Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

Мысли о Робинзоне и Селькирке.

В 1708 году из Бристоля вышли два вооружённых пушками английских корабля - "Duke of Bristol" и "Duchess of Bristol". Командовал кораблями Вудс Роджерс, он же был капитаном "Дюка", а капитаном "Датчесса" - Стивен Кортни. Эти корабли совершали кругосветное путешествие и под видом обмена товаров из Европы на товары "местного значения" совершали каперство "во имя английской короны".

Когда путешествие закончилось, матрос одного из кораблей Эдвард Кук написал двухтомный отчет о путешествии, который был напечатан в 1712 году в виде книги с названием "Путешествие к Южному морю и вокруг света". В этой книге среди прочего материала содержался "рассказ из первых рук о потерпевшем кораблекрушение Александре Селкирке", история которого вдохновила Даниеля Дефо написать в 1719 году свой знаменитый роман о приключениях Робинзона Крузо.

Дефо2 (151x231, 30Kb)У писателя, журналиста и репортёра Даниэля Дефо к моменту написания книги был упадок творческой деятельности. Ему было уже 59 лет, доходы от работы в журналах (статьи и памфлеты) упали, денежные дела запутались, в семье начались нелады и материальные сложности, и Дефо усиленно искал новый источник доходов для поправки положения.

Так как книга Эдварда Кука пользовалась большим читательским и коммерческим успехом, Дефо пришла в голову гениальная мысль сделать историю островитянина Селькирка основой своей новой книги, но так, чтобы никто не обвинил автора в плагиате. По этой причине, отдавая написанную книгу в издательство, Дефо скрыл своё имя, объяснив, что получил рукопись от самого автора.

Как опытный журналист и репортёр, Дефо знал, как вызвать интерес читателя. Взяв за основу сюжета реальное пребывание Селькирка на необитаемом острове, Дефо изменил всё остальное. Главного героя состарил на 50 лет, дал ему фамилию своего школьного товарища Крузо, выдумал аборигенов-людоедов, снабдил Робинзона другом Пятницей, выбрал остров не в Тихом, а в Атлантическом океане в устье реки Ориноко и дал роману длинное заглавие, объясняющее суть сюжета. За два месяца упорной работы Дефо написал первый том "Жизни и Приключений Робинзона Крузо".

[Spoiler (click to open)]
Книга вышла в свет в апреле 1719 года и имела небывалый успех. Издательство переиздало первый том и запросило у Дефо продолжение. Уже в августе 1719-го Дефо написал второй том "Дальнейшие приключения Робинзона Крузо" - эта книга была уже чистым вымыслом и была менее популярна, чем первая. Если для первого тома сюжет был готов и нуждался лишь в художественной обработке, то для второго тома Дефо понадобилось собирать материалы из документальных и литературных источников, а документы сложно разбавлять вымыслами.

В 1720 году вышел третий том, но успеха у читателей не имел по причине обширных рассуждений на темы религии и морали. На русский язык книга не переводилась.

Биография Александра Селькирка стоит того, чтобы о ней помнить.
Его настоящая фамилия Селькрейг, он родился в шотландской деревне Lower Largo. С ранних лет узнал морское дело, плавал матросом на кораблях, был пиратом (капером), авантюристом и искателем приключений.

В начале 1703 года Селькрейг прочитал объявление в "Лондон газетт" о том, что набирается команда для капитана Уильяма Дампира, мореплавателя и капера, собирающегося отплыть в Вест-Индию за золотом. Такое путешествие было в духе Селькрейга, и он одним из первых записался боцманом на "Cinque Ports" (Синг Портс – Пять портов) – один из двух кораблей Дампира. В корабельном журнале фамилию боцмана написали неправильно, и Селькрейг превратился в Селькирка.

В 1704 году корабли Дампира отправились Тихому океану. Во время плавания заболел и умер командир корабля "Синг Портс" - капитан Пикеринг. Дампир назначил нового капитана – лейтенанта Томаса Стредлинга. В мае 1704 года Стредлинг отделился от Дампира, решив плыть самостоятельно.

Опытный моряк Селькирк поставил капитана в известность, что корабль нуждается в ремонте, и если в ближайшем порту не сделать кораблю ремонт, то может случиться беда. Стредлинг отмахнулся от редупреждения боцмана, но тот настаивал. Между ними стали возникать частые споры, переходящие в ссоры.

К осени 1704 года "Синг Портс", сильно потрёпанный последним штормом, встал на якорь у одного из островов архипелага Хуан Фернандес, а чтобы пополнить запасы пресной пресной воды. Селькирк снова заговорил о том, что кораблю нужен ремонт или ему не выдержать дальнейшего пути. Капитан Стредлинг привычно отмахнулся от доводов боцмана, опять началась ссора, и Селькирк запальчиво потребовал, чтобы его ссадили с корабля на берег. Стредлинг немедленно удовлетворил его требование, и, хотя Селькирк быстро одумался и стал умолять оставить его в команде, капитан не согласился.

Из истории мореплавания известно, что скандалистов, драчунов, пьяниц и нарушителей дисциплины ссаживали с кораблей на острова, но Александр Селькирк не был их числа. Он предупреждал капитана о реальной опасности, и команда начала роптать против капитана, поэтому Стредлинг ухватился за возможность избавиться от надоедливого боцмана.
Судьба наказала Стредлинга за недальновидность - вскоре "Синг Портс" потерпел крушение и затонул, часть команды погибла, часть попала в плен к испанцам, в том числе и капитан Стредлинг.

В шлюпку Селькирка погрузили (перечисление из книги Кука) одежду, кремневое ружье, фунт пороху, пули, огниво, несколько фунтов табака, топор, нож, котел, навигационные приборы и библию. Еды дали на один день. В судовом журнале записали, что такой-то "списан с судна по собственному желанию".

Селькирка высадили на берег необитаемого острова Мас-а-Тьерра в Тихом океане в 640 километрах от побережья Чили.

Из книги Эдварда Кука: "Форма острова неправильная; в длину он имеет около девятнадцати верст, в самом широком месте не больше восьми километров (около семи верст). Южная часть острова не возвышенна, суха, песчана и безлесна, но за то северная богата разнообразными произведениями: она покрыта высокими, часто неприступными горами, лесиста, пересекается долинами, ручьями; покрыта зеленью и самою роскошною растительностью".

Из съедобной живности на острове водились птицы, черепахи, рыбы, лангусты, омары и другие морские раки, заплывали тюлени и морские львы, а в лесу было много диких коз.

Селькирк надеялся, что в скором времени на остров за питьевой водой заглянет какой-нибудь корабль и вернёт его в цивилизацию, но шли месяцы, и на горизонте никто не появлялся. Поначалу Селькирк жил в пещере на берегу, чтобы удобнее было высматривать плывущие корабли. Корабли заплывали, но – испанские, от них Селькирк прятался в лесу. Он считал, что лучше умереть от голода или одиночества, чем попасться в руки испанских моряков.

Корабль "Cinque Ports", который мог бы сообщить англичанам о человеке на острове, не добрался до дома из-за крушения.

27-летний отшельник прожил на острове четыре года и четыре месяца – с 1704 по 1709 годы. Сначала он очень сильно страдал от одиночества, но после полутора лет тоски и отчаяния пообвык и стал потихоньку обживать пространство: построил двухкомнатную хижину (кухня и спальня), обзорную вышку, приручил коз, добывал молоко и жарил козье мясо, ел черепашьи яйца, моллюсков и подходящий растительный корм.

Рыба была в изобилии, но когда кончилась соль, Селькирк не мог её есть без соли. Его донимало обилие крыс, но он приручил козьим мясом диких кошек, и крысы оставили его в покое. Постепенно отшельник приобретал нужные для выживания навыки. Так прошли четыре года.

селькирк два.jpg
Александр Селькирк.


1 февраля 1709 года к острову подошли два английских корабля "Дюк" и "Датчесс", совершавшие кругосветное путешествие под командованием Вудса Роджерса. Старшим штурманом экспедиции был бывший капитан "Синг Портса" Уильям Дампир. Говорят, что именно по его наводкам корабли зашли в бухту Мас-а-Тьерра и забрали одичавшего островитянина на борт "Дюка".

Из книги Эдварда Кука: "Вторая [шлюпка] скоро воротилась, и привезла с собою множество раков, а сверх того человека, одетого в шкуры диких коз. Этот человек казался с первого взгляда так же диким, как и те звери, которых шкура его покрывала. Уже после объяснил он нам, что назад тому четыре года и четыре месяца оставлен он был на этом острове капитаном Страдлингом. Имя этого человека Александр Селькирк".

Александр Селькирк рассказал свою историю капитану Роджерсу, правда, не сразу, а когда вспомнил английскую речь, ведь за годы одиночества он практически разучился говорить на родном языке.

В Англию Селькирк вернулся не сразу, ещё два года он продолжал плавать на кораблях Вудса Роджерса и вернулся домой лишь в 1711. Воспоминания о своих приключениях он рассказывал за кружкой пива в пабах, одним из его многочисленных слушателей был писатель Ричард Стил, который опубликовал рассказ Селькирка в газете "The Englishman".

Из книги Эдварда Кука: "Напечатано много историй, похожих на ту, которую я описываю. Не знаю, что в них справедливого, но полагаю, что рассказ Селькирка основан на совершенной истине. Мы осматривали все предметы его уединенной жизни, и удостоверились во всех подробностях. Много надобно было мужества, чтоб перенести подобное несчастие".

Селькирк стал очень популярным, ведь его пребывание на необитаемом острове и спасение было сенсацией тех лет. Даниэль Дефо захотел лично встретиться с боцманом и узнать его историю из первых уст. Встреча состоялась в пивном пабе "Llandoger Trow" в Бристоле.

селькирк и Дефо.jpg
Селькирк, Дефо и, возможно, Ричард Стил в бристольском пабе.


Судя по воспоминаниям современников, Селькирк заново освоил английский язык и поднаторел в рассказах. Ричард Стил писал: "Его было очень интересно слушать, он трезво мыслил и весьма живо описывал пребывание души на разных этапах столь длительного одиночества".

Однако отойти от потрясения, вызванного длительным и одиноким пребыванием на острове, Селькирк всё же не смог. Жизнь в городе среди множества людей его удручала. В 1717 году он опять поступил на морскую службу в чине лейтенанта (присвоили, как опытному моряку и знаменитости) и стал служить на корабле "Веймут", на борту которого во время очередного плавания скончался - в 8 часов вечера 13 декабря 1721 года в возрасте 45-ти лет. Похоронили Александра Селькирка по морскому обычаю – в водах океана.

В записи корабельного журнала причиной смерти была названа жёлтая лихорадка, но, вполне возможно, что лихорадка возникла на фоне ослабленности организма из-за длительной стрессовой ситуации во время одиночества на острове и её последствий на психику.

В различных интернет-статьях Селькирка называют дебоширом и пьяницей, но он не был ни тем, ни другим. Рассказывая в пабах свою историю, он, разумеется, пил пиво, но запойным пьяницей не был. Селькирк имеет право на симпатии. Ему выпало тяжёлое испытание, но он не струсил, не покончил с собой, а, как мог, приспособился к жизни без людей.

В романе Дефо реально лишь появление Робинзона на необитаемом острове, и его одиночество было временное (до появления Пятницы и других людей). В остальном – он типичный герой комикса, супермен, везунчик-экстремал, победитель всех схваток с окружающей средой, как и полагается выдуманному персонажу.

Если мысленно убрать фантазии, которыми Дефо обогатил свой роман и своего героя, то жизнь Робинзона Круза на острове ничем не отличалась бы от жизни своего несчастного прототипа, даже могла быть хуже, ведь Селькирк провёл на острове всего четыре года, в то время как Робинзон целых 28. Тем не менее, Робинзон Крузо вернулся домой целым психически и невредимым физически.

Почему?
Всё дело в психологической установке.

Селькирка фактически насильно высадили с корабля против его воли, и он ступил на берег в состоянии подавленности и страха. Робинзон Крузо после кораблекрушения остался жив, и вера в удачу помогла ему начать новую жизнь на острове.

Селькирк полтора года жил в отчаянии, ожидая спасения, Робинзон сразу же включился в активное благоустройство своего места обитания.

Тяжёлый ежедневный труд по добыче пропитания, утомлял Селькирка и лишал его сил, Робинзон же на первые годы запасся продуктами (даже ромом) и необходимыми вещами из трюма корабля.

Селькирк страдал от одиночества, у Робинзона были кошки, собака и попугай, а потом появился человек – друг Пятница.

Нехватка информации извне расшатала Селькирку нервную систему, Робинзон получал сведения от спасаемых им людей.

У Селькирка не было желания уплыть с острова, так как он не верил в свои возможности, у Робинзона была цель построить лодку и уплыть с острова.

Селькирка спас зашедший в бухту острова корабль, Робинзон с оружием в руках освободил корабль и его капитана.

Вернувшись домой, Селькирк долгое время привыкал к обществу людей. Робинзон вернулся к своей семье полноценным человеком.

Вывод: если бы не Даниэль Дефо, Робинзону (будь он реален) была бы уготована жизнь Александра Селькирка.

В 1966 году остров Мас-а-Терра был переименован в "Робинзон-Крузо". Другой остров из архипелага Хуан-Фернандес стал называться "Александр-Селкирк".


Полное название книги Даниэля Дефо звучит так:

"Жизнь и необычайно удивительные приключения Робинзона Крузо, моряка из Йорка, который прожил двадцать восемь лет в полном одиночестве на необитаемом острове близ устья реки Ориноко, куда он был выброшен после кораблекрушения, а вся остальная команда погибла. С добавлением рассказа о том, как он в конце концов удивительно был спасён пиратами. Написана им самим."

И о погоде в ноябре.

Известен случай из жизни В.И.Даля, когда он, 17-летний выпускник Морского военного корпуса, следовал из Петербурга к месту службы (черноморский флот). Дело было зимой, мичманская шинелька плохо грела, и юный офицерик стал постукивать зубами. Ямщик решил его подбодрить и сказал, типа, "не дрейфь, Ваше благородь, уже замолаживает", и показал на небо, которое было затянуто низкими серыми облаками. "Что-что?", - не поняв, переспросил Даль. Ямщик объяснил, что словом "замолаживает" в их краях называют потепление, которое следует за пасмурной погодой. Слово понравилось Далю, и он записал его в блокнот. Считается, что с этого услышанного диалектного слова начался великий труд знаменитого лексикографа – Словарь Даля.

Но я не о Дале, а о погоде. Всякий раз смотрю на ноябрьское небо и пытаюсь понять замолаживает или нет? По-моему, в ноябре замолаживает каждый день, только погода стойко держится на минусе, и потепление не наступает. И позавчера небо было низкое, с тяжёлыми тёмно-серыми облаками, словно напитанными влагой (замолаживало?), и казалось, что они вот-вот прольются дождём, но к вечеру пошёл снег, только сухой и лёгкий, и погода стала с плюсом. То есть, если верить далевскому ямщику, пасмурность и в самом деле сменилась оттепелью. Возможно, это и было настоящее "замолаживание", но я не уверена. )))

Из словаря Даля:
"Замолаживать, безл., орл., тул. и вост. пасмурнеть, заволакиваться тучками, клониться к ненастью, замывать [Не вообще ли, о перемене погоды, от молодик, молодой месяц.] -ся."

Похоже, что Владимир Иванович сам толком не знал, как описать это явление. А я и подавно. Но слово запомнила и буду им пользоваться, потому что оно короткое, например, вместо длинного выражения "пасмурная погода обещает потепление" можно сказать короче - замолаживает. ))

Хотелось бы представить фотоиллюстрацию замолаживающего(ся) неба, но на фотках оно выглядит невыразительно: одно серое, скучное облако без конца и края.

Выборг. Судьба теплохода "Короленко"

Гостиница "Дружба" на набережной бухты Салакка-Лахти в Выборге сохранилась с советских времён. Почему-то при первом взгляде на гостиницу сразу догадываешься о советскости здания. С противоположной стороны бухты здание гостиницы напоминает палубу огромного корабля. По описаниям в Интернете гостиница "Дружба" "ушла" от советского сервиса и стала современной. Не знаю, так ли это, надо убедиться самой. Думаю, если в следующий раз надумаю приехать в Выборг, то остановлюсь именно в "Дружбе". Насчёт сервиса не знаю, но г-ца расположена в центре города и близко от авто и ж/д вокзалов. Это удобно.


Гостиница "Дружба"
Фото: март 2017.

В память о фильме С.Ростоцкого "И на камнях растут деревья" (1985) у гостиницы стоят драккары викингов. В течение многолетней стоянки ладьи Ростоцкого обветшали, но в 2009 году на Выборгской верфи "Варяг" были построены новые 24-метровые драккары (с древнескандинавского Drage - дракон, а Kar - корабль), которые удачно вписались в достопримечательности города.


Вид на один из драккаров и г-цу "Дружба"
Фото: март 2017.

Чуть дальше драккаров стоит на швартовке советский двухпалубный теплоход "Короленко". В свой первый приезд в Выборг меня интересовали только драккары, а не гостиница "Дружба" и тем более не интересовал стоявший у берега теплоход. Я даже не стала его фотографировать, ведь он не относился к достопримечательностям Выборга. Но в следующий свой приезд, навестив драккары, я увидела в воде остатки сожжённого теплохода и мне захотелось узнать о нём поподробнее.


Вид на теплоход и один из драккаров со стороны набережной.
Фото: март 2017.

Теплоход "Короленко" - высота и ширина 12 метров, длина 65,2 м, доковый вес 604 тонны. Теплоход завели в бухту в середине 90-х годов, поставили на стоянку и перестали эксплуатировать в качестве плавсредства. В 1996 году были демонтированы двигатели, а в начале 2000 годов судно вообще сняли с судового реестра. Теплоход стал использоваться как плавучая гостиница.

Теплоход имел каюты на 1, 2, 4, 6 и 8 пассажиров, в некоторых каютах имелись умывальники. Положенные по проекту судов такого типа помещения общего назначения на нижней палубе также были переоборудованы в двенадцать 4-6-местных кают. На теплоходе было два ресторана и два салона.

У городских властей сначала были намерения отбуксировать теплоход за пределы города, но после съёма раздвижных механизмов у ж/д моста, по которому пролегала трасса скоростных поездов "Санкт-Петербург—Хельсинки", мост стал неразводным и не стало возможности увести "Короленко" в другую акваторию. С другой стороны теплоход был "заперт" внутригородским автодорожным мостом.

Место швартовки не предназначалось для стоянки судна, и его многолетнее пребывание у берега вызвало деформацию и разломы чугунного ограждения и разрушения гранитных блоков самой набережной. К тому же судно не было оборудовано автономной системой канализации и очисткой сточных вод, что стало эпидемиологической угрозой для бухты.

Судьба теплохода определилась - полный демонтаж и утилизация. После всех подсчётов затрат выяснилась, что стоимость демонтажа и утилизации - не менее 2 млн рублей. Владелец теплохода-гостиницы не обнаружился.
Судьба теплохода на фотографии ниже.


Как говорится, "и овцы целы и волки сыты".
Фото: апрель 2018 года.

Выборг. Памятник Ф.М. Апраксину.

Я люблю памятники. Как где увижу, так и бегу смотреть и фотографировать. А потом разглядываю фотографии и вспоминаю о тех тех местах, где побывала, и о тех людях, которых запечатлела. Но памятник памятнику рознь, бывают уродливые сооружения, смотреть которые - настроение портить, а есть такие, от которых душа поёт "Аллилуйя!"

Ещё в Древнем Египте существовали каноны скульптурного искусства, и ваятель должен был строго их придерживаться. В скульптуре не должно быть ничего случайного. Фигура должна передавать силу и физическую мощь, поза должна быть величавой, лицо - спокойным и бесстрастным, должны отсутствовать второстепенные детали, ничто не должно отвлекать внимание от главной идеи - величественности образа.

APRAKSIN1024.jpg
Выборг. Петровская площадь. Памятник Ф.М.Апраксину.

Я думаю, что памятник Апраксину в Выборге на Петровской площади, очень близок к образцам канонического скульптурного искусства.
Фигура - передаёт силу и физическую мощь. Поза - величественная. Лицо - спокойно и бесстрастно. Второстепенных деталей нет, только главные.

Местоположение монумента выбрано очень удачно. Сам памятник (высотой 4,5 метра), пространство вокруг него, вид на крепость, невская вода, простор площади и купол неба представляют единый архитектурный организм и работают на Идею.

Памятник в Выборге - единственный монумент в честь Фёдора Матвеевича. Бронзовая фигура на гранитном постаменте несёт большую смысловую нагрузку, это не просто скульптурный слепок с человека Апраксина, а олицетворение эпохи, в которой Фёдор Матвеевич создавал российские Армейский и Военно-морской флот.

Одно дело читать сухой текст о Победах далёких времён, другое – вспоминать о них, видя перед собой их непосредственного участника, пусть не живого, а запечатлённого в бронзе.
Памятники – от слова память, а в памяти должны храниться достоверные знания. Думаю, не обязательно знать подробную биографию героя, достаточно знать о нём главные факты.

Уже то, что Апраксин был ближайшим сподвижником Петра I, говорит о многом. Царь Пётр окружал себя единомышленниками, которые служили ему и отечеству верой и правдой. Жизнь Фёдора Матвеевича интересная и героическая, она достойна хорошей, большой книги.

Стоя у Памятника Апраксину в Выборге, любуясь ладной фигурой и красивым лицом адмирала, я припомнила то немногое (но важное), что знала о нём - три подвига из его биографии, которые как нельзя лучше характеризуют эту героическую личность.

Апраксин в музее..jpg
Бюст Ф.М. Апраксина в краеведческом музее Выборга.
Скульптор Ю.С.Тюкалов


Первый подвиг - спасение Петербурга.
В 1708 году под командованием адмирала Апраксина было отбито нападение шведов, которые рвались овладеть Кроншлотом (Кронштадт), островом Котлин, напасть на недавно построенный Петербург и разорить его до основания.

В награду Апраксин был пожалован Петром в действительные тайные советники и возведен в графское достоинство. В память этой победы была выбита медаль: на одной стороне грудной портрет Апраксина и надпись "Царского Величества Адм. Фе. Ma. Апраксин", на другой – изображение выстроенного в линию флота с надписью: "Хранение сие не спасет, лучше смерть, а неверность 1708".

Второй подвиг- взятие Выборга.
В Краеведческом музее, который располагается в Выборгском замке, об этом событии мне очень подробно рассказывала смотрительница зала, которая сильно прониклась моим интересом к Северной войне и к Выборгу. Она с воодушевлением водила меня по залу, обращала моё внимание на исторические документы, тыкала указкой в большой настольный макет, показывая места расположения русских и шведских войск.
Это было наглядно и запоминающе!

За взятие Выборга Петр собственноручно наградил Фёдора Матвеевича орденом Св. Андрея Первозванного и золотой шпагой, украшенной бриллиантами.

Позже, когда я смотрела с Петровской площади на Выборгский замок, а с Крепостного моста на Неву, то очень легко представляла те давние героические события. Вот тут были шведы, вот тут войска Апраксина, вот тут пробирались к своим переодетые шведами русские моряки ... Как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать!

Третий подвиг - баталия при Гангуте.
Перед русским флотом была поставлена задача — завершить завоевание Финляндии и утвердиться на побережье Ботнического залива. Битва между шведскими кораблями и русскими галерами произошла у мыса Гангут. Русская гребная флотилия вступила в бой со шведской эскадрой и нанесла ей поражение. Была одержана первая морская Победа русского флота, которая позволила России выйти в Балтийское море. Хотя разрабатывал операцию и руководил ею лично Петр I, лавры победителя достались и командующему резервным флотом Апраксину.

Жизнь Фёдора Матвеевича была полна многими событиями, приключениями и интригами, она достойна хорошего романа. И слава Богу, что нашлись люди, которые догадались увековечить в монументе память о выдающемся русском морском и военачальнике.

Авторы памятника, похоже, взяли за основу живописные и графические портреты адмирала, но, оттолкнувшись от них, создали новый образ. Генерал-адмирал Фёдор Матвеевич Апраксин изображён в военном мундире, с орденом Андрея Первозванного на плече.
У него мужественное лицо, кудри до плеч, благородный разворот плеч, величавая осанка, взгляд направлен в привычную морскую или сухопутную даль ... весь памятник в целом вызывает чувство удовлетворения и достоверности образа.

пам и апр 1 (510x300, 48Kb)

Слева голова Апраксина с Памятника, справа прижизненный живописный портрет (автор неизвестен).

Перевожу взгляд с одного изображения на другое, сравниваю и вижу различия, но меня это совершенно не трогает. К живописному портрету я отношусь спокойно: да, это знаменитый адмирал, да, совершил немало славных деяний, да вместе с царём Петром строил российское государство, но это всё так далеко от меня, умозрительно и расплывчато, что увиденное я просто принимаю "к сведению".

Другое дело - памятник. В нём - есть величие, мужественность, сила, готовность защищать, он вызывает гордость и уважение, и это главное! Памятник Ф.М.Апраксину - патриотическое монументальное искусство!

Я пишу так много о памятнике Апраксину потому, что он мне очень нравится. Именно так я представляю героев! Даже если Фёдор Матвеевич Апраксин был бы кривой, хромой и горбатый, его всё равно надо было бы создать статным, сильным и мужественным Героем, каким он изображён в Выборге.