?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: литература

.

Для нормального общения нужно держать в памяти нижеследующие изречения.
[ниже цитаты-поддержки]
1. Гоголь Белинскому:
"… нет двух человек, согласных во мненьях об одном и том же предмете; что опровергает один, то утверждает другой".

2. Фаина Раневская:
Хрен, положенный на мнение окружающих, обеспечивает спокойную и счастливую жизнь.

3. Жорж Сименон:
Реакция человека на какое-либо утверждение может рассказать о нем много больше, чем ответ на четко сформулированный вопрос.

4. Марина Цветаева:
Вспомяните: всех голов мне дороже
волосок один с моей головы.
И идите себе... - Вы тоже,
И Вы тоже, и Вы.


5. ИМХО.
IMHO (in my honest opinion) интеллигентно переводится, как "мое искреннее мнение".
Но мне больше нравится прямолинейный русский перевод: "Имею Мнение - Хрен Оспоришь".

Всё вышеизложенное надо держать в памяти, ибо, как сказал Виктор Пелевин:
"Человек всегда выходит в сеть с предвкушением, что он сейчас выловит из океана информации нечто ценное, интересное и нужное. И что происходит через три-четыре часа? Он встаёт из-за монитора с чувством, что через его душу пронеслось стадо свиней".
И в пролёт не брошусь,
И не выпью яда ...
/Маяковский/


После очередного приступа депрессии Всеволод Гаршин был вынужден оставить службу. Его нервная система реагировала на любую мелочь и ей нужен был основательный отдых. Но именно в это время произошёл резкий и болезненный для Гаршина разлад между его матерью и его женой Надеждой Михайловной, что привело писателя в сильное отчаяние и ещё больше усугубило его болезненное состояние.

Посовещавшись с женой, Гаршин решил, что им обоим надо привести в порядок нервы вдалеке от Петербурга и родных. Решено было поехать на Кавказ. Готовясь к поездке, Всеволод Михайлович 19 марта пошёл за нужными покупками. Вернувшись вечером и поднимаясь по лестнице, он оступился и упал в пролёт.
Такова официальная версия смерти.

На нижней площадке подъезда (по-питерски парадной) стояла четырехугольная печь, и Гаршин упал прямо на нее. Падение было с высоты 4-го этажа, но Гаршин не разбился насмерть, а получил тяжелые травмы. Он был отвезен в лечебницу Александровской общины сестер милосердия Российского общества "Красный Крест" (Бронницкая ул, 9), там через неделю (24 марта (по ст.ст.) 1888 года) скончался. Его отпели в Измайловском соборе и похоронили на Литераторских мостках.
Всеволоду Михайловичу было 33 года.
[далее о себе]
Мне захотелось посмотреть на дом №5 по Поварскому переулку (и даже зайти в него), где жил и погиб в 1888 году писатель. Улица Гороховая, на которой я поселилась в очередной свой приезд в Петербург, была в получасе ходьбы от Поварского, а так как заблудиться в этом прямолинейном городе было невозможно, то я направилась к цели пешком.

Браслет с шагомером всегда со мной, и через два км с небольшим я вышла к Поварскому переулку.
Дома №2, 3 и 5 были слеплены друг с другом боковыми торцами, и, рассмотрев дом №5, мне захотелось войти во двор, но не тут-то было. Арка, через которую можно попасть во двор, по питерскому обыкновению, была загорожена металлической решёткой-воротами, а калитка закрыта на замок. Так что, посмотреть дом изнутри, тем более войти в него и увидеть тот злосчастный лестничный пролёт, у меня не получилось.

Недолго думая, я зашла в подъезд (парадную) соседнего дома, рассудив, что эти дома равнотипны, и поднялась на четвёртый этаж. Оттуда сделала фото (ниже).
По официальной версии Гаршин упал в пролёт случайно, но все близкие и знакомые считали, что это было самоубийством. Рассмотрев внимательно лестницу, я убедилась, что, споткнувшись, можно лишь скатиться с лестницы вниз, но никак не перелететь через перила. Упасть можно, если через перила сильно перегнуться, а этого надо захотеть. Похоже на то, что Всеволод Михайлович как раз захотел - не совладал с нервами и сознательно перевалился через лестничное ограждение.

К слову.
В отеле девушка на reception, узнав, где я была, предложила мне номер телефона, по которому можно записаться на посещение старинных петербургских дворов. То есть по телефону набиралась группа интересующихся, и сопровождающий (с ключом-отмычкой) водил их по дворам-колодцам. К сожалению, этот вариант мне не подходил, потому что время ближайшего сбора приходилось на время моего отъезда.

Из книги Репина "Далёкое и близкое".

"В пocлeдний paз я вcтpeтил Гapшинa зa нeдeлю дo кaтacтpoфы в Гocтинoм двope. Mнe зaxoтeлocь пoбpoдить c ним. Oн был ocoбeннo гpycтeн, yбит и paccтpoeн. Чтoбы oтвлeчь мoй yпopный взгляд, oбpaщeнный нa нeгo, Гapшин cнaчaлa пытaлcя шyтить, зaтeм cтaл вздыxaть, и cтpaдaниe глyбoкoe cтpaдaниe изoбpaзилocь нa eгo кpacивoм, нo cильнo пoтeмнeвшeм зa этo вpeмя лицe.
- Чтo c вaми, дopoгoй Bceвoлoд Mиxaйлoвич,- copвaлocь y мeня, и я yвидeл, чтo oн нe мoг cдepжaть cлeз... Oн ими зaxлeбнyлcя и, oтвepнyвшиcь, плaткoм пpивoдил в пopядoк лицo.

- ...Вeдь глaвнoe, нeт, нeт, этoгo дaжe я в cвoиx мыcляx пoвтopить нe мoгy! Кaк oнa ocкopбилa Haдeждy Mиxaйлoвнy! O, дa вы eщe нe знaeтe и никoгдa нe yзнaeтe... Вeдь oнa пpoклялa мeня!

Кaк пoтepянный cлyшaл я эти cлoвa, ничeгo нe пoнимaя в ниx. И здecь yжe, пpизнaюcь, я был блaгopaзyмeн, я нe paccпpaшивaл: ни - o кoм oн гoвopил, ни - o чeм.
Бpoдили мы чaca двa, вce бoльше мoлчa. Пoтoм Гapшин вcпoмнил, чтo eмy oчeнь нeoбxoдимo пocпeшить пo дeлy, и мы paccтaлиcь... нaвeки..."


Через два дня Гаршин спрыгнул в пролёт.

гаршин.jpg
Лестничный пролёт. Вид с 4-го этажа.
Опять вернулась "золотая осень". Возможно, последняя. Погода стоит сухая, солнечная. Я немного прогулялась по окрестностям и полюбовалась местной природой. Жёлтые листья, как и пушистый снег, заразительны ... хочется поваляться в них или собирать в охапки и подбрасывать над головой, но я не снизошла до подобного детства и ограничилась тем, что свернула с подметённых дорожек и просто шагала по газонам, "бразды пушистые взрывая", и слушала, как недовольные листья шуршат и разлетаются под ногами. Для полного душевного умиротворения пробовала вспомнить подходящие по случаю осенние стихи, но конкретно к нынешней погоде не вспомнились. Жаль, хотелось в этот день полного единства природы и отдельно взятого человека, то есть меня.

1
о9.jpg
[+10]
2.
о6.jpg

3
о2.jpg

4
о8.jpg

5
о4.jpg

6
о12.jpg

7
о7.jpg

8
о10.jpg

9
осень1.jpg

10
о3.jpg

11
о5.jpg

Я дочитала книгу Виктора Пелевина "Тайные виды на гору Фудзи". Читала месяца два, не потому, что читалось трудно, наоборот, читалось легко и с большим интересом. А читала медленно по двум причинам: 1. несколько прочитанных глав было легче обдумывать (а сведения давались невероятные), 2. почти каждая страница поражала умными высказываниями, которые я тут же посылала в закладки, а это тормозило процесс чтения.

Когда дочитала до середины, испугалась, что книга может скоро закончиться. Мне хотелось читать долго-долго, потому что в книге был не только занимательный сюжет, удобовоспринимаемые стиль и слог и беспредельная фантазия, но и ощущаемый при чтении восторг (цитата: "я окунулся в восторг, который просто нечем было измерить ... в этом сосредоточенном восторге была такая мощь, такая глубина, такая надёжность ...").

Все прочитанные книги Пелевина поражали меня своей необъятной фантазией, такое же чувство я испытала и от "Тайных видов на гору Фудзи". И опять мне подумалось, что простой человек не может такого насочинять, наверняка дело не обошлось без порции какого-нибудь наркотика, иначе невозможно даже с недюжинным талантом нырнуть в бездонные глубины беспредельной мысли. И опять я восхитилась тем, как много знает Автор, какой он поистине энциклопедически, феноменально эрудированный человек!

Понравились имена главных героев - Таня и Федя. Понравилось, что в этом романе Пелевин встал на защиту женщин, объясняя, что не мужчины главенствуют в мироздании, а именно женщины, потому что они производят саму жизнь, в том числе и мужчин. Когда-то был на земле матриархат, и женское влияние распространялось на всё, что было в мире, но мужчинам стало западло находиться под игом (как они считали) женщин, и они сменили матриархат на свой патриархат.

Цитата: "Патриархия – это не только попы. Это весь мировой порядок вещей. Та Патриархия, о которой ты подумала, тоже часть этого порядка. Не зря же у неё такое название ... Но дело тут не в религии".

А вот я думаю, что и в религии тоже, потому что работа нынешней церкви состоит лишь в том, чтобы указывать женщине её место, опираясь на слова апостола Павла "да убоится жена мужа своего", а это место всегда под мужчиной!

Мужчины оскорбились властью женщин над собой и не могли это забыть, но, ощущая природную женскую силу, стали их притеснять, унижать, низводить до людей второго сорта, и за миллионы лет этого третирования женщины, в конце концов, привыкли к своему жалкому положению и стали для мужчин лишь средством удовлетворения их похоти. То есть женщины забыли о своём могуществе и стали приспосабливаться к мужчинам, чтобы вымолить у них крохи любви.

Цитата: "Патриархия превращает женщину в объект вожделения и похоти. А красивую женщину – в трофей, свидетельствующий о высоком социальном статусе. Это не женщина тратит на себя деньги. Это мужчина тратит их на свою похоть ..."

В текст романа искусно вплетены советы, как женщина может вернуть власть над любым мужчиной. Конечно, для этого надо иметь фантастические атрибуты, которые создал в романе автор, но умная женщина поймёт и без атрибутов, что надо делать, чтобы мужчина попался на крючок (в книге "крюк игуаны"). Но прежде всего, она должна вспомнить своё былое величие и вновь обрести достоинство.

Что касается главных героев (Тана, Федя и его приятели-олигархи Ринат и Юра), то они мне не понравились. Интересен был Юра с его колоритными выражениями и экспансивным поведением, но не более того.

И ещё, что я вынесла из прочитанного – не лезь туда, куда вход простым смертным запрещён, можно использовать четыре джаны для комфорта жизни, но дальше ни-ни, тем более с засоренным мозгом и с корыстными целями.

Разумеется, это мои личные выводы, кто-то другой, прочитавший книгу, сделает свои. Но можно и не делать никаких выводов, а просто будет читать, ибо Пелевин, на мой взгляд, самый интересный писатель из всех нынешних.

Общее впечатление о книге: "ну и ну!"
Николай Алексеевич Некрасов был любимым поэтом Анны Андреевны Ахматовой. Она знала наизусть многие его стихи, большие отрывки из поэм, цитировала в беседах строчки-цитаты из подходящих к теме разговора стихов Некрасова.

Я, с детства не любившая Некрасова, удивлялась увлечению А.А. и пыталась её глазами посмотреть на творчество рыдающего поэта, чтобы понять, за что его можно любить.

Интересуясь биографией А.А., я узнала, что в её детстве (когда она была ещё Аней Горенко) у них в доме была лишь одна книга - сборник со стихами Некрасова, которую она (за неимением других) без конца читала. В своей биографии А.А подтвердила этот факт: "Некрасов - чуть ли не единственная книга в доме". А в известной анкете Чуковского А.А. ответила: ""Некрасов был первый поэт, которого я прочла и полюбила".

Отвечая на вопрос (1920), оказал ли влияние любимый поэт Некрасов на её творчество, Анна Андреевна осторожно ответила: "В некоторых стихотворениях". То есть А.А. давала ясно понять, что сформировала себя, как поэта, сама без посторонней помощи.

Известный русский поэт-пародист Александр Григорьевич Архангельский нащупал творческий след Некрасова в поэзии Ахматовой и искусно объединил строчки из стихотворения А.А. "Как забуду! Я вышла, шатаясь" со знаменитым стихотворением Некрасова "Мужичок с ноготок".

А. Ахматова и Н.Некрасов в одном флаконе.

Как забуду! В студеную пору
Вышла из лесу в сильный мороз.
Поднимался медлительно в гору
Упоительный хвороста воз.
И, плавнее летающей птицы,
Лошадь вел под уздцы мужичок.
Выше локтя на нем рукавицы,
Полушубок на нем с ноготок.
Задыхаясь, я крикнула: — Шутка!
Ты откуда? Ответь! Я дрожу! —
И сказал мне спокойно малютка:
— Папа рубит, а я подвожу.
Читаю книгу о советской жизни в 30-40 годы. Меня в те годы ещё и в проекте не было, но узнать, как жили мои родители, мне интересно. В книге 448 страниц, автор собирал для неё материал несколько лет, и содержание охватывает все аспекты жизни москвичей в советское время.
Ниже несколько выдержек из 9-й главы о советской школе.

****
В 1938 году, например, учитель Манчук спросил у учеников четвертого класса: «Ребята, скажите, как появился человек?» – «От обезьян», – ответили ребята. «Сразу он произошел или нет?» – допытывался дотошный учитель, надеясь на то, что ученики скажут, что он появился в результате трудовой деятельности. Но ответ был такой: «Нет, не сразу, а когда есть стало нечего, бананы кончились. Обезьяны тогда стали есть окружающих и постепенно превратились в людей».

***
В одной из школ Замоскворечья в 1932 году учительница литературы, после того как ученик у доски прочитал наизусть «Зима. Крестьянин, торжествуя…», спросила класс: «Ребята, а что тут неверно у Пушкина?» Ребята удивились. Им и в голову не приходило, что у Пушкина может быть что-то неверно. А оказалось, что для торжества у крестьянина не было никаких оснований: на дворе-то крепостное право, а поэтому для него что грязь, что снег – все было едино.

***
Плохую жизнь в России не случайно называют собачьей, а поэтому и рассказ о жизни собаки вряд ли может оставить кого-либо равнодушным. Антон Павлович Чехов понимал это и написал рассказ. Рассказ назывался «Каштанка». Читая его, дети плакали и смеялись. В начале 1944 года профессор Петрова взглянула на бедную собачку по-новому и о том, что увидела, рассказала в журнале «Начальная школа».

В статье, названной «Объяснительное чтение», она озарила образ обыкновенной дворняжки светом своих идей. «Можно разбирать „Каштанку“ по-разному, – писала Петрова, стремясь подсказать учителям новое, более глубокое понимание литературного образа. – Можно заставить ученика пересказать по плану: где жила Каштанка, в какой семье, как она пошла гулять… то есть механически следовать тексту…», а можно взглянуть на собачку «под углом зрения центрального ведущего вопроса» и показать, что «рабская жизнь вызывает протест, а жизнь простая, незатейливая, в свободе и дружбе, приятна всем, даже животным.

Каштанка с ее протестом против эксплуатации, которой она подвергалась у циркового мастера, – по мнению профессора, – явилась маленьким агитатором за свободу личности… Цирковой мастер кормил животных и держал их в прекрасных условиях, но он их лишал свободы, выжимая из них все силы ради личной наживы, и эта рабская, хотя и сытая жизнь была отвратительна, а Каштанка такой жизни и вовсе не выдержала».

Мог ли Чехов представить себе, что его Каштанка, у которой, кроме блох и хорошего аппетита, ничего не было, станет носительницей благородной идеи? Ну а о том, что столяр превратится в деревообделочника, а клоун в циркового мастера, он, наверное, и мечтать не мог. Петрову, конечно, ругали за смелые мысли, но она все же нашла себе сторонников и почитателей, правда, не среди людей, а среди собак и некоторых кошек.

***
Методист гороно Лебедев посетил урок учителя русского языка Чеснова. Проходили суффиксы. Чеснов предложил отличнику Сидорову образовать с помощью суффиксов уменьшительно-ласкательную и пренебрежительно-уничижительную формы слова «хозяйка». Ученик, не задумываясь, ответил: «Хозяюшка». «Молодец Сидоров, – сказал учитель. – Это ласкательная форма, а теперь скажи, как будет уничижительная?» «Хозяйченка», «хозяйвашка», – бурчал себе под нос Сидоров, но ответа не находил. Тогда преподаватель стал спрашивать других учеников.

Прошел по всему ряду и наконец на последней парте поднял с места давно немытого двоечника. «Может быть, ты, Редькин, скажешь, как образовать уничижительную форму от слова „хозяйка“?» Редькин широко открыл голубые наглые глаза и сказал: «Колхозница». Точно взрывной волной отнесло Чеснова от Редькина к доске. «Как ты смеешь, Редькин, так говорить? – вскричал он. – Что уничижительного ты нашел в слове „колхозница“? Скажи лучше, кто тебя кормит, поит? Знаешь ли ты, с каким уважением к колхозникам и колхозницам относится товарищ Сталин?»

Чеснов говорил полчаса, не переставая, воспитывая в Редькине уважение к труженикам села. Наконец, когда раздался звонок, объяснил: «Уничижительной формы слова „хозяйка“ нет. Нам приходится прибегать в данном случае к иронии, которую мы можем выразить с помощью интонации, говоря: „Эх ты, хозяюшка!“ Поняли?» Класс дружно закричал: «Поняли!» «А теперь можете идти на перемену», – сказал учитель. После этих слов учителя класс рванулся к двери, и никто не слышал, как Редькин, сунув тетрадку в учебник, пробурчал себе под нос: «Эх ты, Чеснов!»

***
Свободные темы школьники вообще предпочитали избегать. То ли потому, что по ним шпаргалок не было, то ли потому, что рисковать не хотели. По «Горю от ума» Грибоедова писали сочинения на темы: «Роковая ошибка Софьи Павловны», «Муж-мальчик, муж-слуга» или «Покойники, которых забыли похоронить». А когда один мальчик поставил эпиграфом к своему сочинению фразу Чацкого «Я езжу к женщинам, да только не за этим», то ему чуть двойку не влепили. Молодой учительнице в этой фразе будущего декабриста послышалось нечто сомнительное, и она к тому же никак не могла найти для себя ответ на вопрос: «Зачем Чацкому было ездить к женщинам, если не за этим?»


Из книги Г.В. Андреевского "Повседневная жизнь Москвы в Сталинскую эпоху. 1930-1940-е годы", гл. 9. Изд. "Молодая гвардия", 2018.
Есть другая книга этого автора, с таким же названием, только годы более ранние - 1920-1930-е.
В детстве я противилась заучиванию стихов, не понимая зачем это нужно, но сейчас очень рада, что каждое время года вызывает в памяти соответствующее стихотворение. Правда, некоторые уже подзабылись и помнятся лишь первыми строчками, но это неважно, главное, что и первые строчки помогают самовыразиться. ))) Особенно хорошо помнятся стихи об осени, видимо, запоминание подкреплялось сопутствующими видами природы.

Вот и сейчас, глядя на осенний лес, вспоминаю укоренившиеся в памяти стихи классиков. Ниже - привожу первые четверостишия этих стихов (из-за экономии места и времени), но я помню их от начала до конца, и когда декламирую, то радуюсь за свою культурную поэтическую наполненность. И, хоть я не люблю ни школу, ни учителей, говорю им искреннее спасибо за то, что заставляли (кнутом, пряником и угрозой двоек) учить стихи. ))) Только встав взрослым человеком, я поняла, как это важно и нужно!

Бунин:
Лес, точно терем расписной,
Лиловый, золотой, багряный,
Веселой, пестрою стеной
Стоит над светлою поляной.

Некрасов:
Заунывный ветер гонит
Стаю туч на край небес.
Ель надломленная стонет,
Глухо шепчет темный лес.

Есенин:
Нивы сжаты, рощи голы,
От воды туман и сырость.
Колесом за сини горы
Солнце тихое скатилось.

Тютчев:
Есть в осени первоначальной
Короткая, но дивная пора —
Весь день стоит как бы хрустальный,
И лучезарны вечера...

Пушкин:
Уж небо осенью дышало,
Уж реже солнышко блистало,
Короче становился день,
Лесов таинственная сень ...
/Из "Евгения Онегина"/

Плещеев:
Осень наступила,
Высохли цветы,
И глядят уныло
Голые кусты.

Лермонтов:
Листья в поле пожелтели,
И кружатся и летят;
Лишь в бору поникши ели
Зелень мрачную хранят.

И, конечно, в начале октября вспоминается знаменитое стихотворение Пушкина "Осень", где:

Октябрь уж наступил — уж роща отряхает
Последние листы с нагих своих ветвей;
Дохнул осенний хлад — дорога промерзает.
Журча еще бежит за мельницу ручей,

и:

Дни поздней осени бранят обыкновенно,
Но мне она мила, читатель дорогой,
Красою тихою, блистающей смиренно.
Так нелюбимое дитя в семье родной
К себе меня влечет.

и:

Унылая пора! очей очарованье!
Приятна мне твоя прощальная краса —
Люблю я пышное природы увяданье,
В багрец и в золото одетые леса,

В ролике Иннокентий Михайлович Смоктуновский читает это стихотворение (из 12 строф) полностью:

На Руси именно дураки да шуты зачастую говорили то, о чем умники боялись даже думать.
Леонид Якубович.

Ненормативная лексика — это часть нашей культуры, и мы её используем иногда. Тихо.
Дмитрий Медведев.

С русским языком можно творить чудеса.
К.Паустовский.

Язык есть исповедь народа,
Его душа и быт родной.
Петр Вяземский.

Нет слов таких, чтоб выразить сполна,
Что значит мать и что для нас она.
Шандор Петёфи

Низко кланяюсь тем дочерям, которые были со своими матерями до их последнего вздоха. Счастье дочери – скрасить матери последние дни её жизни, счастье любой матери – в последние минуты чувствовать рядом любящее сердце своего ребёнка.

Катерина Петровна, героиня рассказа Паустовского "Телеграмма" была лишена такого счастья. Её дочка Настя жила в Ленинграде, трудилась секретарём в Союзе художников и к матери последний раз выбиралась три года назад. Чаще не могла, потому что была поглощена заботами об устройстве труда и быта непризнанных талантов. И письма в деревню не писала по той же причине сильной занятости, но, как любящая дочь, раз в два-три месяца высылала матери по двести рублей.
[Подробнее ...]
Переводы Катерине Петровне приносил весёлый молодой почтарь Василий. Старушка сжимала денежные бумажки в ладошках, и ей казалось, что они пахнут её Настей. Потом долго читала и перечитывала несколько дочкиных слов на почтовом бланке. "Слова были все одни и те же: столько дел, что нет времени не то что приехать, а даже написать настоящее письмо".

Катерина Петровна понимала, что "у них, у молодых, свои дела, свои непонятные интересы, свое счастье, лучше не мешать". Но думала Катерина Петровна о дочке постоянно: все дни, тихо сидя на краешке продавленного дивана, и все ночи при слабом свете керосинового ночника.

Чувствуя нарастающую слабость, Катерина Петровна решила всё же побеспокоить дочку и написала ей коротенькое письмо: "Ненаглядная моя, зиму эту я не переживу. Приезжай хоть на день. Дай поглядеть на тебя, подержать твои руки. Стара я стала и слаба до того, что тяжело мне не то что ходить, а даже сидеть и лежать, – смерть забыла ко мне дорогу. Сад сохнет – совсем уж не тот, – да я его и не вижу. Нынче осень плохая. Так тяжело; вся жизнь, кажется, не была такая длинная, как одна эта осень".

Полученное письмо вызвало у Насти вздох облегчения, раз мать пишет, значит, жива. Читать письмо на службе было некогда, и она спрятала его в сумочку до вечера. А когда дома прочла, то сразу подумала "о переполненных поездах, пересадке на узкоколейку, тряской телеге, засохшем саде, неизбежных материнских слезах, о тягучей, ничем не скрашенной скуке сельских дней» – и положила письмо в ящик письменного стола". Ни на дорогу, ни на свидание с матерью у Насти не было времени.

Уж лучше совершить тяжелых сто грехов,
Принять сто тяжких мук, сто обрести врагов,
Чем став ослушником, родителя обидеть,
Чем не прийти к нему в тяжелый час на зов.
Мухаммед Бабур, узбекский поэт времён империи Великих Моголов.

Спокойно и неторопливо идёт в рассказе описание жизни старенькой Катерины Петровны в далёком, заброшенном людьми и Богом Заборье. Как художник нужными красками пишет картину, так Паустовский точными словами описывает промозглую осень, отражающую состояние слабеющей от старости и одиночества Катерины Петровны: холод, ветер, зябкость, голые деревья, дождь, слёзы, ни просвета, ни тепла, только надежда, что однажды дочка всё-таки приедет.

Велик талант Паустовского, который на трёх страницах изложил историю, достойную романа! Рассказ глубоко трогает и вызывает сильные чувства. Я очень хорошо понимаю Марлен Дитрих, которая, прочитав рассказ (в переводе), захотела выразить автору свою благодарность. Она это сделала, когда приехала в 1964 году в Советский Союз: "С тех пор я чувствовала как бы некий долг - поцеловать руку писателя, который это написал. И вот - сбылось! Я счастлива, что я успела это сделать. Спасибо вам всем - и спасибо России!"

Заботилась о Катерине Петровне соседская девчонка Манюшка, да изредка заходил сторож Тихон. Он помогал по хозяйству и, уходя, каждый раз останавливался в дверях и спрашивал:
– Не слышно, Катерина Петровна, Настя пишет чего или нет?
Катерина Петровна не отвечала (и так ясно), и Тихон, потоптавшись у двери, уходил. А Катерина Петровна начинала тихонько плакать.

Одиночество — это состояние, о котором некому рассказать. /Ф.Раневская/

Её дочка Настя не была бездушной дочерью, она искренне любила свою мать, но у неё были более неотложные дела, например, надо было "пробить" выставку талантливого скульптора Тимофеева. Две недели Настя занималась этим делом, и выставка всё-таки состоялась. Присутствующие хвалили талантливого Тимофеева, и много говорили о Настиной чуткости, неравнодушии, о её заботе и помощи нуждающимся художникам.

Когда Катерина Петровна слегла, Тихон послал Насте телеграмму: "Катя помирает. Тихон".
Настя в этот момент присутствовала на выставке, где чествовали молодого скульптора и хорошо отзывались о ней самой.

Она не сразу поняла, кто такая Катя и кто такой Тихон, а когда поняла, выбежала на улицу, и села на припорошенную снегом скамейку. Вспомнила о полученном письме и слова из него: "Ненаглядная моя! Ненаглядная."
И ясно осознала, что "никто ее так не любил, как эта дряхлая, брошенная всеми старушка, там, в скучном Заборье". В тот же вечер Настя выехала к матери, но на похороны не успела.

"Она застала свежий могильный холм на кладбище – земля на нем смерзлась комками – и холодную темную комнату Катерины Петровны, из которой, казалось, жизнь ушла давным-давно. В этой комнате Настя проплакала всю ночь".

Мне очень жаль Катерину Петровну. Ослабшая от старости и печали, но полная материнской любви, она поддерживала тлеющую жизнь надеждой о встрече с дочерью. Когда надежда истаяла, Катерина Петровна умерла. Манюшка, добрая и беззаветная детская душа, шесть суток не отходила от неё, даже спала, не раздеваясь, здесь же на продавленном диване.

– Не дождалась, – пробормотал Тихон. – Эх, горе ее горькое, страданье неписаное! А ты смотри, дура, – сказал он сердито Манюшке, – за добро плати добром, не будь пустельгой…

Но ещё больше мне жаль Настю. Я ничуть её не осуждаю её, наоборот, испытываю к ней сочувствие. Настя не была равнодушной дочерью, она просто привыкла верить, что мать, присутствовавшая в её жизни с рождения, так и останется вечной принадлежностью её, Настиного, существования. Настя была отзывчивой по природе и считала, что надо помогать всем, кто просит помощи, например, скульптору Тимофееву, а мать ... она же ничего не просит, значит, может подождать. Но - каждое письмо от матери было для Насти безмолвным укором.

Рассказ "Телеграмма" заканчивается словами: "Уехала Настя из Заборья крадучись, стараясь, чтобы ее никто не увидел и ни о чем не расспрашивал. Ей казалось, что никто, кроме Катерины Петровны, не мог снять с нее непоправимой вины, невыносимой тяжести".

Помню, в 90-х годах по телевизору (в качестве эксперимента) прошла социальная реклама "Позвоните родителям". Я уверена, что реклама во многих пробудила желание срочно позвонить родителям. Очень нужная реклама, говорящая о том, что проблема отношений отцов и детей существует, и будет существовать, пока люди будут думать только о себе. А ведь так легко набрать номер и сказать "мам-пап, привет, как вы там?", особенно в эпоху мобильных телефонов. Родителям многого не надо, главное для них – знать, что их любят, о них помнят, и что с детьми всё хорошо.

Ведь находила Настя время сходить на почту и отослать перевод? Значит, могла бы выкроить хоть раз в три дня в неделю время, чтобы написать письмо – неважно о чём, обо всё, что придёт в голову ... Старушка жила бы этими письмами, читала бы, перечитывала, и её сердце согревалось от мысли, что она нужна своей ненаглядной дочке! Возможно, эти письма продлили бы ей жизнь!

Любовь к родителям — основа всех добродетелей /Цицерон/.

Мне, правда, очень жаль Настю, впереди у неё целая жизнь, но как она будет её жить с ощущением "непоправимой вины и невыносимой тяжести"? Помогая чужим людям, она укоротила жизнь той, которая беззаветно её любила! Нельзя ничего откладывать на потом, в жизни нет ничего вечного! А мама тем более не вечна.

Некоторые люди считают, что родители всего лишь дали им жизнь, поэтому большего ждать от детей не должны. А шевеление совести заглушают денежными переводами. Но деньги не эквивалент доброты, они просто бумажки, нужные для физического мира, но бесполезные для мира духовности. Дети, нарушающие пятую Божью заповедь "Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле", не бывают счастливыми, в каком бы материальном достатке они не жили.

Есть Божий суд, он ждёт, он не доступен звону злата,
И мысли и дела он знает наперед. /Лермонтов/

В рассказе упоминается скульптура Гоголя , выполненная ваятелем Тимофеевым. Гоголь здесь выступает в роли Настиной совести:

1. Чей-то взгляд, тяжелый и пронзительный, Настя все время чувствовала на себе и боялась поднять голову. "Кто бы это мог быть? – подумала она. – Неужели кто-нибудь догадался? Как глупо. Опять расходились нервы".

2. Насмешливо, зная ее насквозь, смотрел на нее остроносый сутулый человек. Настя видела, как на его виске бьется тонкая склеротическая жилка. "А письмо-то в сумочке нераспечатанное, – казалось, говорили сверлящие гоголевские глаза. – Эх ты, сорока!"

3. Она с усилием подняла глаза и тотчас отвела их: Гоголь смотрел на нее, усмехаясь. На его виске как будто тяжело билась тонкая склеротическая жилка. Насте показалось, что Гоголь тихо сказал сквозь стиснутые зубы: – "Эх, ты!"

Читая в рассказе описание Гоголя, я подумала, что он похож на скульптурный портрет Гоголя работы Н. Андреева, и я уверена, что этот памятник Константин Георгиевич Паустовский наверняка видел.


Фрагмент скульптурного портрета Н.В. Гоголя работы Н.А. Андреева.
Москва Никитский б-р, двор дома № 7.


Ссылка на рассказ Паустовского "Телеграмма".
Я купила в книжном магазине сборничек стихов Марины Цветаевой, чтобы носить с собой в кармане или в сумке. В магазине пролистала лишь страницы, а дома разглядела внимательно и - удивилась! На обложке вместо портрета Марины Ивановны была изображена первая жена художника Дейнеки Серафима Ивановна Лычёва.

О личном знакомстве Цветаевой и Лычёвой я ничего не слышала, никакой информации об этом не нашла, да и стихов, посвящённых Лычёвой, я в книжке тоже не увидела, поэтому возник закономерный вопрос, зачем на обложке книги со стихами Цветаевой чужое лицо? К тому же повёрнутое в другую сторону, нежели на оригинале портрета.

Попробовала поискать причину такого оформления обложки, но объяснения не нашла. Лишь на обороте титульного листа было напечатано, что материал для оформления предоставлен "ФГУП "МИА "Россия сегодня".

В Интернете написано, что "МИА "Россия сегодня" (бывшее "РИА Новости") лидирует по цитируемости среди российских СМИ и наращивает цитируемость своих брендов за рубежом. Агентство также занимает лидирующее положение по цитируемости в российских социальных сетях и блогосфере".

То, что лидирует, понятно, но непонятно, почему знаменитое Агентство выдаёт С.И.Лычёву за М.И.Цветаеву? Неужели специалисты Медиагруппы так необразованны, что не знают "в лицо" великую русскую поэтессу??



На обложке сверху вниз читаем - Стихи о любви, Марина Цветаева, Мне нравится, что Вы больны не мной ..., и к этим надписям даётся портрет Лычёвой! Налицо неприятная двусмысленность, бросающая тень на ориентацию образ Марины Ивановны.

Я ничего не имею против С.И.Лычёвой, но мне совсем не хочется связывать её имя с именем М.И. Цветаевой. А если есть причина размещения её портрета на обложке, то мне хотелось бы её знать, иначе я буду считать, что редакторы Медиагруппы лица некомпетентные!
Не верю, что масса издателей, начиная от Заказчика и кончая Исполнителем, не понимала, что подтасовывают факт, заменяя лицо Марины Ивановны чужим лицом. Видели, но молчали.
И этот случай не первый в работе издательства "АСТ" (Москва). Если сие злонамеренное искажение фактов, то Министерству культуры РФ надо с этим разобраться.

Саму книжку я выбрасывать пока не хочу, стихи не виноваты в дремучести вчерашних двоечников, засевших в Медиагруппе и в издательстве. Переплету сборник в другую обложку, а пока поищу подходящий по размеру портрет Марины Ивановны, чтобы заклеить им портрет Серафимы Ивановны. .


Дейнека А.А. "Портрет С.И.Л. в соломенной шляпе" (1935). Холст, масло, 80х60, ГРМ.
Фото картины с выставки "Жены" (2018) в Музее русского импрессионизма.

Ранее сборник этих стихов выходил под названием "Каждый стих - дитя любви...". Данное издание вышло дополнительным тиражом в 3 000 экз. Три тысячи человек будут введены в заблуждение, сочтя изображение на обложке портретом самой М.И. Цветаевой.

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars