December 7th, 2019

10-й Президент Императорской Академии художеств.

Репин начал обучение в Академии художеств в 1863 году, когда Президентом Академии была великая княгиня Мария Николаевна (дочь Николая I). Но Мария Николаевна жила (и лечилась) за границей, и, хотя в Академии оставался её заместитель, вице-президент князь Г.Г. Гагарин, делами Академии занимался племянник Марии Николаевны - великий князь Владимир Александрович. После смерти Марии Николаевны в 1876 году Владимир Александрович Романов стал Президентом Академии.


Зарянко К.С. Портрет великого князя Владимира Александровича Романова. 1867. 69,1х77 см. Холст, масло. Воронцовский дворец (Алупка).
В.А. Романову 20 лет.

[Репин, Серов, Поленов, Романов]
Помимо должности в Академии художеств великий князь Владимир Александрович был главнокомандующим войсками гвардии и Санкт-Петербургского военного округа. Когда в воскресенье 9 января 1905 года произошли кровавые события, его объявили основным виновником этой трагедии.

Художник Валентин Серов лично наблюдал действия солдат из окна Академии художеств. Скульптор И.Я. Гинцбург вспоминал: "Втроем (Серов, я и Матэ) смотрели мы из окна Академии художеств на улицу, где происходила страшная народная трагедия. Мы видели, как измученные рабочие подходили к набережной и просили пропустить их через Николаевский мост, чтобы идти к царю, и как казаки давили их лошадьми и стреляли в них. Сердце у нас троих одинаково сильно билось. Серов, бледный и расстроенный, смотрел на все это и молчал."

Репин писал: "С тех пор даже его милый характер круто изменился: он стал угрюм, резок, вспыльчив и нетерпим; особенно удивили всех его крайние политические убеждения, появившиеся у него как-то вдруг; с ним потом этого вопроса избегали касаться..."

А Серов в письме к Репину написал: "То, что пришлось видеть мне из окон Академии художеств 9-го января, не забуду никогда <...> То, что пришлось услышать после, было еще невероятнее по своему ужасу. <...> Как главнокомандующий петербургскими войсками, в этой безвинной крови повинен и президент Академии художеств — одного из высших институтов России. Не знаю, в этом сопоставлении есть что-то поистине чудовищное — не знаешь, куда деваться. Невольное чувство просто уйти — выйти из членов Академии, но выходить одному не имеет значения..."

Валентин Серов и Василий Поленов решили в знак протеста выйти из состава Академии художеств, считая, что Президент АХ должен нести личную ответственность за случившееся. Они обращались к другим художникам с просьбой их поддержать, но все, выражая словесную поддержку, не присоединились. Константин Маковский, например, ответил честно: "...предложили мне дать свою подпись... Но я отказался... Я ответил, что подписываюсь только под картинами, и что на "протест" художников все равно никто не обратит внимания".
Серов и Поленов надеялись, что Репин, в котором все видели главу русских художников, также примкнёт к ним.


Серов В.А. Солдатушки, бравы ребятушки, где же ваша слава? 1905. Картон, темпера, графит, гуашь, уголь. 47,5х71,5. Русский музей.

Илья Ефимович не поддержал своих собратьев-художников. В письме к Поленову он написал: "Я бы с удовольствием подписался под Вашим заявлением, если б не знал, как далеко оно от правды. Войска в экстренных случаях выдаются в полное распоряжение полиции. И великий князь ничего не знал о том, что будет, – это уже не его компетенция".

На стороне Репина были художники, считавшие, что они не должны вмешиваться в политику, так как у творческих людей свои задачи. Вице-президент АХ граф Толстой положил заявление Серова и Поленова "под сукно", не дав ему хода. Серов ещё пару раз писал заявления, но Толстой их также игнорировал.

Тут и Поленов раздумал уходить, сославшись на гражданский долг: "Я бы с большим удовольствием вышел из теперешней Академии — так мне противны все эти анархические учреждения Петербурга <...> Но мне кажется, что наш гражданский долг теперь не позволяет нам уходить; <...> Я нашу Академию от всей души люблю, всё лучшее я получил от неё и поэтому искренно желал бы ей послужить <..> . А уйти теперь — выйдет, мне кажется, что-то вроде бегства,— показали, мол, кулак, да и наутёк.<...> Нашей отставкой мы его [Толстого ]не образумим, а нанесём как бы обиду некоторым из товарищей, которые, наверное, и подписали бы наше заявление, если бы были в нашем положении."

Серов вышел из членов Академии в одиночестве (что не помешало ему подписываться в письмах Академик Серов).
А Репин через год после Кровавого воскресенья предложил совету Академии художеств принять от него подарок - портрет великого князя Владимира Александровича.


Илья Репин. Портрет великого князя Владимира Александровича.1903.
Холст, масло. 108х87 см. Государственный Русский музей.


Репин с симпатией относился к великому князю. Он писал в воспоминаниях: "Владимир Александрович был моложе меня, со звонким, чарующим голосом. Я восхищался им в душе особенно потому, что он сильно напоминал мне двоюродного брата: те же черные кудри, те же серо-голубые глаза, полные жизни и скрытого веселья".

Придворный чиновник, генерал А. А. Мосолов вспоминал о великом князе: "Красивый, хорошо сложённый, хотя ростом немного ниже своих братьев, с голосом, доносившимся до самых отдалённых комнат клубов, которые он посещал, большой любитель охоты, исключительный знаток еды (он владел редкими коллекциями меню с собственноручными заметками, сделанными непосредственно после трапезы), Владимир Александрович обладал неоспоримым авторитетом."

Действительно, великий князь обладал таким неоспоримым авторитетом, что никто не осмеливался ему противоречить. Пример – награждение Большими золотыми медалями сразу пятерых человек вместо одного!


Крамской И.Н. Портрет великого князя Владимира Александровича. 1885 г.
В.А. Романову 38 лет.


Великий князь управлял Академией 33 года вплоть до своей смерти в 1909 году. Время его президентства – самое плодотворное для Академии Художеств за всю истории её существования.

Великий князь любил литературу, профессионально играл на рояле, интересовался искусством, особенно живописью, сам хорошо рисовал, покровительствовал одарённым художникам. Из собственных средств назначал стипендии одарённым студентам, платил им гонорары, выплачивал пенсии вдовам умерших художников и служителей академии.
Способствовал развитию балетного искусства, например, оплачивал расходы на балетные турне труппы С.П. Дягилева.

Благодаря усилиям Президента АХ в лице Владимира Александровича, Европа познакомилась с русским искусством. На международных выставках устраивались «русские отделы» с присутствием знаменитых русских художников, и представлялись произведения живописи из самой Академии художеств, из частных галерей П.М. Третьякова и К.Т. Солдатёнкова, из собственной коллекции Владимира Александровича.


Неизв. художник. Портрет великого князя Владимира Александровича.
Холст, масло. 128х89 см.


Под руководством Владимира Александровича АХ содействовала созданию и устройству провинциальных музеев и передавала им произведения искусства из фонда академического Музея. В музеи Саратова, Риги, Вильнюса, Одессы, Харькова и других городов было передано более полутора сотен картин.

По личному распоряжению В.А. при Академии были учреждены Педагогические курсы по подготовке учителей рисования в гимназиях и реальных училищах, а также открыты бесплатные курсы рисования для народа.

Великий князь был попечителем Московского публичного и Румянцевского музеев. Принимал деятельное участие в создании Русского музея в Петербурге. Был председателем Комитета по созданию собора Воскресения Христова (Спас на Крови) на мести смертельного ранения Александра II.

Во время президентства Владимира Александровича была проведена коренная реформа в Академии и введён новый Устав, в котором подтверждался государственный статус деятельности Академии художеств по подъёму и развитию искусства, художественного образования и воспитания в России.

Вице-президент АХ граф И.И. Толстой писал: "Академию художеств великий князь искренне любил, болел ее горестями, радовался и гордился ее, хотя бы самыми незначительными, успехами. Искусство он не считал забавою, а делом важным, имеющим государственное значение, и всегда был готов всюду защищать русское искусство".


Владимирский дворец. /Фото из Интернета/


В Петербурге Владимир Александрович жил собственном доме-дворце (Владимирский дворец, Дворцовая наб. д. 26). В его доме была собрана прекрасная коллекция живописных полотен, жемчужиной которой он считал картину Репина "Бурлаки на Волге".
Она пробыла в его доме до 1918 года, и все эти годы была закрыта для показа широкой публике.

В 1918 году Владимирский дворец был национализирован, а шедевр Репина "Бурлаки на Волге" передан Русскому музею.

Владимир Александрович Романов занимал другие важные государственные посты, но об этом можно почитать в Интернете, я же написала лишь об отношении великого князя к искусству.