December 23rd, 2020

"Укрощение строптивой" Дзеффирелли. Костюмы.

Комедия "Укрощение строптивой" режиссёра Франко Дзеффирелли считается одним из лучших кино-воплощений одноимённой пьесы Шекспира, но на мой взгляд, эта экранизация самая лучшая! Яркая, стремительная, весёлая, увлекательная и поучительная кинокартина! Часто её смотрю и всякий раз от души радуюсь. Нравится наблюдать за событиями, поступками, характерами героев, и всегда с удовольствием разглядываю костюмы, в которые они облачены.
Зримо, выпукло и достоверно показана на экране мода начала 16 века, нарядная настолько, насколько неудобная и неуклюжая. И - забавная!
С созданием костюмов в процессе съёмок было не всё так просто.

Элизабет Тейлор и Ричард Бартон не только сыграли в этой комедии главные роли, но и вложили в съёмки изрядную сумму денег. Видимо, поэтому Элизабет Тейлор считала себя вправе вмешиваться в творческий процесс, в частности, участвовать в подборе костюмов для главных героев и других персонажей.

Она настояла, чтобы для работы над костюмами была приглашена американская художница по театральным костюмам и декорациям Айрин (Ирен) Шарафф, "одевавшая" Тейлор в "Клеопатре".
Ричарду Бёртону не нравился выбор Лиз, он писал в дневнике о Шарафф: "я нахожу ее ленивой, негибкой, слегка высокомерной к большинству людей, интеллектуальным (хотя она и не слишком одарена тут) снобом и страшной занудой, то все меньше ей симпатизирую".


Люченцио, Баптиста и Гортензио в шикарных костюмах от Данило Донати

[Портреты и работы.]

Франко Дзеффирелли хотел привлечь к работе над костюмами итальянского художника Данило Донати, с которым был знаком ещё со времён учёбы в Институте искусств.
После дискуссий, убеждений и переубеждений Тейлор, Бёртон и Дзеффирелли пришли к соглашению: главных героев будет "одевать" Айрин Шарафф, остальных актёров – Данило Донати.

Были просмотрено множество картин венецианской живописи 16 века, и на их основе создана подборка костюмов и головных уборов. Конечно, портреты венецианцев художники-костюмеры не тупо копировали, а лишь отталкивались от них, создавая свои.


Слева: Джованни Кариани. Женский портрет. 1530-1535.
Справа: та же вышивка на свадебном платье Катарины.


Каждому участнику фильма был придуман соответствующий наряд, начиная от взрослой массовки, изображающей жителей Падуи, до маленьких детей. Даже для актёров второстепенных ролей были продуманы и изготовлены соответствующие костюмы.


Слева: Якопо Пальма Старший. Куртизанка. 1520.
Справа: куртизанка в фильме.


Дзеффирелли нравились костюмы, предложенные Данило Донати, они идеально подходили к его представлению о воссоздаваемой эпохе. Костюмы, предложенные Айрин Шарафф, не нравились режиссёру ни силуэтами, ни цветом и вообще не соответствовали нарядам на картинах венецианских живописцев. Шарафф готовила платья для Катарины в соответствии с модой времён Клеопатры: пониженная линия талии и сильное облегание фигуры тканью.

Бёртона-Петруччо, по воспоминаниям Дзеффирелли, она одела "в облегающие темные наряды в узкую вертикальную полоску с узкими плечами и высокие остроконечные шляпы. Он выглядел как Оливье в Ричарде III, изможденный калека".
Режиссёр позвал Донати, они "вызвали швею на ночь и сделали пять костюмов для Ричарда в 36 часов.


Один из костюмов Донати для Петруччо.


Айрин Шарафф не нравились костюмы Данило Донати, у неё были другие представления о том, как одевались шекспировские герои, и она не желала считаться с мнением режиссёра. Для неё встал вопрос личной гордости, она, мол, известная американская художница, и режиссёр ей не указ в том, как создавать костюмы.

Назревал конфликт. Нельзя было допустить, чтобы Айрин Шарафф обиделась и ушла, ведь за обожаемой подругой могла покинуть съёмочную площадку и Элизабет Тейлор, а это угроза всему фильму. Ричард Бёртон писал в дневнике: "я играл роль буфера или посредника между Франко, который, кажется, не совсем мужественный, и Айрин, которая не совсем женственная".

И уговаривал себя "быть потактичнее и т.д., чтобы удержать ее. Лизабет считает ее талантливой, но я склонен считать, как всегда, что, художники по костюмам похожи на фотографов — просто копировальщики. Скопируйте достаточно фотографий и картин, и что-то обязательно подойдет".

Бёртон просил Дзеффирелли поговорить со строптивой Шарафф более решительно.
В итоге дипломатических переговоров режиссёра и художницы было решено, что Шарафф будет создавать платья только для Тейлор, а костюмы Петруччо пусть забирает Донати. На том и порешили.

Донати придумал Бёртону массивные наряды с объемными рукавами, которые уравновесили фигуру и создали главному герою мужественность и брутальность.
Ричард Бёртон сначала недоверчиво отнёсся к этим костюмам. Увидев один из них, он был "потрясен его весом и размером, но, попробовав его, сразу почувствовал себя лучше: "Я чувствую себя львом!". Это было именно то, что хотелось Дзеффирелли. Айрин Шарафф наоборот, была расстроена.


Довольный Ричард Бёртон в одном из костюмов Донати


Данило Донати независимо от Шарафф подготовил несколько эскизов платьев и для Катарины. Дзеффирелли показал их Элизабет Тейлор. Та передала эскизы Айрин Шарафф, но художница решительно от них отказалась и продолжала создавать собственные модели для Катарины.

Венецианские живописцы 16 века подсказали художнице идею о головных уборах женской части актёрской группы. За образец было взято "бальцо", модный головной убор женщин итальянского Ренессанса.

Бальцо - это жёсткая разновидность тюрбана на каркасе. Каркас делался из жесткой кожи или металла, и обтягивался пестрой, обычно шелковой материей. Айрин Шарафф изготовила для фильма несколько видов бальцо, не похожих одно на другое.


Слева: Франческо Пармиджанино. Женщина в тюрбане. 1530.
Справа: Катарина в бальцо.



Слева: Бартоломео Венето. Портрет дамы в зелёном платье.1530.
Справа: разновидности платьев и головных уборов стиля бальцо.


Платье по картине "Портрет дамы в зелёном платье" было изготовлено для жены-вдовушки Гортензио (она вторая после картины Бартоломео Венето).

Оператор Освальд Моррис рассказывал, что один костюм Катарины, созданный Донати, Шарафф всё-таки проглядела, и когда платье было готово, сочла его своей работой. Никто не стал её переубеждать. Это платье прозвучало в финальной сцене вместе с костюмом Петруччо.


Петруччо в бархатном наряде тёмно-красного цвета с меховой оторочкой, а Катарина в элегантном полосатом платье тех же оттенков.


Если на протяжении фильма костюмы Петруччо и Катарины выглядели разнородно и дисгармонировали друг с другом (разные авторы), то в финальной сцене они (костюмы от Донати) прозвучали в полной гармонии.

Думаю, общий стиль одежды главных героев можно объяснить не только тем, что финальные костюмы изготовил один и тот же художник, но и тем, что Донати этими костюмами выразил мысль Шекспира о родившейся любви Петруччо и Катарины, и они, полюбив друг друга, стали одним целым, поэтому их финальные костюмы выдержаны в общей цветовой гамме.