mita_pe (mi_ta_pe) wrote,
mita_pe
mi_ta_pe

Category:

Лермонтов после "Смерти поэта"

Стихотворение М.Ю. Лермонтова "Смерть поэта", особенно дополнительные 16 строк, дня за два-три распространились по Петербургу. Когда бабушка Лермонтова узнала об этих стихах, то постаралась всеми силами и возможностями "исхитить их из обращения в публике", но было уже поздно. Вскоре стихи читала уже и Москва, где многие объявляли их "революционерными и опасными".

Когда граф Бенкендорф прочёл стихи, то сказал Дубельту: "Самое лучшее на подобные легкомысленные выходки не обращать никакого внимания: тогда слава их скоро померкнет, ежели мы примемся за преследование и запрещение их, то хорошего ничего не выйдет, и мы только раздуем пламя страстей".

Стихи Лермонтова прочитал брат Николая I Михаил Павлович. При встрече с Бенкендорфом великий князь шепнул ему, что желательно, чтобы этот "вздор" не обеспокоил внимания государя императора. Бенкендорф не доложил о стихах Николаю, и тот ничего о них не знал до случая.

Видя, что стихотворение в списках распространяется с невиданной скоростью, Бенкендорф всё же решил доложить о них императору, но, оказалось, что тот уже знаком с ними. Николаю пришёл по городской почте пакет со стихотворением с надписью "Воззвание к революции". Отправитель оказался неизвестным.

Николай был разгневан, и Бенкендорф понял, что дело приняло серьёзный оборот. На докладной записке, которую граф всё же подал императору, Его величество начертали: "Приятные стихи, нечего сказать; я послал Веймарна в Царское Село осмотреть бумаги Лермонтова и, буде обнаружатся ещё другие подозрительные, наложить на них арест. Пока что я велел старшему медику гвардейского корпуса посетить этого господина и удостовериться, не помешан ли он; затем мы поступим с ним согласно закону".

Царскосельская квартира Лермонтова оказалась пуста, так как поэт проживал в Петербурге у бабушки. Тем не менее, квартиру обыскали и опечатали все найденные бумаги. В Петербург на квартиру Лермонтова (на Владимирском проспекте в доме Обрезкова) из Царского села с той же целью был отправлен от начальника штаба фельдъегерь в сопровождении полкового адъютанта и жандармского офицера.

Бабушка была в отчаянии, она испугалась, что Мишеля арестуют и посадят в крепость, но Лермонтова не арестовали, а велели жить в Царском селе и, ожидая особого повеления, прилежно заниматься службой. По гвардии вышло строгое распоряжение, чтобы офицеры всех загородных полков отлучались из мест квартирования лишь с письменного разрешения полкового командира.

Благодаря усилиям Елизаветы Алексеевны, наказание внуку было не суровое: через несколько дней вышел приказ о переводе "Лейб-Гвардии гусарского полка корнета Лермонтова" в Нижегородский драгунский полк прапорщиком. За 48 часов Лермонтову сшили соответствующий мундир, и он отправился к новому месту службы.

Бабушка Елизавета Алексеевна осталась в Петербурге в надежде выхлопотать внуку помилование. Менее через год Мишеля вернули переводом сначала в Гродненский полк, затем он возвращён в Лейб-гвардии гусарский полк.
Tags: лермонтов, пушкин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments