mita_pe (mi_ta_pe) wrote,
mita_pe
mi_ta_pe

Ох, продолжаю читать "Странника"..

"Демагогия — набор приёмов и средств, позволяющих ввести аудиторию в заблуждение и склонить её на свою сторону."
Из словаря.

Никогда ещё я не читала произведение, которое является демагогией чистой воды. В этом отношении читать "Странника" занятно; демагогия здесь возведена в ранг искусства, и с этой точки зрения роман интересен. Но не более. Демагогия оскорбляет чувство прекрасного в читателе и, на мой взгляд, вызывает чувство неприятия читаемого. Поэтому, читая подобные произведения (а стоит ли вообще читать?), надо не принимать близко к сердцу главного героя и его действия, а просто скользить по сюжету, как лодочка по воде (то есть наслаждаться искусством чистой демагогии). А автор "Странника" владеет демагогией безупречно.

Этот вывод я сделала сегодня, а вчера, продолжая читать роман-быль-мистерию, была полна чувством досады, брезгливости и раздражения. Сегодня я написала бы по-другому, бесстрастно и хладнокровно (что взять с демагогии?), но вчера я написала то, что помещаю ниже.

Я осилила ещё пять страниц. Ничего нового не узнала, думаю, и дальше будет то же самое. Поэтому напишу сейчас своё мнение о прочитанных страницах, а потом буду дочитывать молча. Знаю, мне будет трудно держать в себе неприятные эмоции, но я потерплю до конца книги, а после прочтения напишу своё общее мнение.

Так, о чём я сегодня прочла? Ничего особенного, кроме того, что Дмитрий забыл, что "любит всех" и у него, похоже, воспалился желчный пузырь, иначе не могу объяснить, почему он видит всё вокруг себя в чёрном свете и даёт увиденному злобные характеристики.

Хорошие люди не встречаются Дмитрию. К нему, как к магниту, липнут люди-проблемы (словно нормальных людей в Питере нет!). Эти люди, все как один, жалуются на жизнь, проклинают её и вопрошают хором: о-ооо, а-ааа, что делать?
Что делать? Спросите Дмитрия, он знает ответ: "готовить свою душу к переходу в мир иной, очищая её добром и любовью!"

Дмитрий забрёл в кафе (кушать страсть как хочется), оглядел "довольных собой сорокалетних мужчин, потягивающих пиво", погордился собой: "Этому сытому самодовольству, в котором единственными радостями являются выпивка и секс, я предпочитаю странничество со всеми его невзгодами".

Странничество ... не потому ли автор назвал свою книгу "Странник"? А что, подходящее объяснение! Продолжаю читать, чтобы убедиться в своём предположении.

Дмитрий вышел из кафе (что там делать, если денег нет?), тут его поджидал "бомжеватого вида мужчина лет тридцати", только что вышедший из тюрьмы, и попросил денег. Денег Дмитрий, конечно, не дал, зато провёл с уголовником содержательную беседу о спасении души. Разочарованный просильщик ушёл, вместо него появился благообразного вида бомж, и опять запела старая пластинка: "Дети умерли, жену недавно похоронил. ... Зачем мне жить? ... Никому я не нужен. Только место занимаю."

Старичка не жалко, ведь рядом Дмитрий, он выслушает, посочувствует, посоветует, чужую беду языком разведёт ... После встречи со стариком, Дмитрий пошёл куда глаза глядят. А куда глядят его глаза? Конечно, не туда, где люди счастливы, а в клоаку большого города: "Свернув в переулок, Дмитрий погрузился в смрад проходных дворов и испоганенных отходами подъездов. Заплёванные тротуары и собачье дерьмо служили естественным украшением разложения, и никакие румяна цветных шаров не могли придать городу здоровый вид. Трупный запах нёсся из подворотен, подъездов, подвалов, испачканных отбросами и фекалиями. Смрад повис над крышами, превратив дома в душегубки. Нутро гнило, а прибранные главные улицы казались косметической маской покойника."

А вот и в самом деле покойничек! На тротуаре (дополнение к выше описанной картине апокалипсиса) лежал только что умерший мужчина. Причина смерти никому неизвестна, но не Дмитрию, он-то зна-а-а-ет! И объясняет, говоря за покойника (объясняет несколько абзацев): "Я виноват. Я сам во всём виноват! И нет мне прощения. Я мог. Были у меня и силы, были и возможности. Я сам не хотел. Сам! И нет мне прощения! И если бы не умер, так бы и не понял. А теперь уже поздно! Нет, не успел бы я ничего. Потому что не думал, не хотел думать. Ленился, откладывал на потом. Нет, вовремя умер. Всё равно бы ничего путного не сделал."

Кто же он такой, этот Дмитрий? Фантазёр, провидец, романтик, пророк или банальный псих? 99% за то, что псих.

А дальше по сюжету ... о-ооо, дальше Дмитрий захотел по нужде. Естественное желание, нырк в кусты и готово дело! Но для Дмитрия сходить в кусты ниже чести, он отыскал общественную (бесплатную) уборную ...

Жалея эстетическое чувство своих друзей, читающих эту рецензию, я опускаю "живописные" авторские подробности, но поверьте мне на слово, г-н Кофырин не пожалел красок, описывая это место. Не знаю, зачем ему понадобилось так сладострастно выписывать состояние уличного туалета (возможно, с возвышенными целями), но точно знаю, что непередаваемое чувство гадливости и спазмы тошноты читателям обеспечены!

Упомяну лишь о том, как честный, благородный, принципиальный герой не побрезговал вытащить из дерьма "испачканную купюру" ("кто-то подтёрся деньгами"!). Думаю, сие действие главного героя - немаловажный факт для составления его общего портрета.

Почему автору нужна подробность с дерьмовой купюрой? Наверное, потому что ему мало гнусностей, которыми он окружил своего героя, надо добавить ещё - почерней и погуще! Но честно - было противно.

Герой покидает туалет и бредёт по улицам. У него и так-то цветное зрение было слабым, а после туалета оно и вовсе стало черным-черно.

В этом месте я сначала хотела полностью привести монолог Дмитрия о родном городе, но монолог очень длинный (как и все рассуждения Кофырина), да и за Питер обидно, и я отказалась от "искушения". Но чтобы понять, каким Дмитрий видит Петербург, я всё же вставлю небольшую цитату из монолога. Думаю, она добавит определённый штрих к характеристике героя:

"Город гнил. Припудренное лицо и зловонное дыхание, запах смердящего тела, разлагающегося трупа, метастазы злокачественной опухоли на теле природы. Зловоние доносилось отовсюду, и даже украшение города - его каналы - напоминали сточные канавы, выносящие испражнения обитателей человеческого муравейника."

Ну разве не лихо? А ведь это только небольшая цитата! Даже Достоевский не смог бы превзойти г-на Кофырина в столь "красочном" описании города на Неве! Фёдор Михайлович, хоть и показывал дно человеческих отношений на фоне зловещего Петербурга, но всё же оставался душевно чутким и целомудренно-чистым. Это в Достоевском понимается и чувствуется сердцем (не в пример г-ну Кофырину).

Но я зря думала, что Дмитрий мрачен от голодных спазмов мозга, нет, он просто "вдруг увидел происходящее глазами ангела." Ну надо же, ангела! Не светлого ангела с белоснежными крыльями, а маленького, чёрного и злобно-ядовитого.

Ангелом Дмитрий побыл недолго, договорив монолог о Петербурге, он "почувствовал себя пришельцем с другой планеты, растворяясь в непостижимом веселье и не понимая происходящего; он не узнавал исхоженных до боли мест, ощущал себя гостем в городе, знакомом до слёз."

А-ааа, вот в чём "собака порылась" - Дмитрий это вовсе не Дмитрий, и не ангел во плоти, а пришелец с Юпитера! И как это я сразу не догадалась! Воплотившийся в Дмитрия пришелец желает "увидеть мир другими глазами, другой мир, привычный мир увидеть по-другому ..." (он и видит по-другому ... как на Юпитере!).

На денежку, выуженную из дерьма (отмыл хоть?), Дмитрий покупает себе пива. Не хлеба - пива. А раньше, помню, он хвастался, что не употребляет спиртное (врал?). От пива Дмитрий тут же опьянел, и ему захотелось "освободиться от диктата разума, вынырнуть из суеты, сбежать от этой постылой действительности, от обыденности, рациональности, чтобы приобщиться к ирреальному, ощутить мир иной, жить сердцем, чувствовать, летать!.."

Интересно, а где он был до банки пива? В той же ирриальности и был, забыл что ли? Нет, это автор забыл. Я ещё не поняла куда он толкает своего героя, но чувствую что-то сильно нехорошее.
Ведь пьяному, сумасшедшему, ирриальному всегда проще выдумать про Пушкина такое, чтобы разом выделиться из массы почитателей пушкинского гения и сказать своё, оригинальное мнение о поэте.

Да, за всей этой читаемой ересью я чуть не забыла о своей главной цели – дочитать до Пушкина. Мне сейчас это особенно важно, ведь безумный Дмитрий может договориться до чего угодно, хоть до нового пасквиля, ему с его словоблудием это легко. Если всё вокруг он видит заплёванным и загаженным, то, может, и Пушкин попадёт под раздачу? Я полна мрачных предчувствий!

Осталось прочитать немного. Спотыкаясь на каждой строчке, я мелкими шажочками подбираюсь к Пушкину, осталось ... 60 страниц! Волнуюсь, а вдруг столкнусь с какой-нибудь новой гадостью?

Бедный Дмитрий продолжает страдать: "Как я устал от людей! От их тупости и лени, от нежелания размышлять, от их ненасытного желания наслаждаться. Как бы я хотел улететь от них, улететь на другую планету, где не было бы никого - только я и Бог! И не надо никакой женщины, иначе опять будет всё то же: искушение, изгнание, одиночество."

Э-ээээ, Дмитрий, это я устала! Устала от тебя, от этой книги, устала от демагогии и ханжества, устала от многочисленных повторов и описаний гнусности бытия, у-ста-ла от этого словоблудия!

Дмитрий, вспомни, что сказала твоя мать.
"- Пошёл ты в жопу! - отмахнулась мать. - Не думай, что ты самый умный. Внушил себе, что ты пуп земли. Носишь православный крест, а служишь дьяволу!"

Дима, послушайся маму, мама врать не будет.
Tags: книги-демагогия, кофырин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments