mita_pe (mi_ta_pe) wrote,
mita_pe
mi_ta_pe

Category:

Шоу ко дню рождения Марины Цветаевой.

Вчера был день рождения Марины Ивановны Цветаевой. Она отметила бы 125 лет, но умерла в 48. В честь юбилея на канале "Культура" была показана литературная композиция под названием "Жизнь на высокий лад".
Участники этого литературного шоу Вениамин Смехов, Евгения Симонова, Евгения Крегжде.
Почему шоу?

Потому что эта передача, на мой взгляд, насмешка над Мариной Ивановной. Читали её стихи вслух с театральной декламацией, чуть ли не с мелодраматическими жестами, как в немом кино, сновали туда-сюда по сцене (Симонова-Ася, Крегжде-Марина), разбрасывали по полу листы с прочитанными стихами ... как мусор, как отработанный материал. Актрисы очень старались вызвать почтение к Марине Ивановне и ... переусердствовали. Я не поверила в их чувства к Цветаевой.

Не скажу этого о Смехове. Он был сдержан и полон величия к личности Поэтессы. И стихи читал задушевно и даже с затаённой болью. И, хотя он тоже бросал листы на пол, но делал это с видом сожаления: словно вот так отказывали Марине Ивановне в признании её современники.

В анонсе к передаче было написано, что участникам композиции "... удалось создать главное - хрупкий, бесконечно лиричный, пронзительно откровенный и вместе с тем мощный поэтический образ величайшего поэта в истории - Марины Цветаевой".

Я совсем не увидела этого "хрупкого и бесконечно лиричного", был мощный марш-бросок в направлении Марины Ивановны и такое же маршевое чтение её стихов, вот про это сказано правильно - стихов "пронзительно откровенных".

Симонова и Крегжде на пару читали знаменитое стихотворение "Ты стол накрыл на шестерых", стихотворение, от которого переворачивается сердце. Его потрясающе читает Светлана Крючкова, а эти актрисы ... они читали, как дети на детсадовском празднике - громко, с выражением, выделяя голосом и интонацией не главные, а второстепенные слова ...

Общее впечатление от передачи ... стало страшно грустно.
Понимаю, актёры хотели как лучше, их бодрость указывала, что у Марины Цветаевой день рождения, а не день памяти, но именно это наигранное воодушевление вызывало моё душевное отторжение.

Я слушала доносившиеся с экрана голоса, и мне было горько от того, что в праздник дня рожденья почему-то не ощущалось радости. Думалось о том, что прошло уже 76 лет после того страшного дня в Елабуге.

Марина Ивановна умерла в полном одиночестве, во цвете лет, в невыносимом отчаяньи, и никто, ни-кто из литературной братии (да и просто знакомых) ей не помог, не поддержал, не ободрил, не подставил плечо, не ощутил сердцем, что женщина, не поэтесса, а просто женщина, на краю пропасти.

Даже сыну Георгию мать была неинтересна, он отрицал её гениальность, интересовался лишь собой. Сын был для Марины, как свет в окошке, но и он не поддержал её, не почувствовал её душераздирающей, молчаливой боли. В предсмертной записке Марина Ивановна просила поэта Асеева позаботиться о сыне, а тот не выполнил просьбу матери.

Цветаева всю свою жизнь нуждалась в любви, искала её, мучилась без неё ...
"Я обращаюсь с требованьем веры
И с просьбой о любви."

Она ощущала себя поэтом от Бога и желала, чтобы это поняли другие. Теперь её возвеличивают по заслугам и называют великой русской поэтессой. И слава богу! Дождалась признания и слов восхищения, которых ей так не хватало при жизни! Но знает ли она об этом ТАМ, в чёрной бездне, доходят ли до неё нынешние поздравления и восхваления?

Возможно, устроители вышеупомянутой литературной композиции слишком буквально поняли строчки Марии Ивановны из "Бездны":

"- Послушайте! - Еще меня любите
За то, что я умру".
Tags: марина цветаева
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments