mita_pe (mi_ta_pe) wrote,
mita_pe
mi_ta_pe

Category:

Об опере Михаила Глинки и Канон в его честь.

Хочу вспомнить о шуточном каноне, но начну немного издалека.
Однажды Василий Андреевич Жуковский подсказал композитору Глинке сюжет о костромском крестьянине Иване Сусанине, отдавшем жизнь за родину. Глинка увлёкся мыслью создать оперу, проникнутую национальным духом. Он говорил: "…как бы по волшебному действию вдруг создался и план целой оперы, и мысль противопоставить русской музыке — польскую; наконец, многие темы и даже подробности разработки — все это разом вспыхнуло в голове моей".

Премьера оперы "Жизнь за царя" состоялась 9 декабря 1836 года в петербургском Большом театре. Владимир Одоевский, музыкальный критик, писал: "С оперой Глинки является то, чего давно ищут и не находят в Европе — новая стихия в искусстве и начинается в его истории новый период: период русской музыки".

На премьере присутствовал император Николай I, которому опера понравилась настолько, что он пожаловал Глинке 4 тысячи рублей ассигнациями (по другой версии бриллиантовый перстень), но не смотря на царское одобрение, часть публики отнеслась к опере прохладно. Одоевский упомянул "все возрастающий успех оперы", но при этом заметил, что "из этого не следует, чтобы опера Глинки не имела противников и даже очень горячих..."

Музыкальный и художественный критик Владимир Стасов высказал предположение, что духовным отцом "Ивана Сусанина" можно считать Александра Сергеевича Пушкина. Он напомнил, что пушкинская трагедия "Борис Годунов" произвела на Глинку неизгладимое впечатление. "Кто знает, - писал Стасов: может быть эти энтузиастные дни и часы, проведённые в восторгах перед "Борисом Годуновым", были первой и таинственной причиной зарождения мыслей о "Жизни за царя".

Либретто оперы написал барон Розен. Глинка в шутку называл его "усердным литератором из немцев". Барон плохо знал русский язык, поэтому прибегал к помощи своих друзей - Жуковского и Одоевского, и ему очень хотелось обратиться и к Пушкину. Как-то раз Жуковский написал Пушкину записку: "У меня будет нынче ввечеру Глинка, Одоевский и Розен для некоторого совещания. Ты тут необходим. Приходи, прошу тебя. Приходи непременно!"

История не сохранила сведений об этой встрече: приходил ли Пушкин, общался ли с Розеном - неизвестно. Зато доподлинно известно, что Александр Сергеевич восторженно принял успех оперы в отличие от некоторых официальных лиц от литературы, типа фаддея Булгарина, который назвал оперу скучной. А вот друзья Глинки поздравляли композитора и приветствовали оперу как выдающееся событие.

13 декабря 1836 года в доме Александра Всеволожского был устроен дружеский обед в честь композитора, на котором присутствовали сам хозяин, композитор и его друзья: Михаил Виельгорский, Пётр Вяземский, Василий Жуковский и Александр Пушкин.


Дом Александра Всеволожского
Угол пр.Римского-Корсакова, 35 и ул. Глинки, 8 /фото из Интернета/


На фотографии тот самый дом, в котором происходил исторический памятный обед, только адрес дома звучал иначе: угол Екатерингофского проспекта и улицы Никольской. Отец Александра всеволожского, Всеволод Андреевич, баснословно богатый человек, купил этот трёхэтажный для своей любовницы Екатерины Матвеевны Хованской. Она оставила мужа и пятерых детей и открыто жила в доме Всеволожского, потому что князь Хованский на развод не соглашался. Всеволожский завещал ей все многоценное имущество своего дома, а также 3 тысячи рублей ежемесячно на содержание. Кстати, брат Александра Никита Всеволожский был женат на дочери Екатерины Матвеевны -Варваре Хованской.

Но это к слову. В 1820-1822 годах архитектор Пауль-Эберхард (Павел Данилович) Шретер перестроил дом в ампирном стиле, и он сохранился до наших дней.

Так вот, во время застолья друзья сочинили коллективное приветствие и назвали его "Канон в честь М.И. Глинки". Музыку написал Владимир Одоевский. На рукописи его рукой было помечено имя автора каждого куплета: первый куплет сочинен гр. Виельгорским, второй — Вяземским, третий — Жуковским и четвертый — Пушкиным.

Шуточный канон впервые был напечатан в издании нот под названием: "Канон, слова Пушкина, Жуковского, князя Вяземского и гр. Виельгорского, музыка кн. Владимира Одоевского и М. И. Глинки", СПб., 15 декабря 1836." .

Михаил Виельгорский:
Пой в восторге, русский хор,
Вышла новая новинка.
Веселися, Русь! наш Глинка —
Уж не Глинка, а фарфор!

Пётр Вяземский:
За прекрасную новинку
Славить будет глас молвы
Нашего Орфея Глинку
От Неглинной до Невы.

Василий Жуковский:
В честь толь славныя новинки
Грянь, труба и барабан,
Выпьем за здоровье Глинки
Мы глинтвеину стакан.

Александр Пушкин:
Слушая сию новинку,
Зависть, злобой омрачась,
Пусть скрежещет, но уж Глинку
Затоптать не может в грязь.

Александр Сергеевич в своей части канона упомянул недоброжелателей, думаю, не только оперы, но и недругов всего прогрессивного в русской культуре.

Стихи канона я прочла, и мне захотелось услышать, как они звучат, положенные на музыку. Поискала в Интернете и нашла только две записи: одна - в исполнении детского хора (не впечатлило), другая - в исполнении некой А.Свиридовой, тоже не понравилось. Пришлось вырезать песню из фильма "Глинка. Сомнения и страсти". Здесь канон исполняется мужскими голосами и можно попробовать представить, что ровно 180 лет назад это разноголосое приветствие пели для Глинки его друзья, и Пушкин тоже пел. Класс!

Музыка - Владимир Одоевский, слова коллективные
"Приветственный канон в честь М.И.Глинки"

Пой в восторге, русский хор!
Tags: александр всеволожский, пушкин
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments