July 30th, 2018

Галина Вишневская. Письмо Татьяны.

Отрывок из книги Галины Павловны Вишневской "Галина"

"Насколько меня захватила работа над "Фиделио", ибо там я творила, создавала новое, не видя перед собой магических традиций, настолько мне не хотелось петь Татьяну. Тот тяжеловесный и пассивный образ, который я видела у всех исполнительниц, шел совершенно вразрез с моим представлением о пушкинской героине Чайковского.
<...>
Внутренний конфликт, который переживала я из-за своей первой роли, привел к тому, что я почувствовала почти ненависть к ней. Поэтому на репетицию пришла не только безо всякого желания работать, но и с твердым решением отказаться от партии: то, что я видела на сцене до сих пор, сама я делать не хотела. Но в то же время и не считала для себя возможным вступать в споры с режиссером [А.Ш. Мелик-Пашаев], творчески еще никак себя не проявив.

- Сядьте за стол, возьмите лист бумаги, и гусиное перо и пойте.

Я начала: Пускай погибну я… — и т. д. Сколько уж я в театре Татьян наслушалась — их было в то время семь.

Пою — и всем своим видом стараюсь ему показать, как это скучно, неинтересно… Сцена длинная, скорей бы уже кончилась… Допела до конца. Он молчит. А мне все равно. Думаю: сейчас скажет, что плохо, что я не гожусь для роли. Вот и хорошо, может быть, Аиду получу… Наконец, он заговорил:

- Вот смотрю я на вас и удивляюсь: ведь такая молодая сидит, а ноет, ноет, как старуха, когда ее ревматизм мучает. Ну как же можно так петь Татьяну, а?

- Конечно, нельзя так петь Татьяну, да я и не хочу ее петь. Мне скучно.

Он как закричит!
- Вы не хотите петь эту партию?! Вам ску-у-у-чно?! Что вы сидите, как старая бабка в перине? Вы поймите, что Татьяне 17 лет! Каких они романов начиталась и в каком она, благовоспитанная барышня, должна быть состоянии, если первая признается в любви, если пишет любовное письмо молодому мужчине! А вам ску-у-у-чно! Все вы, сопранистки, хотите африканских да эфиопских принцесс на сцене изображать, благо никто в зале не знает, что это такое. А вы попробуйте пушкинскую Татьяну изобразить! Вы прочли, что у Чайковского написано? — "восторженно"! "страстно"! Да вы же, певицы, все дуры, вы ведь и читать-то не умеете. Ну, прочли это? Поняли?

Тут уж я вскочила и заорала:
- Что значит "поняли"? Я же на сцену смотрю и ничего этого не вижу, а спектакль-то вы ставили — значит, все это вас устраивает, вы этого хотите!

- А вы не смотрите на сцену, научитесь своими мозгами соображать! "Восторженно, страстно" — да она не подниматься должна с постели, как будто ее подъемным краном тянут, а вылететь! На санках каталась когда-нибудь?

- Конечно, каталась!

И вижу: глаза у него блестят, кричит, увлечен…

- А если каталась — вот и письмо Татьяны: не рассуждая, села в санки, да с высокой, крутой горы — вниз! Летит — дух захватило! А опомнилась уже внизу, когда остановились санки… Вот так Татьяна написала письмо, отправила Онегину и только тогда поняла, что она сделала…

Я слушала, разинув рот, и не замечала, что из глаз моих уже давно текут слезы…

ГВишн (369x500, 41Kb)
Галина Вишневская в роли Татьяны Лариной. Пишет письмо Онегину ...


В октябре 1953 года состоялось мое первое выступление в роли Татьяны в "Евгении Онегине", и из стажерской группы меня перевели в труппу солистов Большого театра.

Татьяна, милая Татьяна! С нею в детстве я узнала первые счастливые слезы. Она принесла мне первый успех в театре, и через 30 лет с нею вместе я простилась с оперной сценой — серией из восьми спектаклей "Евгения Онегина" в октябре 1982 года в парижской Гранд-Опера."""

Ниже видео - отрывок из фильма-оперы "Евгений Онегин" (1958).
В роли Татьяны Ариадна Шенгелая, поёт Галина Павловна Вишневская.



Пускай погибну я, но прежде
Я в ослепительной надежде
Блаженство темное зову,
Я негу жизни узнаю!
Я пью волшебный яд желаний,
Меня преследуют мечты:
Везде, везде передо мной
Мой искуситель роковой,
Везде, везде он предо мною!

Галина Вишневская последний раз поёт Татьяну.

Из книги Галины Вишневской "Галина":

"""В этом же году я ездила в Ленинград повидаться с матерью, и она, зная, что я все больше увлекаюсь пением, подарила мне на день рождения (мне исполнилось 10 лет) комплект пластинок оперы Чайковского "Евгений Онегин" и патефон. Татьяну пела Кругликова, Онегина — Норцов, Ленского — Козловский. (Странно, но первыми ролями моего русского репертуара в Большом театре были Татьяна в "Евгении Онегине" и Купава в "Снегурочке" — партии из "подаренных" мне опер.) И вот я в первый раз слушаю оперу. Звуки оркестра, несущиеся из патефона, красота голосов, волшебные стихи рождают во мне неведомые до сих пор эмоции, ошеломляют меня, потрясают. Я как в лихорадке. Ничего не замечаю вокруг, забываю поесть, не бегу на улицу играть с ребятами, а только сижу дома и верчу ручку изумительной машины, заставляя ее снова и снова повторять мне любовные признания Татьяны, Ленского, холодные нравоучения Онегина.

Скоро вся квартира буквально стонала от "Онегина". Бабушка кричит из кухни:
— Да перестань наконец, закрой ты эту окаянную машину! Надоело хуже горькой редьки!
А я заливаюсь:
Кто ты — мой ангел ли хранитель, Или коварный искуситель? Мои сомненья разреши…

Незнакомые раньше слова, сладостная мелодия до слез волнуют меня. Мне хочется не только петь, но играть, изображать то, о чем я пою. Я прикладываю руки к сердцу и, глядя на себя в зеркало, пою за Ленского:
Я люблю вас, я люблю вас, Ольга, Как одна безумная душа поэта Еще любить осуждена!..

Потом чувствую, что зеркало мне мешает, отвлекает от главного — от моего внутреннего переживания, и я отворачиваюсь от него. Так мне легче вообразить себе и Ольгу, и сад. Мне видится желтый дом с колоннами, и вот передо мной уже Татьяна — на балконе, лунной ночью…
-- Я пью волшебный яд желаний, Меня преследуют мечты!
<...>
Я выучила всю оперу наизусть. Знала все партии, хоры. Как безумная, с утра до ночи или пела, или читала вслух стихи. Садилась за стол, брала школьную тетрадь и начинала писать и петь: - "Пускай погибну я, но прежде Я в ослепительной надежде Блаженство темное зову; Я негу жизни узнаю… """


Последнее выступление Галины Вишневской в роли Татьяны (ей было уже 56 лет).
Парижская опера, 1982 год, дирижёр - Мстислав Ростропович.

Английский полицейский сериал "Вера"

Среди английских детективных сериалов, просмотренных мной на досуге после "тяжких" садовых трудов, наибольшее впечатление произвёл сериал "Вера". Британские актёры, занятые в главных ролях (и сама Вера), были мне незнакомы, поэтому при выборе я ориентировалась на оценки кинозрителей в интернете, положительных голосов было 8 из 10. Это был достаточно высокий уровень зрительского признания, и я убедилась, что так оно и есть.

Но начала я смотреть первый сезон всё-таки настороженно. В моей памяти сохранился образ женщины-полицейского Джейн Тениссон из некогда просмотренного сериала "Главный подозреваемый" с Хелен Миррен в главной роли. Нечто подобное я ожидала и от "Веры", но разница была очевидной с самого начала. Главная героиня сериала Вера Стенхоуп (Бленда Блетин) была сильно далека от подтянутого и элегантного образа Джейн Тениссон.


В роли Веры Стенхоуп - Бленда Блетин.

Вера - старший инспектор в одном из английских городков на берегу моря. Она – женщина лет шестидесяти, грузная, на вид хитрая и простоватая, бесцеремонная с подчинёнными, одетая по-домашнему даже в офисе … да, этот образ поначалу не вписывался в мир моих представлений об женщинах-полицейских и поэтому разочаровывал.

Но разочарование быстро сменилось интересом, инспекторша-увалень оказалась магнитом, который притягивал моё зрительское внимание. Вера была проворной, работящей и на удивление смекалистой. Она руководила командой помощников, главным из которых был её любимчик - сержант Джо (Дэвид Леон).

Вера не только мозг команды, но и "затычка в каждой бочке", то есть сама активно участвует в расследовании. У неё старенький джип, оставшийся от отца, на нём Вера (и верный Джо) рассекает малолюдные окраины вверенного ей городка, собирая крохи сведений, чтобы сложить из них картину преступления. Каждая серия - одно преступление со стопроцентным раскрытием!

Честно сказать, первые серии я смотрела с лёгким раздражением: мне не хватало офисных интриг, начальственных вмешательств, проявлений сексизма, борьбы за выживание в мире мужчин – всего того, что было с избытком в "Главном подозреваемом".

В "Вере" ничего такого не было, а была просто профессиональная работа без напряга и излишних переживаний. С каждой серией смотреть становилось интересней, и вскоре я поняла, что жду очередное свидание с инспектором Верой с нетерпением.

Сериал меня заинтересовал, в нём, помимо "работы мозга" полицейских, было ещё нечто такое, что отодвигало линию убийств на второй план Это нечто - личность Веры. Я проникалась этой женщиной, и она с каждой серией становилась для меня интересней и настолько ближе, словно я была с ней хорошо знакома, как, например, с сослуживицей на работе или соседкой по этажу.


Вера с подчинёнными: слева Джон Моррисон в роли детектива Кенни, справа Дэвид Леон в роли сержанта Джо.

Инспектор Вера одинокая женщина. В её жизни были встречи с мужчинами, но замужняя жизнь не сложилась, и Вера приучилась жить одна. После смерти отца ей достался просторный каменный дом посреди полей и лугов, в котором она стала жить. Джо как-то сказал ей, что не смог бы жить в одиночестве, и Вера спросила у него: "Разве тебе не интересно общаться с самим собой?"

Наверное, это и вызывало моё притяжение к Вере, я сильно уважаю самобытных людей, которые не цепляются за общение, а живут своими интересами, в ладу с самими собой, а от этого в ладу со всем миром.

Меня привлекало в Вере то, что она была довольна своей жизнью и работой. Просто довольна, без всяких поисков замечательной себя, без нытья на одиночество, без гореваний о загубленной женской судьбе и т.п., то есть без чего другие люди не могут жить.

Вера готова по первому телефонному звонку сесть в свой джип и ринуться в гущу событий. У неё пытливый ум, нестандартное мышление, и было интересно наблюдать, как какая-либо незначительная деталь обстановки, отрывочная фраза свидетеля, обрывок чужой и своей мысли дают толчок к Озарению. Поэтому её подчинённые работают в офисе, а она сама всегда вне кабинета и лично добывает нужные для расследования сведения.

Я просмотрела четыре сезона и ни разу не пожалела. Озвучка была хорошей, дубляжники удачно совпали с голосами и внешностью актёров, и это принесло сериалу большой плюс. И хотя родной голос Веры (актрисы Бленды Блетин) был тоном выше, чем у дублирующей её актрисы, но это даже улучшило образ Веры, её "русский" голос приобрёл впечатляющую командирскую тональность.

Следующие сезоны я смотреть не стала. Привыкнув к многоголосой закадровой озвучке, я не смогла принять и переварить невыразительный моноперевод. При таком переводе той Веры, которую я успела полюбить, для меня "не стало", а следить только за раскрытиями убийств стало скучно. Из образа Веры выпала изюминка, и сериал для меня сразу потускнел.
Зато я "познакомилась" с хорошей английской актрисой Блендой Блетин.