January 20th, 2021

Старик Иван. Воспоминание.

Сегодня у меня начался демонтаж новогоднего оформления. Сняла и уложила в коробку украшения из комнат, но ёлку буду разбирать завтра, но не спеша и не сразу, потому что она большая и игрушек на ней, как "на ёлке" )))

Первым делом я сняла картонные фигурки птиц и животных, что традиционно висели над дверью в кухню. Когда вешаю их перед новым годом и снимаю после, то вспоминаю человека, у которого купила их несколько лет назад.

Картонки2.jpg

Как-то раз я шла через сквер, что недалеко от моего дома, и увидела, как какой-то старик продавал немудрёные вещи с коврика на снегу, среди них было несколько книг. Я, конечно, подошла посмотреть что за книги. Они были сильно зачитанные, да и в моей библиотеке такие были, но я сделала вид, что интересуюсь.

Стала листать страницы, а сама, скосив глаза, разглядывала старика. Он был высокий, худой, но чисто выбритый, одет бедно, из шарфа выглядывала худая шея, а из-под шапки виднелись аккуратно подстриженные седые виски. Было заметно, что жил он не богато, но держался молодцом. Да и товар на коврике был не товарного вида: какая-то бижутерия, чашки, заварочный чайник, календарики, книги ... Похоже, старик продавал последнее, что можно было продать.

Книги были мне не нужны, и я, было, собралась их купить (ради старика), как вдруг заметила эти картонные, ёлочные украшения в виде фигурок животных и птиц. В моём детстве были подобные, мы ими украшали ёлку ... и мне очень захотелось их иметь.

Спросила "почём?" Старик назвал цену – недорого. Я протянула ему сто рублей. Он сказал, что нет сдачи, а я сказала "не надо". И пошла с игрушками в кармане. Потом остановилась и обернулась. Старик, ссутулившись, одиноко стоял у своего коврика. Я подошла к нему и спросила, как его зовут. Он ответил "Иван". Просто Иван, без отчества.

Я сказала "спасибо, Иван!" Он в ответ кивнул. А я пошла по своим делам.
И вот уже несколько лет перед новым годом я вешаю, а после снимаю эти игрушки и поминаю добрым словом старика по имени Иван.

Позже я много раз проходила по скверу, но Ивана больше не видела.Не хочется думать грустно, но жизнь штука серьёзная, а ему на вид было лет под восемьдесят.

Жалею об одном – надо было бы купить и те книги.