Татьяна, ник в ЖЖ mita_pe (mi_ta_pe) wrote,
Татьяна, ник в ЖЖ mita_pe
mi_ta_pe

Category:

Куда ты идёшь, Господи?

Старый Лин склонил перед ним [Петром] свою голову мученика.
- Отец, - сказал он, - тебе Спаситель велел пасти овец своих, так иди туда, где можешь найти их еще. ... Чего ты достигнешь, оставаясь в Риме? ... если над тобой разразится адская ярость, тогда те, у кого смутилось сердце, спросят: кто же выше Нерона? Ты камень, на котором построена Церковь Божья. Дай умереть нам, но не позволь антихристу победить наместника Христова - и не возвращайся сюда до тех пор, пока Господь не сокрушит пролившего невинную кровь.


Антонис Ван Дейк. Апостол Пётр. Масло, дерево. 63.2×51.7 см. Государственный Эрмитаж, С.-Петербург.


На рассвете следующего дня две темные тени двигались по Аппиевой дороге к Альбанским горам. Это были Назарий и апостол Петр, который покидал Рим и своих гонимых единоверцев.

Небо на востоке принимало зеленоватый оттенок, который постепенно переходил у горизонта в шафранный. Серебристая листва деревьев, белый мрамор вилл и арки водопровода, бегущие по равнине к городу, отчетливее выступали из мрака. Постепенно светлело небо, насыщаясь золотом; розовый восход солнца расцветил Альбанские горы, которые казались теперь прекрасными, лиловыми и воздушными.

Солнце сверкало в капельках росы, скопившейся на листве деревьев. Туман редел, открывая все более широкий вид на равнину, на разбросанные по ней дома, кладбища, селения и рощи, среди которых белели колонны храмов.

Дорога была безлюдна. Пригородные жители, подвозившие к городу зелень, не успели еще, по-видимому, запрячь своих телег. По каменным плитам, которыми выложена была дорога до самых гор, раздавался в тишине стук деревянных сандалий путников.

Солнце поднялось в разрезе гор, и странный вид поразил апостола. Ему показалось, что золотой круг вместо того, чтобы подниматься выше и выше по небу, скатился с гор и движется к ним навстречу по дороге.

Петр остановился и сказал:
- Видишь сияние, приближающееся к нам?
- Не вижу ничего, -- ответил Назарий.
Но Петр, подняв руку к глазам, сказал через некоторое время:
- Какой-то человек идет к нам в солнечном сиянии.

Но до них не доносился шум чьих-либо шагов. Вокруг была абсолютная тишина. Назарий видел лишь, как вдали трепещет листва деревьев, словно их раскачивает кто-то, да сияние все шире разливалось по равнине.

С удивлением он стал смотреть на апостола.
- Учитель, что с тобой? -- спросил он с тревогой.
Дорожный посох выскользнул из рук Петра и упал на землю, глаза неподвижно устремлены были вперед, рот полуоткрыт, на лице отражалось изумление, радость и восторг.

Он бросился вдруг на колени с протянутыми вперед руками, из груди его вырвался крик:
- Христос! Христос!..
И он склонился низко к земле, словно целуя чьи-то стопы. Долгое продолжалось молчание, потом в тишине раздался прерываемый рыданием голос старца:
- Куда идешь, Господи?..
Ответа не услышал Назарий, но до слуха Петра долетел голос печальный и сладостный:
- Ты хочешь покинуть народ мой, поэтому иду в Рим, чтобы распяли меня там во второй раз!

Апостол лежал на земле ниц, неподвижный и безмолвный. Назарию казалось, что он лишился чувств или умер, но старец встал наконец, дрожащими руками поднял страннический посох и, ничего не сказав, обернулся к семи холмам города.

Мальчик, видя это, повторил как эхо:
- Куда идешь, господин...
- В Рим, - тихо ответил апостол.
И вернулся.


Геник Сенкевич. "Камо грядеши". 1896.
гл. XXVII
Tags: зарубежная живопись, иисус христос, польская литература, цитаты из книг
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments