mita_pe (mi_ta_pe) wrote,
mita_pe
mi_ta_pe

Category:

Знакомцы и друзья Пушкина.

Слушала сегодня свои музыкальные записи, все подряд и вперемешку. Послушала , как Антонина Нежданова поёт "Соловья" (муз.Алябьева, сл. Дельвига), и мысли перескочили от музыки "не в ту степь". Поэт Антон Дельвиг, на год старше Пушкина и друг его с лицейских лет, умер от тифа в 32 года за месяц до женитьбы Пушкина в 1831 году.

Слушала я "Соловья" (соловей мой, соловей) и вдруг мне стало нестерпимо жалко бедного, доброго Антона. Я вспомнила недавно прочитанный "Дневник" Алексея Вульфа - террориста в области любовных похождений, и припомнила именно ту часть дневника, где он описывает шуры-муры с женой Дельвига Софьей Михайловной.

Эта самая Софья Михайловна влюбилась в Вульфа по уши и всячески к нему приставала. Ну, не знаю, не знаю ... добрый, деликатный, толстенький и близорукий Антон Дельвиг, наверное, был совсем слаб по женской части или удовлетворял Софью Михайловну не так, как той хотелось. С чего бы тогда ей было искать женского счастья на стороне?

Вульф, он умел! Любовной науке его обучал сам Александр Сергеевич, а Вульф был талантливый ученик. О своём учителе Пушкине Алексей писал в дневнике: "Нравы людей, с которыми встречается, узнаёт он чрезвычайно быстро; женщин же он знает как никто. Оттого, не пользуясь никакими наружными преимуществами, всегда имеющими влияние на прекрасный пол, одним блестящим умом он приобретает благосклонность оного."

Только разница между Пушкиным и Вульфом в их любовных играх была огромная - Пушкину было недостаточно физического влечения к женщине, ему обязательно надо было испытывать к ней чувства. Пусть чувства быстро проходили, но без них было никак.

Алексей Вульф был чистый сексоголик. Он делал стойку на любую женщину в пределах видимости, и, удивительное дело, они все поголовно отвечали ему взаимностью. Просто чудо какое-то! Чем он их привлекал, непонятно. Внешность вроде не ахти, лицо, правда, породистое, вид томный и как бы ленивый, ничего похожее на страсти. Может пухлые губы манили к поцелуям? В общем, по портрету не видно "какими наружными преимуществами" он обладал, и на что западали женщины.

АлексейВульф.jpg
Слева: Портрет Алексея Вульфа. Акварель А.И.Григорьева.1828. Вульфу 23 года.
Справа: Рисунок Пушкина - октябрь 1833


Видимо, это как раз тот случай, когда изображение не даёт полного представления о человеке, нужно ещё видеть взгляд, движения, жесты, весь облик, то есть то, что и некрасавца делает неотразимым.

Про Софью Михайловну везде написано хорошо, она и верная подруга, и помощница мужу в литературных делах, и издательница его произведений ... и я так считала, пока не прочла откровения Вульфа.

Антон Дельвиг влюбился в Софью Михайловну с первого взгляда, сделал ей предложение, она согласилась. Александр Сергеевич Пушкин от души радовался за друга, а Дельвиг написал Софье: "Я отдался тебе на жизнь и на смерть. Береги меня твоею любовью, употреби всё, чтобы сделать меня высочайшим счастливцем, или скорее скажи "умри, друг" - и я приму это слово, как благословенье".

Н-да, я наивно верила, что Софья Михайловна и в самом деле "употребляла всё, чтобы сделать мужа высочайшим счастливцем", а она вона что употребляла!

Д2.jpg
Антон Дельвиг и Софья Михайловна


Что интересно, дневник Алексея Вульфа не сборник скабрезных похождений, а хороший, честный дневник человека, который просто описывал свою жизнь. Вульфа даже можно, не кривя душой, назвать порядочным без всяких кавычек. Он никого не соблазнял, не насильничал, не обманывал, женщины сами шли на него и сами ему отдавались.

Жизнь в окружении Вульфа кипела белым ключом! Все друг в друга влюблялись, друг с другом спали, расходились, менялись парами ... У матери Вульфа, Прасковьи Александровны Вульф-Осиповой (хозяйка Тригорского), была усадьба "Малинники" в Тверской области, так жизнь Алексея, его сестёр и прочих родственниц в этих Малинниках была настоящей малиной! )))

Софья Михайловна очень легко попадала под чьё-нибудь влияние. Вот так легко она попала под влияние своей подруги и соседки Анны Петровны Керн. У Анны Петровны был свободный образ жизни, и Софья Михайловна легко его переняла. Внешне показывая принципы целомудрия и верности мужу, она не обращала на него внимания и охотно отвечала на ухаживания разных мужчин. Среди них выделяла Пушкина и Вульфа.

В дневнике "простодушного" Вульфа есть запись от 18 октября 1828 года. Он пишет, что оставшись однажды с Софьей Михайловной наедине, он спросил её о Пушкине. Софья вдруг расплакалась. Вульф записал: "Странно было для меня положение быть наедине с женщиною, в которую я должен быть влюблен, плачущей о прежних своих грехах".

Спрашиваю себя, почему я решила об этом написать? Сама же себе отвечаю. Когда я прочла о страсти жены Дельвига к Вульфу, стало как-то обидно и досадно. Не за них, а за себя. Я подумала, что опять прав Грибоедов, когда придумал словосочетание "горе от ума". Подтверждаю, точно горе. В смысле, что на кой ляд мне надо было читать о Вульфе подробнее? Я и так знала, что он тот ещё ловелас, но теперь я знаю подробности интимной жизни не только самого Вульфа, но и Анны Петровны Керн (недаром Пушкин назвал её вавилонской блудницей), и сестёр Вульфа, и жён его друзей ...

Вот та же самая Софья Михайловна ... проходу ему не давала, а бедный, подслеповатый Дельвиг ревновал её, не оставлял её одну, брал с собой в поездки и вообще держал в поле зрения ... хм, наивный!

Однажды Вульф зашёл к Дельвигам якобы к Анне Петровне (его бывшей пассии), а она и Дельвиги жили рядом. Зашёл, потому что Софья Михайловна хотела с ним ещё раз проститься. Они уже попрощались раньше в присутствии мужа, но Софья Михайловна (через Анну Петровну) настояла на особом прощании. Вульф не мог отказать даме.

Позже он записал в дневнике: "в назначенное время я нашёл мою неутешную красавицу, и мне чрезвычайно тяжело было видеть страдания женщины, которые ничем я не в силах был облегчить. Вдруг, совершенно неожиданно, зашёл муж к Анне Петровне и очень был удивлён меня ещё раз встретить; к счастью, у меня был предлог - неожиданный приезд в Петербург дяди Петра Петровича <...>. После его ухода настала решительная минута прощанья; что я в продолжение оного чувствовал, страдал, - рассказать невозможно.
Видеть женщину милую на коленях перед собой, изнемогающую от страсти, раздирающей ей душу, и в исступлении чувств, судорожными объятиями желающую удержать того, который бежит на край света, и чувствует свою вину перед ней - есть наказание самое жестокое для легкомысленного волокиты. Вырвавшись из объятий, я побежал от неё, не внимая её словам, призывавшим меня ..."

И ведь Вульф пишет искренне! Он в самом деле страдает! Я вспомнила Бальзака, который тоже имел немало женщин, и они тоже отвечали ему пылкой взаимностью. А потому, что Бальзак любил каждую свою женщину так, словно она у него единственная на свете. Возможно, Алексей Вульф поступал также. Наверное, Пушкин научил.

Не видя портрета Софьи Михайловны, я представляла её этакой женщиной-вамп, черноволосую, с огненными глазами и чувственным ртом, а она ... ой, я даже растерялась. Курносенькая, щекастенькая простушка с рыжими кудельками ... Боже, кто бы мог подумать, что за этой неприметной внешностью столько страсти! Представляю её на коленях перед Вульфом, её протянутые в мольбе руки, типа, Лёша, не уходи! ... ха-ха, смешно и противно!

Эта многоопытная в любви женщина поучала мужа: "О своей жене не говори ни с кем, так как рискуешь говорить о ней с тем, кто знает ее лучше, чем ты".

Что было в Вульфе и чего не было в Дельвиге? У одного чистая похоть, у другого чистая любовь. И первое перетянуло второе. Отчего одно с другим не соединяется!!!

Кстати, ещё о Софье Михайловне ... Она недолго хранила память о муже, через пять месяцев после кончины Дельвига она снова вышла замуж.
Tags: алексей вульф, дельвиг, пушкин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments