January 15th, 2019

Смерть Нерона. О картине Василия Смирнова.

Василий_Смирнов (147x200, 27Kb)Василий Сергеевич Смирнов (1858—1890) - малоизвестный, но чрезвычайно талантливый русский художник-академист, писавший на античные темы. После окончания курса обучения в Академии художеств в Петербурге, был удостоен 4-летней пенсионерской поездки в Италию. В Риме увлёкся античностью и начал работать над картиной "Смерть Нерона", которая продолжалась около двух лет.

В 1888 году произведение было закончено и отправлено в Петербург, как отчёт художника о пенсионерской поездке. Совет Академии художеств, рассмотрев и высоко оценив работу, присвоил Смирнову звание Академика исторической живописи. В 1889 году картина была выставлена на Академической выставке, где удостоилась наград и отличий. Была приобретена императором Александром III.

Осенью того же 1889 года у Смирнова обострился туберкулёзный процесс в лёгких. Пребывание в мягком климате Италии не помогло излечению. Смирнов вернулся в Россию, где и умер в возрасте 32 лет.
Творческое наследие Василия Смирнова составляют немногочисленные работы. Большая их часть находится в коллекциях Государственной Третьяковской галереи, а также в Русском музее.

О картине.

SMERT-NERONA.jpg
Смирнов В.С. Смерть Нерона. 1888. Холст, масло. 177,5 × 400. Государственный Русский музей.

Сюжет картины лаконичен и отходит от норм академической живописи. Всемогущий император, привыкший жить в роскоши и в атмосфере восхваления и подобострастия, показан лежащим с перерезанным горлом в луже крови в присутствии трёх сердобольных римлянок. Это - бывшая наложница Нерона Акта (Актея) и две кормилицы - Эклога и Александрия. Узнав о смерти Нерона, они поспешили к телу императора-самоубийцы, чтобы спасти его от поругания. В руках одной из них пурпурный царский плащ с золотой каймой, чтобы завернуть в него тело и достойным образом провести над ним обряд сожжения.

Перед созданием картины, Смирнов, вероятно, читал жизнеописание Нерона у Светония. Светоний подробно описывает внешность императора, а Смирнов вырисовывает это на картине: рыжие волосы, коренастая фигура, ноги в неприглядной обуви ...

В картине нет никаких бытовых подробностей, нет вычурных предметов обстановки, нет величественного интерьера с элементами помпезности, столь любимых императором, нет привычной многочисленной свиты - мёртвое тело богоподобного властителя распростёрто на мраморных плитах, как тело простого смертного - ничтожный финал былого могущества.

Скупость красок подчёркивает драматизм события. Картина строга и статична: неподвижное тело, замершие фигуры женщин, скудость обстановки ... всё говорит о только-только наступившей смерти. Сочетание оттенков красного цвета: стены, плаща и крови, вызывает ощущение внутренней напряжённости. И, хотя исторически, после смерти Нерона обрядили в белые одежды с золотой каймой, Смирнов использует в картине материю красного цвета, потому что это цвет крови, которая потоками лилась из жертв Нерона. Жалости к императору нет, но есть уважение к Смерти, как окончанию земного пути человека, пусть злодея, чудовища и нелюдя, но ставшего после смерти равного всем, кого презирал и ненавидел при жизни.

IMG_20181217_193100.jpg
Картина в Русском музее.

15.01.2019. У Мандельштама день рождения.

У кого-то традиция ходить под Новый год в баню, а у меня традиция - в день рождения Мандельштама ходить к его памятнику, что на улице Забелина. В этот раз живых цветов купить не удалось, так что я прихватила с собой две шёлковые розочки - красную и розовую, как любовь и нежность. Подумала, что так будет хорошо, они дольше сохранятся, нежели живые.

Вверх по улице Забелина шло много народу, но никто не свернул в проулочек к памятнику. А я другого и не ожидала: уж если в юбилей поэта возле памятника не было ни цветочка, то в рядовой день рождения не будет и подавно. Я ошиблась. На неубранной от снега площадке была протоптана дорожка, а у подножия нижнего куба стоял венок. Вряд ли его принесла организация, венок был из самых простых, который под силу купить и пенсионеру.

M5405939a4d79d5cf1.jpg

Думаю, венок остался с 27 декабря; в тот день была круглая дата, 80 лет со дня смерти Мандельштама. Горькая ирония судьбы - в юбилейный день рождения о поэте не вспомнили (ни букета, ни цветочка), зато отметили день его смерти!

Я воткнула свои розочки в расщелину между кубами, постояла перед памятником, глядя снизу вверх на запрокинутую голову поэта, и попробовала вспомнить какое-нибудь стихотворение из книги "Камень", которая у меня есть дома, но ... память заклинило. На ум приходили лишь неуместные строчки из любовного стихотворения Мандельштама, но читать их было ни к месту, и ни к дате!

M8.jpg

Потом я обернулась, чтобы уйти, и увидела у входа на площадку молодого человека .. лет 20-ти. Он ждал, когда я закончу общаться с поэтом и уступлю ему место. Я подошла к нему и глупо спросила: "Вы к Мандельштаму?" Он улыбнулся и кивнул. В руках у него была небольшая, но живая розовая розочка. У выхода с площадки я оглянулась, мне захотелось посмотреть, где он оставит свою розу. Но молодой человек стоял перед памятником, держа розу в руках, и не шевелился. Он словно молился или читал стихи. Подсматривать дальше было неловко, и я ушла.

M7.jpg

Собственно, нет разницы где будет стоять/лежать розочка, в сугробе, в венке или на верхнем кубе ... главное, что есть люди, которые не забывают о Поэте и приходят его навестить.

Неизвестно, где похоронен Осип Мандельштам. Считается, что его зарыли с другими заключёнными в общей могиле где-то в окрестностях Владивостока. Но можно считать местом памяти и крохотный скверик на углу улиц Забелина и тупика, который теперь носит имя Мандельштама. Где-то ведь надо приземлиться бессмертной душе Поэта, когда она будет пролетать над Москвой!

Жалею, что не вспомнила у памятника никакого стихотворения ... прочла бы, и поэту стало бы приятно! Ведь у него сегодня день рожденья!

Не говорите мне о вечности —
Я не могу ее вместить.
Но как же вечность не простить
Моей любви, моей беспечности?

Я слышу, как она растет
И полуночным валом катится,
Но — слишком дорого поплатится,
Кто слишком близко подойдет.

И тихим отголоскам шума я
Издалека бываю рад —
Ее пенящихся громад,—
О милом и ничтожном думая.

Мандельштам, 1909.