December 24th, 2020

Лукреция - символ женской добродетели.

Есть Лукреция Борджиа, жившая в конце 15 – в начале 16 веков (1480-1519), - незаконная дочь римского папы Александра VI. Портретов Лукреции не сохранилось, но известно её словесное описание: не красавица, но лицо приятное, волосы светлые, фигура складная, а грудь великолепная. Лукреция Борджиа имела любовников, три раза выходила замуж, родила 10 детей и умерла от родильной горячки в 39 лет.

Биография достойная обсуждения, осуждения и прочих пересудов, но мне эта тема неинтересна. Мне интересна другая Лукреция, жившая задолго до Лукреции Борджиа.

Лукреция, жена древнеримского военачальника Луция Тарквиния Коллатина. Она была добродетельной женой, хорошей хозяйкой и очень красивой женщиной. Вела обычную жизнь римской матроны и прославилась лишь своей смертью.

Интересна картина (ниже) художника Лоренцо Лотто (1480-1556), одного из крупнейших венецианских живописцев, человека высокой духовности и честности. Внимательно разглядывая изображение, можно многое увидеть и многое предположить.

лоренцо лотто.jpg

Лоренцо Лотто. Портрет дамы в образе Лукреции. 1530. Масло, холст. 96.5×110.6 см. Лондонская Национальная галерея, Лондон.

На портрете изображена не сама Лукреция, а её образ, родившийся в воображении художника. Дама со строгим взглядом, в красивом двухцветном платье держит в руке рисунок с изображением древнеримской Лукреции, которая погибла, не выдержав позора бесчестья.

Дама на портрете изогнула стан, как бы отдаляясь от изображённой Лукреции. На столе записка с текстом из Тита Ливия: "И пусть никакой распутнице пример Лукреции не сохранит жизни!", и цветок флёрдоранжа - символа чистоты и невинности. Показательно ожерелье/колье, снятое с шеи и заправленное в вырез платья, именно такое положение украшения указывало на насилие, совершённое над женщиной. Лукреция на рисунке протягивает к даме руку, словно обращается к ней со словами: "я вот смогла, а ты - нет!"

Всё говорит о том, что эта дама пережила насилие. Поэтому у неё задумчивый взгляд, она словно вспоминает ранее пережитое. Пережила насилие и не нашла в себе силы поступить, как Лукреция. И флёрдоранж на столе ... кусочек оборванного цветка, как знак поругания девичьей непорочности.
И рука Лукреции на рисунке
[Spoiler (click to open)]
История древнеримской Лукреции, похожая на триллер, известна из сочинений Тита Левия , Дионисия Галикарнасского и Овидия. Каждый из них по-своему изложил знаменитый эпизод римской истории, и я тоже изложу суть этой истории своими словами.

На одной из пирушек во дворце царя Тарквиния Гордого его старший сын Секст Тарквиний завёл разговор о том, чем занимаются жёны в отсутствие их мужей. Коллатин, муж Лукреции, не желая слушать пустые предположения, предложил пойти и самим проверить.

Проверили сначала жену Секста, она была во хмелю и разгуливала по дворцу с венками на шее. Другие царские невестки также предавались забавам. И только в доме Коллатина они увидели, что его жена Лукреция работала: пряла для мужа плащ. Когда они зашли в комнату, Лукреция радостно бросилась навстречу к мужу, и Секст обратил внимание на её красоту и "заболел" от желания владеть ею.

Тарквиний и Лукреция. Тициан Вечеллио..jpg

Тициан Вечеллио. Тарквиний и Лукреция. 1571. Холст, масло. 188,9 × 145,1 см. Музей Фицуильяма, Кембридж, Великобритания.

Однажды ночью, выждав когда Коллатина не было дома, Секст Тарквиний прокрался в дом к Лукреции и овладел ею. Перед насилием пригрозил:

"А если ты попытаешься сопротивляться из желания сохранить целомудрие, я убью тебя и, прикончив одного из рабов, положу ваши тела рядом и заявлю, что застал тебя, когда ты предавалась разврату с рабом, и наказал, мстя за оскорбление родственника, так что смерть твоя окажется позорной и постыдной, и тело твое не удостоится ни погребения, ни чего другого, положенного по обычаю".

Наутро обесчещенная Лукреция послала за мужем и отцом. Они поспешили к ней вместе с Луцием Юнием Брутом (убийца Цезаря другой Брут). Рыдая, Лукреция рассказала им, что с ней случилось ночью. Муж стал её утешать, говоря, что она не виновата, ей угрожали и заставили, но Лукреция выхватила кинжал и пронзила себе сердце.

Луций Юний Брут вытащил кинжал из бездыханного тела и поклялся, что огнём и мечом будет преследовать насильника и всё его семейство и с позором изгонит их из Рима. Такую же клятву произнесли его спутники.

клятва брута.jpg

Анри Пинта. Клятва Брута после смерти Лукреции. 1884. Холст, масло. Высшая национальная школа изящных искусств, Париж.

Тело Лукреции вынесли из дома, понесли по улицам, тем самым демонстрируя гнусность и низость преступления царской семьи. Тело сопровождало множество народа. Это событие послужило началом бунта, поднятого Луцием Юнием Брутом и привело к свержению царской власти в Риме и установлению Республики.
Это с политической точки зрения.

С моральной - поступок Лукреции показал, что для этой женщины целомудрие было высшей ценностью, ради утверждения которой можно отдать жизнь.

Лукреция запечатлена в римской истории как образец женской чистоты и непорочности, верности и доблести, не покорённой тираном. В Италии была даже сложена поговорка "Верна как Лукреция."

Мария Каллас в воспоминаниях.

Мария Каллас моя любимая оперная певица, поэтому в автобиографии Франко Дзеффирелли я с огромным интересом и удовольствием прочла страницы с описанием их встреч и общения. У Дзеффирели и Каллас сложились многолетние, самые тёплые, дружеские отношения.

В первый раз они встретились в доме итальянского дирижёра Туллио Серафина, куда Дзеффирелли и Лукино Висконти пригласили на коктейль, заранее предупредив, что будет присутствовать новая оперная дива Мария Каллас.

Об этой певице Висконти и Дзеффирелли были уже наслышаны и были не прочь с ней познакомиться. Не знаю, какой они ожидали увидеть Марию Каллас, но, придя к Серафину, увидели женщину, которая сначала потрясла их своим видом, а после потрясла своим уникальным голосом.

троица плюс1.jpg
Слева направо: Лукино Висконти, Франко Дзеффирелли, Туллио Серафин, Мария Каллас.

***

Вот так Франко Дзеффирелли описывал ту памятную встречу.

"Мы испытали ужасное разочарование. Огромная женщина, в которой все было большим — рот, полный крупных белоснежных зубов, нос, глаза, плечи, руки. А ноги! — даже не толстые — жирные. Одета она была так, словно специально хотела показать свои недостатки.

Зеленый бархатный костюм подчеркивал ну просто все дефекты фигуры, в особенности гигантскую грудь. Шляпа в стиле Возрождения вишневого цвета, вроде тех, что носят художники в опере "Богема", довершала картину. Я уж не говорю о грубом акценте американки из Бруклина (ею она и была, пока не вышла замуж за итальянца Менегини).

В общем, картина была удручающая. При этом ей было всего двадцать пять лет, как мне, совсем молоденькая; мы оба 1923 года рождения, я февральский, она декабрьская.

Серафин заметил наше смущение и позвал ее к фортепьяно. Он вел себя с ней как строгий и бдительный отец. Он взял аккорд, и Мария запела ариозо Виолетты.

В одно мгновение все переменилось, ее голос заставил забыть обо всем на свете. В опере мы были потрясены, но услышать этот голос в тридцатиметровой гостиной богатого римского квартала казалось просто невероятным.
Я бросил взгляд на Лукино и увидел, что он ошеломлен, как и я.

***

Не могу не вспомнить, что за тот год Мария совершенно преобразилась — она похудела килограммов на тридцать. Как ей это удалось, остается загадкой. Предполагали разное: специальное лечение, солитер и все такое прочее. Но на самом деле чудо произошло только благодаря невероятному усилию воли.

Я стал лучше понимать, в чем дело, когда обнаружил у нее в грим-уборной фотографию Одри Хёпберн с дарственной надписью. Хёпберн в "Римских каникулах" — тоненькая, изящная, вздернутый носик и огромные кошачьи глаза.

Мария решила стать на нее похожей и добилась этого невероятными усилиями. Достаточно взглянуть на ее фотографии! Если смотреть с расстояния, то есть из зрительного зала на сцену, то сходство есть.
Мария, ставшая стройной и элегантной, была в полном расцвете своего дарования".

***


От себя:
Прочтя воспоминания Франко Дзеффирелли, я внимательнее посмотрела на Марию Каллас в ролике ниже. Пока оркестр проигрывал вступление к арии, а она стояла в ожидании, ничто не мешало присмотреться к её фигуре. И правда, в ролике заметно, что Мария Каллас действительно "огромного роста", но очертания её тела (бёдер) скрадывает расклешённое книзу платье, а плечи укутывает широкий палантин, и только по худой шее можно догадаться, что она худела.
Конечно, Мария Каллас не стала копией Одри Хёпберн, но стала той красавицей, которой я откровенно любуюсь!

Мария исполняет каватину Нормы "Каста дива" из оперы Беллини "Норма".
Винченцо Беллини написал для оперы несколько виртуознейших сопрановых арий. Одна из них необычайно красивая и сложнейшая - "Каста дива". Не всем певицам-сопрано ария была по силам, но Мария Каллас исполняет её с лёгкостью и изяществом.



Ещё одно воспоминание Дзеффирелли:

"Работая в театре "Пиккола Скала", я часто оказывался рядом с Марией за кулисами перед выходом на сцену. Она нервно обсуждала с верной Бруной мелочи быта вроде счета из прачечной или цен на овощи, а когда ее вызывали на сцену, делала глубокий вдох, крестилась и в ту же минуту полностью входила в образ. И тот самый голос, который только что говорил с прислугой о банальных домашних делах, становился вдруг голосом с другой планеты.

Происходило чудо, мы попадали в волшебство, которое не поддавалось описанию.
Как ей это удавалось? Что происходило с ней, когда ею овладевал ангел Нормы или демон Тоски?"