mi_ta_pe

Category:

Не виноватая я, он сам пришёл!

Я опять перечитала "Анну Каренину". Книга была обёрнута газетой, и я не узнала её, взяла, открыла  и  – здрасти!  Опять прочла. Не считала в который раз, но, думаю, раз ... надцатый. 

Знаю роман вдоль и поперёк, но всё равно,  дочитав до конца, погрузилась в привычные размышления  о несчастной Анне. Несчастной не потому, что она трагически закончила свою жизнь, а потому, что изначально была безрассудной. 

Когда американского писателя Уильяма Фолкнера попросили назвать три самых лучших романа из всех, что когда-либо были написаны, он три раза назвал роман «Анна Каренина». Я не удивилась, потому что ответила бы так же!  "Анна Каренина», на мой взгляд, самый лучший роман о любви. Об истоках любви, о влиянии любви, о её последствиях и так далее.  Толстой затронул так  много животрепещущих тем, что роман можно читать бесконечно, потому что он – настоящий учебник жизни.   

Сюжет романа прост и выражается в одном предложении: замужняя дама из высшего общества изменила мужу и покончила с собой. Всё так просто и обыденно, что непонятно из-за чего после окончательной публикации романа поднялся шум? Общество разделилась на две части - одобряющих и критикующих. 

Думаю, общим потрясением для читателей стало решение Анны  уйти от мужа и открыто соединить свою жизнь с любовником.  Многие  мужья и жёны имели связи на стороне, об этом знали или догадывались,  но  делали вид, что ничего не происходит,  так было заведено.   И Анна  могла бы  встречаться с Вронским тайно, но, увы, из-за своей наивности честности "отбилась от стада",  а это было против установленного правила и потому непростительно! 

Подруга Бетси Тверская, которая «самым гадким образом обманывала мужа» с красавчиком Тушкевичем, первая осудила Анну: «... она мне сказала, что она меня знать не хочет, пока мое положение будет неправильно».

Понятно, то, что можно мужчине, женщине нельзя. Например,  Стива Облонский по-тихому погуливал,   жена пребывала в неведении, всё было хорошо и спокойно ... но случайно потерял бдительность, и жена Долли почему-то всполошилась, обиделась (ах, как нехорошо!)  — скандал в благородном семействе!

И что же?  Любимица высшего общества  Анна Каренина пришла на помощь, уговорила Долли  закрыть глаза на измену мужа и  простить ему «его маленькую оплошность».  

«Эти люди [мужчины] делают неверности, но свой домашний очаг и жена — это для них святыня. Как-то у них эти женщины остаются в презрении и не мешают семье. Они какую-то черту проводят непроходимую между семьей и этим».

Конечно, Долли простила мужа. И дальше будет прощать (а куда деться?), а потом Стива начнёт открыто ей изменять, ведь: «Жена стареется, а ты полон жизни. Ты не успеешь оглянуться, как ты уже чувствуешь, что ты не можешь любить любовью жену, как бы ты ни уважал ее. А тут вдруг подвернется любовь, и ты пропал, пропал!»

Рассуждения,навеянные книгой,  как клубок из ниток, потянешь за один  кончик и ... сначала одна тема думается, потом плавно цепляется за другую , а там за третью и не на один час! )))

Рассуждать о персонажах романа, словно сплетничать о них. Они живут себе в книжке и даже не знают, что их житейские поступки вот уже полтораста лет вызывают разговоры разной степени горячности. Всяк судит по себе, а личный опыт у всех разный, поэтому и суждения  разнообразны.  

Вот, например,  реакция на роман поэта Николая Алексеевича Некрасова, выраженная в виде эпиграммы: 

«Толстой, ты доказал с терпеньем и талантом, 

Что женщине не следует «гулять» 

Ни с камер-юнкером, ни с флигель-адъютантом, 

Когда она жена и мать».

Общепринято считать, что  этой эпиграммой Некрасов выразил негативное отношение к роману, но я так не думаю.   Он отразил лишь то, что лежало  на поверхности, так сказать, канву сюжета.  А  глубокий смысл не  то, чтобы глубоко спрятан, а — рассеян по страницам.  

Ведь Толстой никогда ничего не говорил прямо,   его произведения (даже для детей) не имеют ярко выраженной морали, как в баснях Крылова. Толстой не учит, не назидает, не осуждает  и не даёт готовых ответов – всё должен сделать сам читатель! Чтобы  найти авторские подсказки , надо внимательно читать каждую страницу и тогда можно найти ответы на многие вопросы. 

Например, для меня роман «Анна Каренина» стал по-настоящему «открытой книгой» лишь после нескольких перечтений, когда в памяти прочно  отпечатались авторские повторы, а сведения из школьных уроков по литературе забылись.  

Ещё думаю, что раньше мне  не хватало жизненного опыта (женского опыта) для понимания поступка Анны – уйти к любовнику, оставить хорошего мужа, любимого сына, навлечь на себя позор,  бойкот общества ...  

Несмотря на то, что Анна Каренина была в высшем обществе всеобщей любимицей,  после разрыва с мужем  все от неё отвернулись и стали считать "падшей женщиной".  

Известно, что замысел «Анны Карениной» зародился у Льва Николаевича под влиянием отрывка из повести Пушкина «Гости съезжались на дачу…». 

В письме к литературному критику Н.Н. Страхову Толстой сообщил:

«Там есть отрывок «Гости собирались на дачу…». Я невольно, нечаянно, сам не зная зачем и что будет, задумал лица и события, стал продолжать, потом, разумеется, изменил, и вдруг завязалось так красиво и круто, что вышел роман…»

Честно скажу, по мне было бы лучше, если бы Толстой взял идею  с пушкинской Татьяны, с её «я другому отдана и буду век ему верна». Меня всегда занимали  вопросы, а что будет, если не будет верна? А если изменит мужу и уйдёт от него?  Что тогда?

Про «что тогда» и написано в книге «Анна Каренина».  Тема «падшей женщины» и раньше  интересовала писателя, поэтому идея быстро обросла подробностями,  сложились сюжетные линии, сформировались образы и добавились сопутствующие обстоятельства. Первые главы романа написались очень быстро и были напечатаны.  Толстой был уверен, что закончит роман за две недели. 

Но работа затянулась на целых 4 года. 

Толстой начал писать роман  с вдохновением, но после первых глав вдохновение пропало. Продолжение  создавалось под влиянием настроения. Толстой  то охладевал к работе, то вновь возвращался, ранее написанное зачёркивалось , и сюжетная линия менялась.  Вдохновение посещало Толстого  редко, и  ему приходилось  принуждать себя вернуться к  рукописи. 

Лев Толстой (в письмах) признавался, что не он, а сама Анна пишет этот роман, а он даже не знает, чем всё закончится. При этом Толстой ссылался на Пушкина, который говорил, что его Татьяна Ларина настолько самостоятельна, что «вышла замуж, не поставив при этом автора в известность».

Меня не удивляет то, что «ещё не написанная» героиня диктовала писателю свою волю и руководила процессом создания  романа. Так бывает!  Пойдя против мнения света, Анна Каренина пошла и против авторского замысла. Видимо, поэтому Лев Толстой очень много времени тратил на редактирование романа (спорил с героиней?), например, одна только первая глава подвергалась переделке 10 раз. 

Всем читавшим роман известно, что он начинается с фразы «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему», но сначала было не так. 

Исследуя в 1930 году черновики Толстого, литературоведы установили, что изначально роман начинался сценой в салоне княгини Бетси Тверской. И имя для героини Толстой нашёл не сразу, она была то Татьяной, то Наной (сокращённо от Анастасия), а когда за ней укрепилось имя Анна, то пришлось изменить и первоначальное название романа: бывшее залихватское «Молодец баба» изменилось на простое «Анна Каренина». 

В 1868 году в Туле в доме генерала Тулубьева  произошла встреча Льва Толстого со старшей дочерью Пушкина Марией Александровной Гартунг.  Писателя  покорило её обаяние, остроумие, непринуждённость в общении и природная грация.

Родственница Толстого Т. А. Кузминская в своей книге «Моя жизнь дома и в Ясной Поляне» вспоминала об этой встрече: «Когда представили Льва Николаевича Марии Александровне, он сел за чайный столик подле неё; разговора я их не знаю, но знаю, что она послужила ему типом Анны Карениной, не характером, не жизнью, а наружностью, он сам признавал это».

Рисуя в романе образ Анны Карениной, Толстой держал в памяти  встречу с  дочерью Пушкина и некоторые особенности её внешности  перенёс на свою героиню, например, «колечки тёмных волос, которые были у Анны по всей голове». А ещё наделил её «маленькими изящными ручками», лёгкой походкой, грациозной фигурой и серыми глазами  в обрамлении густых, длинных ресниц. 

"Красота всей ее фигуры, головы, шеи, рук каждый раз, как неожиданностью, поражала Вронского."

Внешность Анны Карениной стало одной частью её образа, другой – послужила реальная Анна Пирогова, покончившая с собой в 1872 году под колёсами поезда. Софья Андреевна Толстая написала тогда в дневнике, что Лев Николаевич был так потрясён этой трагедией, что даже «сам отправился почтить память погибшей женщины». Он увидел перерезанное поездом тело Пироговой, и эта картина так его потрясла, что он переписал финал романа и  «бросил» Анну под поезд, хотя  собирался «утопить» её в Неве.

К чести Толстого, он поначалу намеревался закончить роман положительно. Линия сюжета предполагала, что Каренин даст Анне развод, она и Вронский поженятся и будут жить в любви и согласии. 

Две причины заставили Толстого отказаться от такого умильного завершения: во-первых, развод был нереален, так как церковь разводы не разрешала, во-вторых, Анна (по словам Толстого) «сама решила броситься под поезд», а ему осталось лишь литературно-художественно это решение обработать. 

Раньше я не знала, как  отношусь к Анне Карениной. Я не восхищалась ею, но и не порицала. Скорее, я её жалела. На мой взгляд, Анна совершила две ошибки: вторая вытекала из первой. Первая - нельзя выходить замуж без любви (а если вышла, то терпи) и вторая – нельзя предавать семью ради собственного удовольствия. 

То чувство, что испытывала Анна к Вронскому, нельзя назвать любовью, хотя сам Толстой (и все вслед за ним) говорят о любви. Можно понять причину, по которой Анна вышла замуж: молоденькая, одинокая, под неусыпной опекой тётки, под её же уговоры в пользу Каренина ... как не послушаться!  

Анна  была полна благих намерений (как Татьяна Ларина) повиноваться мужу – господину и повелителю, но ... «любовь нечаянно нагрянет, когда её совсем не ждёшь ...», что и произошло!

Нет, конечно, Анна не сразу бросилась в объятья Вронского. Замужняя дама, добрая мать, верующая в Бога , завидное положение в обществе ... нельзя! Но Вронский был настойчив («...раз взявшись за дело, хочется его сделать. Борьба! – сказал он...»).   И — случилось то, что случилось. 

Интересно то, что, излагая выше написанное, я ловлю себя на мысли, что хочу выразиться об Анне Карениной негативно. Последнее перечтение романа вызвало во мне неприязнь к ней, а множественное перечисление Толстым её внешних прелестей и замечательных качеств   характера просто утомило. Толстой словно специально рассыпал Анне комплименты, чтобы в глазах читателя она оказалась жертвой любви  Вронского, неприятия  общества, обиды Каренина и остракизма всего света. 

Думаю, что в этом случае Толстой выступал в роли провокатора. Он искусно подводил читателя к последней сцене самоубийства, чтобы растрогать и пожалеть  женщину, падшую в результате своего  огромного, но непонятого  никем чувства. 

Так и видится на её месте Катюша Маслова с её воплем: «Не виноватая  я-я-яяяя, он сам пришёл!»

О романе и каждом его персонаже можно писать бесконечно. 

Напишу ещё.

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →