Татьяна, ник в ЖЖ mita_pe (mi_ta_pe) wrote,
Татьяна, ник в ЖЖ mita_pe
mi_ta_pe

Categories:

Татьяна Ларина и важный генерал.

Моя настольная книга (потому что любимая) – это роман в стихах "Евгений Онегин" Александра Сергеевича Пушкина. Роман в первый раз был прочитан (и "пройден") в школе, но до сих пор я его читаю-перечитываю и местами помню наизусть. Сейчас, правда, читаю выборочно: беру в руки, раскрываю и начинаю читать с той страницы, с которой откроется ...
Последний раз книжка открылась на странице со строчками:

Что ж, матушка? за чем же стало?
В Москву, на ярманку невест!
Там, слышно, много праздных мест.


А-аа, понятно, это о том, как Татьяну Ларину увезли в Москву и выдали замуж ...
Как это было?
Сейчас залезу в историю замужества Татьяны и подкреплю её кадрами из художественного фильма-оперы (тоже любимого) "Евгений Онегин" выпуска 1958 года и парочкой рисунков Самокиш-Судковской Елены Петровны.


Самокиш-Судковская Е.П. Иллюстрация к "Евгению Онегину". Весенний сад.

[Spoiler (click to open)]
В январе-феврале 1822 года (хронология по Ю.М. Лотману) мать Татьяны Полина (по-русски Прасковья) Ларина увезла дочь в Москву на "ярманку невест", надо было хорошо пристроить старшую дочку, младшая Ольга уже была выдана за улана, который увёз её с собой в полк.

Ярмарка невест – значимое событие в жизни зимней Москвы. Пушкин отмечал в "Путешествии из Москвы в Петербург", что "Москва славилась невестами, как Вязьма пряниками".

Когда устанавливался прочный зимний путь, а в романе "Евгений Онегин" это было в январе-феврале, провинциальные помещики приезжали в столицу, везя дочек на ярмарку невест и мечтая удачно выдать их замуж.

В Москве Ларины остановились у родственницы, жившей в доме на углу Большого и Малого Харитоньевских переулков:

... У Харитонья в переулке
Возок пред домом у ворот
Остановился. К старой тетке,
Четвертый год больной в чахотке
Они приехали ...


Ярмарки невест, или показательные балы, устраивались в разных местах Москвы. Самые известные проходили в здании Благородного дворянского собрания на Большой Дмитровке, д. 1/6, (нынешний Дом Союзов), это была самая престижная московская ярмарка невест, на неё приезжали блестящие гвардейские офицеры и штатские женихи даже из Петербурга.

Не меньшего значения была ярмарка невест на Пречистенке в доме московского военного губернатора И.П. Архарова. Гостей туда съезжалось столько, что их кареты загромождали не только двор, но и ближайшие переулки.
Ярмарки также проходили в Университетском пансионе и в других знатных домах, так что женихи, бывало, успевали за один вечер посетить несколько балов.

Балы проходили строго по протоколу: ознакомительные танцы с понравившейся девушкой мог быть числом не более трёх, если больше, то считалось, что жених уже выбрал невесту и должен на ней жениться.

т3.jpg
Кадр из к/ф "Евгений Онегин"

Родители приезжали на бал с дочками и внимательно следили, кто с ними танцует. Тут же (своего рода цыганская почта) наводили о молодом человеке справки и узнавали, годится ли он в женихи. Жених с плохой репутацией браковался. Разумеется, со стороны женихов существовал такой же отбор, ведь им хотелось жениться пусть на некрасивой, но богатенькой.

Ещё существовали ярмарки будущих невест – девочек 14-16 лет, которые готовились в скором времени выходить в свет. Эти "детские" ярмарки-балы устраивал знаменитый танцмейстер П.А. Йогель, они проходили в здании на Тверском бульваре, 22 (сейчас МХАТ им. Горького). На балы юных девушек приходили взрослые мужчины, чтобы присмотреть себе будущую невесту.

Александр Сергеевич Пушкин таким образом высмотрел себе будущую жену Натали Гончарову, в которую моментально влюбился. Он танцевал с ней, и юная красавица произвела на поэта неизгладимое впечатление: "Я пленён, я очарован, я совсем оганчарован!"
Натали мало кто приглашал на танец, ведь за ней не обещали богатого приданого. Это было видно по её платью, ношеным перчатках и старым туфлям.

Ярмарки невест длились до начала Великого поста. Женихи, выбравшие себе невесту, приглашались в дом, где жених и невеста общались в присутствии родителей. Потом объявлялся день свадьбы, и родители облегчённо вздыхали: "Довольно. С плеч долой обуза!"
А кому в ярмарочный сезон не повезло, откладывали попытки счастья на следующий год.

Но бывали случаи, когда женихи не гнались за богатством, а пленились красотой и душевностью невесты, то есть влюблялись! Так было с Татьяной Лариной. Её мать ещё в своей усадьбе жаловалась гостям-соседям, что сильно поиздержалась, видимо, неплохое приданое отдали за Ольгу.

Соседи предложили взаймы, Ларина не отказалась, взяла деньги, приодела дочь и отправилась с ней в Москву на ярмарку невест, вручив дочь заботам опытных тётушек. Те привезли Татьяну на самую лучшую ярмарку – в Благородное собрание:

Ее привозят и в Собранье.
Там теснота, волненье, жар,
Музыки грохот, свеч блистанье,
Мельканье, вихорь быстрых пар,
Красавиц легкие уборы,
Людьми пестреющие хоры,
Невест обширный полукруг,
Всё чувства поражает вдруг.


В этой толчее невест (одна другой краше) Татьяну заметили (сердце подсказало?).
Пока "архивны юноши" оглядывали Татьяну в лорнеты и неблагосклонно шептались о ней, важный генерал выделил её из толпы других претенденток, оценив по достоинству красоту девушки и её скромное поведение:
Тётушки сразу же заметили интерес генерала к их милой Тане и толкнули её в бок:

И каждая шепнула ей:
— Взгляни налево поскорей. —
"Налево? где? что там такое?»
— Ну, что бы ни было, гляди...
В той кучке, видишь? впереди,
Там, где еще в мундирах двое...
Вот отошел... вот боком стал...
«Кто? толстый этот генерал?»

Слово "толстый" Пушкин использовал всего один раз, и хочется думать, что оно не относится к генералу-будущему-мужу, ведь она могла ошибиться и посмотреть на другого, ведь в "той кучке" было трое в мундирах. А если посмотрела именно на него, то он мог показаться ей толстым оттого,что мундир с генеральскими эполетами, шнурами-позументами и кучей орденов сделали его грудь массивной и произвели впечатление толщины.

А вот слово "важный" Пушкин использует не раз (в строфе 54, гл. 7 и в строфе 14, гл. 8), подчёркивая этим солидность чина генерала, а не его толщину и возраст.

В разговоре с Онегиным Татьяна сказала, что её "муж в сраженьях изувечен". Интересно, чтобы это могло означать? Хромал, лишился руки, был, как Кутузов, ранен в глаз? Возможно и так, только Пушкин подробности об увечье не сообщил.

Да и в опере "Евгений Онегин" Гремин прекрасно выглядит, не хромает, руки целы, глаза на месте и, вообще, свеж, бодр и счастлив. Будем считать, что слово "изувечен" Татьяна сказала в пику Онегину, мол, моя любовь так сильна, что могу полюбить человека и с увечьем! Хотя, увечье – это не обязательно ущерб внешнему виду, увечьем может быть и другая рана на теле, которую не видно под одеждой (Татьяне, как супруге, об этом лучше знать).

Более нигде в романе у Пушкина не говорится о ранах генерала и тем более об его увечьях. Пушкин вообще ничего не говорит об избраннике Татьяны, потому что от бала на ярмарке невест сразу переходит к балу, на который прибыл Онегин после возвращения из странствий.

Александр Сергеевич сам об этом пишет в послесловии в 8-й главе:
"... сие исключение, может быть и выгодное для читателей, вредит, однако ж, плану целого сочинения; ибо чрез то переход от Татьяны, уездной барышни, к Татьяне, знатной даме, становится слишком неожиданным и необъясненным."

Пробел между двумя балами заполнили авторы оперы: либреттист Константин Шиловский и сам Пётр Ильич Чайковский. Они ввели в сюжет нового героя – князя Гремина, того самого важного генерала, который поёт Онегину арию "любви все возрасты покорны". В тексте арии (а в романе от автора) Гремин говорит Онегину о "закаленному судьбой бойце с седою головой!" - это он о себе. Но седая голова не синоним слову "старыЙ".

Да, Гремин старше Татьяны, но не старик. В фильме-опере "Евгений Онегин" Гремина играет и поёт Иван Иванович Петров (Краузе). В фильме ему припудрили вихор и виски, но он не стал от этого седым, просто появилось симпатичное посеребрение волос, а оно бывает ранним. Петрову на момент съёмок было 38 лет, и я допускаю, что Гремину было столько же или даже меньше.

т8.jpg
Кадр из к/ф "Евгений Онегин"

Из войны 1812 года многие молодые офицеры вышли генералами. Вспомним Цветаеву "О, молодые генералы своих судеб!". Показательно и то, что Евгений Онегин ведёт себя с Греминым не как с почтенным стариком, а как с ровесником.

С Онегиным он вспоминает
Проказы, шутки прежних лет.
Они смеются.


Я думаю, Гремину (и важному генералу у Пушкина) было чуть за тридцать. По Лотману, Татьяна вышла замуж в 1822 году, в 19 лет. После окончания Войны 1812 года прошло 10 лет, и те офицеры, что на войне (и после) становились генералами, вполне могли и через 10 лет быть молодыми и неженатыми.

Насчёт молодости приведу в пример Арбузова Алексея Фёдоровича, русского генерал от инфантерии, участника войн против Наполеона, командира лейб-гвардии Павловского полка. Во время Войны 1812 года ему было 20 лет, а в 1822-м (год замужества Татьяны) соответственно всего лишь 32. Вполне подходящий жених!

Кстати, о генералах.
Генералы, приезжающие на ярмарку невест, по определению должны быть неженатыми, иначе ... неприлично-с!

А что такое генерал? Взять того же Арбузова - он генерал от инфатерии, то есть пехотный генерал. По табели рангов соответствовал 2-му классу с обращением "Ваше высокопревосходительство". Соответствовал чинам адмирала и действительного тайного советника. Зарплата больше 350 тысяч современных рублей. Мало? Отнюдь нет, к примеру во времена Пушкина кг говядины стоил 40 копеек, живая рыба от 20 до 60 коп., живой гусь 1 руб. 20 штука, кг пшеничной муки 20 коп., кг крупы от 15 до 50 коп и т.п.

К чину присовокуплялись всякие надбавки, да и крепостные крестьяне из деревенек неплохо пополняли генеральский бюджет.

Так что Татьяна сделала нужный выбор, ведь генерал куда лучше провинциальных соседей Буяновых, Петушковых и Пыхтиных ... Всем соседским женихам Татьяна ответила отказом, но на ярмарку невест поехать согласилась и не прогадала. Да и генерал, похоже, был обходительным и ласковым и, главное, любящим мужем.

т11.jpg

Онегин, я скрывать не стану,
Безумно я люблю Татьяну.


Любовные романы, прочитанные Татьяной, окутали её представление о мужчинах романтическим флёром, но жизнь показала настоящий характер и принципы этой русской женщины (Татьяна русская душою): здравомыслие, житейскую мудрость, верность, высокую добродетель.

Переживая свою первую любовь и храня её глубоко в душе, Татьяна, скрепя сердце, согласилась выйти замуж за нелюбимого человека, подчинившись слёзным уговорам матери. Ведь очень выгодная партия, грех отказываться!

Меня с слезами заклинаний
Молила мать; для бедной Тани
Все были жребии равны...
Я вышла замуж.


Вероятней всего, бедная Таня после замужества чувствовала себя так же, как её мать в разлуке с любимым Грандисоном:

Рвалась и плакала сначала,
С супругом чуть не развелась;
Потом хозяйством занялась,
Привыкла и довольна стала.


Как мудро заметил поэт, "привычка свыше нам дана: замена счастию она". Привыкла, тем более, что генерал оказался хорошим мужем. А вот образ Онегина Татьяна сохранила, как память о девичьей любви и как обиду о попрании её высоких чувств.

И нынче — боже! — стынет кровь,
Как только вспомню взгляд холодный
И эту проповедь...


Но вот Онегин явился и предстал перед ней ... да ещё стал признаваться в любви, требуя ответного чувства. Что делать? С одной стороны чувства к нему ещё живы, с другой – добрый муж, она к нему привыкла и даже по-своему полюбила, жаль его обидеть ...
Но как забыть жестокие, обидные для любой женщины слова:

Я, сколько ни любил бы вас,
Привыкнув, разлюблю тотчас;
Начнете плакать: ваши слезы
Не тронут сердца моего,
А будут лишь бесить его.


Когда Онегин после дуэли с Ленским уехал, Татьяна приходила в его дом, погружалась в мир его вещей, перебирала и читала его книги, обращая внимание на сделанные в них пометки, и поняла, что Онегин не тот, каким она его вообразила, что он "чудак печальный и опасный", "созданье ада иль небес", "сей ангел, сей надменный бес, Что ж он?"

И вот теперь этот чудак опасный и надменный бес пишет ей страстные признания в любви, а она их читает, плачет, но всё больше убеждается в том, что её надуманная девичья любовь уже прошла. Да, пока остался незажитый и болезненный след, но и он затянется.

В письме к Онегину Татьяна писала:

Смирив со временем (как знать?),
По сердцу я нашла бы друга,
Была бы верная супруга
И добродетельная мать.


Это время настало: она смирила чувства, нашла по сердцу мужа-друга и стала ему верной супругой. Насчёт добродетельной матери Пушкин ничего не сообщил, но ... какие её годы!

Так что, подчинившись матери и поразмыслив, разумная Татьяна приняла окончательное решение - Онегин в прошлом, а она "другому отдана и будет век ему верна!"

т12.jpg
Кадр из к/ф "Евгений Онегин"

Она ушла. Стоит Евгений,
Как будто громом поражен.
<...>
Но шпор внезапный звон раздался,
И муж Татьянин показался.


Пушкин мало рассказал о муже Тани, в последний раз упомянул о генерале в начале 8-й главы, но этот важный персонаж незримо присутствовал в романе и снова появился в самом конце, чтобы поставить точку в отношениях Татьяны и Онегина - finita la commedia.

А что Онегин?
.. он не сделался поэтом,
Не умер, не сошел с ума ...

а отправился путешествовать.


Самокиш-Судковская Е.П. Иллюстрация к "Евгению Онегину". Онегин в карете.


Какие б чувства ни таились
Тогда во мне – теперь их нет:
Они прошли иль изменились…
Мир вам, тревоги прошлых лет!

>
Да-ааа, Онегин, что имеем не храним, потерявши, плачем! ))))
</lj-spoiler
Tags: евгений онегин, мысли вслух, пушкин, цитаты из книг
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments

Recent Posts from This Journal