mita_pe (mi_ta_pe) wrote,
mita_pe
mi_ta_pe

Categories:

Луна в зените. Встреча Ахматовой и Анрепа.

Воспоминания о фильме "Луна в зените" вспыхивают в моей памяти отдельными яркими эпизодами, один из которых - встреча Анны Андреевны Ахматовой с адресатом её многочисленных стихов Борисом Анрепом.

Встреча происходила "с глазу на глаз", и поэтому никто не знал, о чём они беседовали. Позже Анна Андреевна обмолвилась несколькими словами, а Борис Анреп записал подробные воспоминания. Но, интересный факт, всевидящая советская охранка/слежка за Ахматовой за границей (и не только за ней) не смогла выяснить тему разговора.

Из отчёта агента КГБ, работающего под прикрытием в Обществе дружбы СССР и Франции.
Май, 1965 год. После получения докторской степени в Оксфорде Ахматова возвращалась в СССР через Париж, где зафиксировано несколько несанкционированных встреч с иностранцами, большинство из которых русские эмигранты. Подробности её встречи с другом молодости художником-мозаиком Анрепом Борисом Васильевичем остались неизвестными.

Это замечательно! ИМ неизвестно, а НАМ, потомкам, известно! Поэтому мне было очень интересно смотреть в фильме, о чём разговаривали Ахматова и Анреп в далёком 1965 году в Париже.
Думаю, для этого эпизода использовались сведения со слов самой Ахматовой, из воспоминаний Б.В.Анрепа и других источников, и в результате получился вполне правдоподобный диалог.

Ахматова ожидает прихода гостя и по ней незаметно, чтобы она волновалась. Я бы на её месте волновалась, шутка ли, встретиться с бывшим возлюбленным почти через полвека! Спокойная и невозмутимая, она лишь прочла вслух (самой себе перед зеркалом) стихотворные строчки, когда-то написанные ею на сборнике "Вечер", подаренном Анрепу:

Одной надеждой меньше стало,
Одною песней больше будет.

Обе строчки оказались пророческими – обе сбылись!
Одной надеждой меньше стало – Борис Анреп навсегда покинул Россию. Ни он, ни она не писали друг другу и не виделись.

Одною песней больше будет - тоже верно! Только не одну песню, а гораздо больше посвятила Анна Андреевна уехавшему другу сердца. Она сама говорила, что посвятила Анрепу тридцать одно стихотворение, но ахматоведы склонны считать, что стихотворений было больше.

Бориса Васильевича Анрепа в фильме сыграл Пётр Сергеевич Вельяминов. Здесь создатели фильма попали в точку. На момент встречи в 1965 году Борису Васильевичу Анрепу было 82 года. Петру Сергеевичу Вельяминову на момент съёмок фильма в 2007 году было почти столько же – 81 год.

Узнав, что Ахматова в Лондоне, Анреп испугался: "Я оказался трусом и бежал, чтобы А.А. не спросила о кольце. Я просил Г. П. Струве передать ей мой сердечный привет и лучшие пожелания, а сам уехал в Париж".

Борис Васильевич упомянул о кольце, которое Ахматова подарила ему в 1916 году с просьбой сберечь его. И вот теперь она сама приехала в Англию и обязательно спросит о кольце, а его-то нет! Ай-яй-яй, не сберёг кольцо, не сдержал клятву!

"На душе было тяжело… Громкий звонок. Я привскочил, подхожу к телефону. Густой мужской голос звучно и несколько повелительно спрашивает меня по-русски: "Вы Борис Васильевич Анреп? Анна Андреевна Ахматова приехала только что из Англии и желает говорить с вами…
— Борис Васильевич, вы? Приходите в восемь часов вечера.

Весь день я был сам не свой — увидеть А.А. после 48 лет разлуки! и молчания! О чем говорить? Увидеть ее? <...> Не лучше ли сохранить мои воспоминания о ней, как она была? "


Я сочувствую Борису Васильевичу. И в Париже разыскали, пригласили, значит, надо идти. Не бежать же обратно в Лондон? Это уже смешно и нелепо.
Конечно, он пришёл.

В комнату, отражаясь в зеркалах, вошёл постаревший франт: согбенные плечи, мелкие шажки, чуть трясущиеся руки, в руках красная роза … наверное, именно таким (как в фильме) выглядел Борис Васильевич, когда предстал перед Ахматовой.

Вельяминов великолепно передал состояние Анрепа при взгляде на Ахматову. На доли секунды он застыл от неожиданности, ведь он запомнил её другой: "Образ А.А., какою я помнил ее в 1917 году, оставался таким же очаровательным, свежим, стройным, юным".

А тут:
"В кресле сидела величественная, полная дама. Если бы я встретил ее случайно, я никогда бы не узнал ее, так она изменилась. "Екатерина Великая", — подумал я".

А Ахматова, вероятно, подумала, увидев перед собой бывшего возлюбленного: "Это господин, который не пожелал, или не решился, встретиться со мной".

— Садитесь, Борис Васильевич.
Я поцеловал ее руку и сел в кресло рядом. Я не мог улыбнуться, ее лицо тоже было без выражения".


В фильме также показана (как отражение прошлого) прощальная встреча Ахматовой и Анрепа в Царскосельском парке. Оба молодые и искренние в чувствах. Анреп зовёт Анну Андреевну с собой в Англию ("я сделаю всё, чтобы Вы были счастливы"), она кутается в меховой воротник и отвечает отказом, но обещает, что будет ему "часто-часто сниться". Потом снимает с пальца кольцо и передаёт ему со словами:
- Носите всегда.
- Да, всегда. Это святыня, — прошептал я.


Тема кольца всегда немножко смешна. Всегда вспоминаю одного нашего родственника, который дарил замечательные подарки, но отравлял обладание ими своими постоянными вопросами: "Ну, как там мой подарок? Пользуетесь? Нравится?"

История с кольцом Ахматовой напоминает мне "щедрость" этого родственника. Подарила и подарила, зачем же постоянно вспоминать о подарке и действовать на нервы… Подарила и забыла, а если вспоминает, то дарила, значит, не от чистого сердца!

Я очень хорошо понимаю Бориса Васильевича! Он боялся встречи с дарительницей, потому что знал, что она обязательно спросит о кольце и попеняет ему за то, что не уберёг. А ему и так не по себе, что нарушил данное обещание..

Я думаю, Анреп издалека наблюдал за творчеством Ахматовой и знал, что "теперь она международная звезда! Муза поэзии!" Она стала для него "четвертым измерением".

Он наверняка читал её стихи, и знал, что память о кольце постоянно присутствовала в этих стихах.
Лично я знаю девять таких стихотворений, но думаю, что их больше.

Ахматова спрашивает:
- Борис Васильевич, я Вам снюсь иногда?
- Нет, никогда. Ведь столько лет прошло, 48!

Молодец, честно ответил! Снятся те, о которых помнят и о которых скучают, а Анрепу некогда было скучать. Он он состоялся, как художник, занимался любимым творчеством, завоевал признание, имел материальный достаток, был дважды женат ... ему грех было жаловаться на жизнь ...

Его и Ахматову разделяли страны, границы и время, и они могли бы вообще не встретиться, но судьба предоставила Борису Васильевичу возможность объяснить А.А. судьбу её подарка и снять с души чувство вины, которое терзало его многие годы.

Пётр Вельяминов прекрасно передал состояние Анрепа. Робость, скованность движений и голоса, желание, чтоб свидание поскорее закончилось, довлеющее поведение Ахматовой – по всему было видно, что свидание угнетало его.

Он обещал Анне Ахматовой носить кольцо возле сердца, и носил, пока не сломалась цепочка. Он мог бы починить цепочку, или взять другую, или продеть через кольцо шнурок и снова носить, но ... он положил кольцо в шкатулку.

Ахматова просила сберечь подарок, но не сказала каким образом. То, что поначалу Анреп носил кольцо на груди - это его личное желание. Кольцо можно было беречь и в шкатулке. И не вина Бориса Васильевича, что именно в шкатулке кольцо не убереглось.

В фильме А.А. говорит ему:
"Я не стану Вас спрашивать о кольце, которое Вы поклялись сберечь … (смотрит на Анрепа, но тот медлит с ответом) ... Я знаю, Вы его потеряли".

Борис Васильевич стал было объяснять: "Я хранил его как самое дорогое сокровище больше 20-ти лет … Это случилось в войну. Во время бомбёжки в мой дом попал снаряд …"

Он хотел рассказать больше, он хотел оправдаться, но Ахматова остановила его, сказав безразличным тоном: "Теперь это не имеет значения".

Бедный Борис Васильевич, и чего он терзался много лет!?

Ему захотелось уйти: "Я лучше пойду... ", но Ахматова остановила его: "В личное одолжение, посидите ещё немного. Я просто хочу на Вас посмотреть.

Смотря в глаза Анрепу, Анна Андреевна медленно произносит:
Это просто, это ясно,
Это всякому понятно
Ты меня совсем не любишь,
Не полюбишь никогда


Эти стихи я написала в 1917 году. Написала о нас.
Теперь идите. Прощайте".

Царственная аудиенция закончилась. Анреп-Вельяминов целует на прощанье руку и резво покидает комнату. По всему видно, что он очень рад этому.

Встреча разочаровала Ахматову. Видимо, она ждала, что Анреп бросится перед ней на колени и, целуя руки, будет умолять о прощении, ан, нет, не случилось! Позже Анна Андреевна вспоминала о своей встрече с Анрепом: "Встретились. И это было очень страшно". А Найману сказала: "Мы чувствовали себя убийцами".

От себя добавлю, что А.Ахматова этими словами выставляет себя в роли жертвы, опять красуется и ищет виноватого.

А однажды, вспоминая о парижском свидании, она шутила: "Маразм крепчал". Интересно, что она имела в виду?! Или кого: себя или Анрепа?

На мой взгляд, не надо было встречаться. Прекрасное прошлое должно оставаться прекрасной памятью.
Tags: ахматова, байопик, луна в зените
Subscribe

  • Художественный фильм "Чайковский", 1969.

    О фильме "Чайковский" я уже немножечко писала здесь, но сейчас напишу о нём поподробней. Художественный фильм 1969 года "Чайковский". Фильм цветной,…

  • Ахматова в воспоминаниях

    На фото ниже Анна Андреевна разглядывает себя в зеркальце на фоне графического портрета себя работы Амедео Модильяни. Этот портрет увидела Лидия…

  • "Лев Толстой" - фильм Сергея Герасимова, 1984 г.

    Посмотрела фильм режиссёра Сергея Герасимова "Лев Толстой" и постоянно возвращаюсь к нему мыслями. И настроение при этом становится грустным.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments

  • Художественный фильм "Чайковский", 1969.

    О фильме "Чайковский" я уже немножечко писала здесь, но сейчас напишу о нём поподробней. Художественный фильм 1969 года "Чайковский". Фильм цветной,…

  • Ахматова в воспоминаниях

    На фото ниже Анна Андреевна разглядывает себя в зеркальце на фоне графического портрета себя работы Амедео Модильяни. Этот портрет увидела Лидия…

  • "Лев Толстой" - фильм Сергея Герасимова, 1984 г.

    Посмотрела фильм режиссёра Сергея Герасимова "Лев Толстой" и постоянно возвращаюсь к нему мыслями. И настроение при этом становится грустным.…