золотом Петушке.
"Вот мудрец перед Дадоном
стал и вынул из мешка
золотого петушка".

IMG_20191031_125546_HDR.jpg
Пиковая дама.
"Нет, расчёт, умеренность и трудолюбие: вот мои три верные карты ..."

IMG_20191031_125528_HDR.jpg
Сказка о рыбаке и рыбке.

IMG_20191031_125846_HDR.jpg
Подвесные скамейки.

Мысли вслух. Скверик с Пушкиным.

Здесь гуляю и плюю только в урны я ...
/В.Высоцкий/


Районные власти стараются благоустроить подведомственную им территорию. Я уже писала, что в сквер напротив дома №32 вернули и установили памятник Пушкину. На этом украшение местности не закончилось. На аллейке поставили наглядную вертикаль (не знаю как назвать) с изображением Пушкина, а рядом скамейку из бетонных блоков (не утащат, как некогда памятник) ))). Чтобы картонному Пушкину не было одиноко, рядом красиво написали начальные строчки из "Евгения Онегина" про дядю, который "самых честных правил".

Мой дядя.jpg

Смотрю и думаю, почему именно про дядю и какой смысл вычитали "устроители красоты" из этих строк? И почему именно из "Евгения Онегина"? В других стихах Пушкина полно подходящих для уличной агитации цитат, например,

И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал


Или:

Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,
И назовет меня всяк сущий в ней язык


А если уж непременно хочется из "Онегина", то тоже есть подходящие строчки, например,

"...Москва… как много в этом звуке
Для сердца русского слилось!
Как много в нем отозвалось!..."


И много других подходящих цитат: про природу, друзей, родных, книги, любовь, погоду и т.д., но почему главный господин, что ведает благоустройством и оформлением (не знаю его должность: прораб, префект, директор, администратор, распорядитель, смотритель?) велел поместить именно эти строчки? В надежде, что кто-то их прочтёт и побежит перечитывать читать весь роман? Или его прельстило то, что дядя не просто дядя, а человек "самых честных правил"?

А может, судя по картинке над надписью, для Татьяны интересней услышать от Онегина о незнакомом ей дяде, чем о её письме? Ответов на вопросы нет, и четверостишие, оторванное от контекста, выглядит как не пришей кобыле хвост смешно.

мой дядя2.jpg

Но ещё смешнее выглядят урны. Высокие, фундаментальные, из толстого металла и с крышками от непогоды ... Я легонько пнула одну - она даже не шелохнулась! Что ж, мусоросборники сделаны основательно, как сказал Аркадий Райкин (о гульфиках) "крепко пришиты! Не оторвать!"
А каков объём! Можно долго бросать в них мусор и так же долго его не убирать! Какая экономия на дворниках!

мой дядя6.jpg

Да нет, я не ворчу, я же вижу, как всё вокруг чисто, благопристойно, аккуратно и не так уж плохо. Вместо асфальта положили плитку, памятник разыскали и вернули (среди кустов не разглядеть), ж/б скамейки поставили, просветительные цитаты из Пушкина написали, его самого нарисовали, кусты кругом посадили, урны насмерть вмуровали, полный евроремонт сделали! Совсем как в Европе!
Только почему-то мне неуютно в этом месте, несмотря на то, что тема оформления скверика посвящена моему любимому Пушкину.