Пушкин и Алексеев - дружба навсегда!

Александр Сергеевич Пушкин приехал в Кишинёв 21 сентября 1820 года, и уже на следующий день генерал Инзов познакомил его со своими служащими, среди которых был Николай Степанович Алексеев, чиновник особых поручений при генерале.

Вот об Алексееве я сейчас и поведу речь. Интересный, оказывается, был человек! Лучший друг Пушкина в кишинёвский период, их общая дружба продолжалась (в переписке) вплоть до гибели Пушкина.
Напрягаю воображение и пробую представить, как это всё происходило ровно 200 лет назад.

Николай Степанович Алексеев был "доброй и обязательной наружности и исключительной вежливости, что располагало к нему многих". Он родился в Москве в 1788 году, учился в московском французском пансионе; во время Отечественной войны 1812 года принимал участие в Бородинской битве, затем в Заграничном походе русской армии.

Пушкин и Алексеев.jpg
Слева: Вивьен И.Е. Портрет Пушкина. 1826 г. Бумага, итальянский карандаш, белила.
Справа: Портрет Н.С. Алексеев. Рисунок Куазена. 1825 (Кто такой Куазен выяснить не удалось).

[Spoiler (click to open)]
По протекции дальнего родственника П. Д. Киселева, начальника штаба второй армии, в 1818 году устроился на службу в Кишинев к тогдашнему наместнику края Бахметеву. Алексеев мог бы обойтись и без рекомендаций, так как "его степенный благородный вид заставлял всякого начальника принимать его благосклонно", начальник Бахметев не был исключением, и Алексеев быстро "сделался домашним у Бахметева". Когда Бахметева сменил Инзов, Алексеев автоматически перешёл в штаб нового начальника.

В Кишинёве жила возлюбленная Алексеева Мария Егоровна Эйхфельдт, жена Ивана Ивановича Эйхфельдта,
ученого немца, чиновника горного ведомства, обер-берг-гауптмана, одного из строителей Военно-Грузинской дороги на Кавказе, статского советника.

Поговаривали, что на а службу в Кишинёв Алексеев напросился сам, чтобы быть поближе к любимой женщине. Ф.Ф. Вигель писал по этому поводу: "Страстно влюблённый, счастливый и верный, он являл в себе неслыханное чудо. Он был в связи с женою одного горного чиновника Эйхфельда, милой дочерью боярина М. Е. Мило; а для милой чем не пожертвуешь!"

Мария Егоровна была замужем, имела дочь Элизабет (1817 года рожд.), и Алексеев не рассчитывал на взаимность – просто любил и был счастлив возле неё. Муж Марии Егоровны, флегматичный, заурядный человек, относился равнодушно ко всему и к своей жене, его любимым занятием были посиделки за столом с горячим чайником и бутылкой рома.

На правах "старожила" Алексеев познакомил Пушкина с местным русским обществом, которое в миниатюре копировало жизнь столичных высших кругов. Пушкину посыпались приглашения, и он охотно на них откликался, так как любил балы, танцы и окружение красивых женщин.
"С каждого вечера Пушкин собирал новые восторги и делался новым поклонником новых богинь своего сердца. Нередко мне случалось слышать: "Что за прелесть! Жить без нее не могу!", а на завтра подобную прелесть сменяли другие". (В.П.Горчаков).

Живописного портрета Марии Эйхфельдт я не нашла (что странно для богатой женщины – не иметь портрета), имеется лишь изображение, созданное рукой Пушкина. Как говорил И.П.Липранди, "Пушкин имел особый дар юмористически изображать физиономии и вообще всю фигуру". Пушкин был прекрасным рисовальщиком, и в каждом его рисунке присутствовало сходство с оригиналом, поэтому я верю, что Марию Эйхфельдт он изобразил правдиво, хотя юмора в наброске я не увидела. Наоборот, дама на бумажном портрете показалась мне серьёзной и ... некрасивой.

мария и николай алексеев300.jpg
Рис. А.С.Пушкина: слева Мария, справа Николай.


Александр Сергеевич испещрял свои рукописи профилями людей, занимавшими его мысли в момент творчества, и не преминул изобразить линией своего гусиного пера друга Николая Алексеева.

Рисунок Пушкина не даёт представления о внешности Марии Егоровны, а она, оказывается, слыла красавицей. В.П. Горчаков говорил о Марии Егоровне, что "её миловидное личико по своей привлекательности сделалось известным от Бессарабии до Кавказа".

У Марии Эйхфельдт был восточный тип лица, из-за которого Пушкин прозвал её "Прекрасной еврейкой" - по аналогии с Ревеккой, героиней популярного в то время романа Вальтера Скотта "Айвенго". Но Мария не была еврейкой, она происходила из древнего молдавского рода Милло.

Мария Егоровна родилась в 1798 году (на год раньше Пушкина), училась в Одесском пансионе благородных девиц, в 18 лет с братом побывала в Петербурге. Её крёстная мать графиня Роксандра Скарлатовна Эдлинг сосватала Марию за состоятельного, всеми уважаемого, но пожилого Ивана Ивановича Эйхфельдта.

И. П. Липранди вспоминал: "Марии Егоровне и ее мужу Пушкин дал прозвище — "Земфира и Азор" из-за того, что она была хороша и хорошо образована, а муж ее не имел ни того, ни другого".

Красавица Мария Эйхфельдт всегда была окружена многочисленными родственниками, только среди Крупенских у нее было 8 двоюродных братьев и сестер.

Мария заинтересовалась Пушкиным, а тот, прекрасно зная о чувствах Алексеева, не мог отказать себе в удовольствии подразнить друга и вовсю кокетничал с Прекрасной еврейкой.
Однажды на балу он стал демонстративно ухаживать за Марией, танцуя с ней танец за танцем. Алексеев сильно обиделся, и Пушкину пришлось уговаривать его сменить гнев на милость. Он объяснил своё отношение к Марии Егоровне в стихотворении "Алексееву":

Мой милый, как несправедливы
Твои ревнивые мечты:
Я позабыл любви призывы
И плен опасной красоты;
Свободы друг миролюбивый,
В толпе красавиц молодых
Я, равнодушный и ленивый,
Своих богов не вижу в них.
1823.

Здесь приведены лишь десять строк из 44-х строчного стихотворения "Алексееву".

стихотв. Пушкина Алексееву.jpg
Рукопись стихотворения Пушкина "Алексееву".


Мария была хороша собой, но, как пишет В.П. Горчаков: ... "при блеске красоты своей, положительно не имела понятия о блестящем уме Пушкина. Ограниченная, как многие, в развитии умственных сил, она видела в Пушкине ничего более, как стихотворца".

Мария заказала стихотворцу Пушкину "что-нибудь" написать для своего альбома: так появилось стихотворение "Христос воскрес" (1821).

В своём дневнике В.П. Горчаков описывал Марию Эйхфельдт под инициалом "Е".

"Однажды, - вспоминал Горчаков: - Е. обратилась к Пушкину с просьбою.
— Ах, m-r Пушкин,—сказала она, я хочу просить вас.
— Что прикажете?—отвечал Пушкин с обычным ему вниманием.
— Напишите мне что-нибудь,—с улыбкой произнесла Е.
— Хорошо, хорошо, пожалуй, извольте, отвечал Пушкин, смеясь.
Когда мы выходили от Е., то я спросил его: — Что ж ты ей напишешь? Мадригал? да?
— Что придется, моя радость, отвечал Пушкин".

Так появилось посвящение "М. Е. Эйхфельдт":

Ни блеск ума, ни стройность платья
Не могут вас обворожить;
Одни двоюродные братья
Узнали тайну вас пленить!
Лишили вы меня покоя,
Но вы не любите меня.
Одна моя надежда — Зоя:
Женюсь, и буду вам родня.

При жизни Пушкина стихотворение не было напечатано. Автограф не сохранился. Стихотворение известно из дневника В.П.Горчакова. Датируется мартом 1821 г. — июнем 1823 г.

Из дневника В.П. Горчаков: "Хотя он [Пушкин] и написал послание хорошенькой Е., <...> но и это послание, по некоторым выражениям чересчур сильной речи, не могло быть не только напечатанным, но даже отдано той, к которой писано, особенно, что относилось до Зои, родственницы ее.
Однако первые четыре стиха этого послания как-то дошли до Е.; за намек на двоюродных братцев она надула губки; а сами братцы, ужасаясь толков, что на них написаны стихи (как это многие почитают чем-то страшным), рассердились на Пушкина; но этот гнев выразился явным бессилием, так что ни один не решился объясниться с Пушкиным".

Пояснение к стихотворению (из книги М.Цявловского о Пушкине):
"В обществе, как охранная стража, ее [Марию Эйхфельдт] окружали родственники: то Алеко, то Тодораки, то Костаки. Все эти господа считались ее двоюродными братьями. Зоя — племянница М. Е. Эйхфельдт, "не очень привлекательной наружности".

По словам Н.Я. Эйдельмана, "в Кишиневе возле Пушкина не было человека более преданного и любящего", чем Николай Алексеев.

Николай Степанович Алексеев был на одиннадцать лет старше Пушкина, но между ними сразу возникла крепкая дружба. В Кишинёве Пушкин сначала жил на квартире в доме Инзова, но после землетрясения 1821 года треснул верхний этаж, и Пушкин перебрался в жить к Алексееву в дом у Красной Мельницы.

И.П. Липранди записал в дневнике: "Возвратясь в июле 1822 г. в Кишинев, после четырехмесячной отлучки, я нашел уже Пушкина переместившимся от Инзова (по случаю пострадавшей от землетрясения квартиры) к Н. С. Алексееву <...> Пушкин и Алексеев занимали средней величины комнату направо от сеней, налево была комната хозяйкина".

Николай Степанович был не только другом Пушкина, но и его ангелом-хранителем. Однажды он стал секундантом Пушкина, когда тот собрался стреляться командиром егерского полка полковником Семёном Никитичем Старовым. Дуэль не имела результата из-за сильной метели и была отложена.

Вернувшись в Кишинёв, Пушкин написал о дуэли экспромт, сразу сделавшийся известным по всей России:
Я жив.
Старов
Здоров,
Дуэль не кончен.

Липранди, узнав о дуэли, пришёл к Старову, старому своему сослуживцу:
– Как это пришло тебе в голову сделать такое дурачество в твои лета и в твоем положении?
– Сам не знаю, как все это вышло. Я не имел никакого намерения, когда подошел к Пушкину, да он, братец, такой задорный!

Так как метель продолжалась, Старов попросил Липранди через Алексеева предложить Пушкину стреляться в клубной зале. Липранди испугался, что Пушкин поддержит эту мысль, и поспешил рассказать о разговоре со Старовым Алексееву. Алексеев тут же уехал к Старову, чтобы уговорить его не настаивать на продолжении дуэли. Старов согласился.

Проявляя хладнокровие и используя всё своё красноречие, Алексеев с трудом убедил Пушкина, что нужен мирный исход инцидента. Он и секундант Старова Полторацкий уговорили дуэлянтов встретиться в ресторане Николетти. Там Пушкин сказал Старову: "Я всегда уважал вас, полковник, и потому принял ваш вызов". Старов ответил: "И хорошо сделали, Александр Сергеевич, я должен сказать по правде, что вы так же хорошо стоите под пулями, как хорошо пишете".
Эти слова заслуженного офицера привели Пушкина в восторг. Он бросился обнимать Старова, и они помирились. С того момента Пушкин считал своим долгом отзываться о Старове с большим уважением.

И. П. Липранди пишет о роли Алексеева в предотвращении дуэли: "... я не знаю никого, кто бы в то время мог с успехом уладить это трудное дело между такими противниками...".

В другой раз Николай Степанович перехватил руку Пушкина, когда тот замахнулся подсвечником на помещика-молдованина Тодора Балша, что могло привести к очень неприятным последствиям. Дело было так: жена Балша сказала мужу, что Пушкин наговорил ей дерзостей, Балш спросил у Пушкина "правда ли это", но спросил так высокомерно, что Пушкин счёл себя оскорблённым и схватил подсвечник.

Из воспоминаний П.И. Долгорукова: "Сцена, как рассказывали мне очевидцы, была ужаснейшая. Балш кричал, содомил, старуха Богдан упала в обморок, беременной вице-губернаторше приключилась истерика, гости разбрелись по углам, люди кинулись помогать лекарю, который тотчас явился со спиртами и каплями, — оставалось ждать еще ужаснейшей развязки, но генерал Пущин успел все привести в порядок и, схватив Пушкина, увез с собою".

Инзов посадил Пушкина на две недели под домашний арест. После истории с Балшем Пушкин написал известное послание к Николаю Алексееву – своему другу Оресту, когда как Пушкин именовал себя Пиладом.

Мой друг, уже три дня
Сижу я под арестом
И не видался я
Давно с моим Орестом...

Пишу карикатуры, —
Знакомых столько лиц, —
Восточные фигуры
<...> <...> кукониц
И их мужей рогатых,
Обритых и брадатых!

История с Балшем имела продолжение, но к дуэли не привела.

В июле 1823 года Пушкин добился перевода по службе в Одессу в канцелярию графа Воронцова. Алексеев остался в Кишинёве "по-рыцарски служить" своей Прекрасной Еврейке. Он переписывался с другом и даже навещал его в Одессе.

После Кишинева и Одессы Пушкин и Алексеев больше не встречались, но их дружба продолжалась в переписке.

В июле 1824 года граф М.С. Воронцов с высочайшего повеления уволил Пушкина со службы в связи с переводом оного в Псковскую губернию под надзор местного начальства (и отца).
30 июля Пушкин, получив 389 рублей и 4 копейки прогонных денег, выехал в Псковскую губернию (в Михайловское) – так закончилась его южная ссылка.

В Михайловском Пушкин провёл два года - до сентября 1826-го. Письма от Алексеева были для него радостью.

В письме Пушкину от 30 октября 1826 года Алексеев вспоминал о своей "карьере" по службе: "За все поручения, мною выполненные с усердием, полу-милорд [Воронцов] наградил меня благодарностью и несколько раз пожатием руки; чины же и кресты зависели от окружающих, коих нужно было просить, а я сохранил свою гордость и не подвинулся ни на шаг".

Пушкин отвечал ему (письмо от 01 декабря 1826): "Не могу изъяснить тебе моего чувства при получении твоего письма. Твой почерк, опрятный и чопорный, кишиневские звуки, берег Быка, Еврейка, Соловкина, Калипсо. Милый мой, ты возвратил меня Бессарабии!"

После возвращения Пушкина из Псковской ссылки их переписка продолжалась.

В письме (1827 года) Николай Степанович писал Пушкину:
"С какою завистью воображаю я московских моих знакомых, имеющих случай часто тебя видеть; с каким удовольствием хотел бы я быть на их месте и с какою гордостью сказал бы им: мы некогда жили вместе; часто одно думали, одно делали и почти — одно любили; иногда ссорились, но расстались друзьями, или, по крайней мере, я так льстил себе".

В 1828 году умер муж Марии Егоровны И.И. Эйхфельдт, и она вышла замуж за "швейцарского француза" поручика русской службы Теодора Карола Фези. В 1833 году у них родилась дочь Матильда.

Алексеев вышел в отставку и перевёлся на службу в Бухарест.

Из всей переписки Алексеева и Пушкина сохранилось всего шесть писем, из которых лишь два принадлежали Поэту.

Александр Сергеевич посвятил другу свою поэму "Гавриилиада" и стихотворения "Приятелю", "Мой милый, как несправедливы" (оба 1821), "Прощай, отшельник бессарабской" (1826). В библиотеке Алексеева хранился экземпляр "Истории Пугачёвского бунта" с инскриптом (дарительной надписью) Н.С. Алексееву.

В 1840-х годах Николай Степанович жил в Москве, где встречался с И.П. Липранди, А. Ф. Вельтманом и В. П. Горчаковым; они оставили воспоминания о Пушкине и его дружбе с Алексеевым.

Николай Степанович Алексеев умер 26 февраля 1854 года.
У племянницы Петра Ильича Чайковского, Натальи Ипполитовны, сохранилось свидетельство о смерти Алексеева: "Николай Степанович Алексеев умер в Москве, 26 февраля 1854 года, 64-х лет, от разрыва легких, отпет в Ржевской церкви близ Пречистинских ворот и погребен 1 марта 1854 года на Ваганьковском кладбище".

Интересный факт.
Николай Степанович Алексеев был в родстве с семейством Чайковских. Родной брат Николая Степановича, Александр, женился на Екатерине Ассиер, а сестра ее, Александра Ассиер, была матерью Петра Ильича Чайковского.

Алексееву от Пушкина:
Прощай, отшельник бессарабской,
Лукавый друг души моей.
Порадуй же меня не сказочкой арабской,
Но русской правдою твоей.
1826.

Кошки, очарование моё!

Вчера я узнала, что 1 марта – российский  день Кошек. У меня кошки нет, и по духу я собачница, но кошек уважаю и интересуюсь ими. Полезла в Интернет, чтобы побольше узнать об этом празднике и нашла много интересной информации. Кошатники наверняка всё это знают, но мне было в новинку.

Оказывается, российский День кошек – это неофициальный праздник, его придумали  хозяева  усатых-полосатых, определившие  днём кошек  первый день весны 1 марта, когда коты, по утверждению Саши Чёрного начинают от любви сходить с ума:

"Весенний брак, гражданский брак -

Спешите, кошки, на чердак!"

Об этом распознала цыганская кошачья почта,  и  День кошек первого марта стал охотно праздноваться, потому что в нашей стране кошек любят очень многие. 

Первого марта 2021 года День кошек отмечался уже  17 раз.

Я рада, что такой праздник есть, потому что к кошкам отношусь дружелюбно и имела счастье дружить с ними. Наверно, слово «дружить» к кошкам не относится, но то, что меня  почтили  своим вниманием две беспризорные (гордые и независимые)  кошки (на даче),  даёт мне право говорить о дружбе. )))

В России день кошек отмечается 1 марта, в США – 29 октября, в Польше – 17 февраля,  в Японии – 22 февраля. Есть ещё  Всемирный День кошек 8 августа – в этот день на всей планете все  кошатники (и примкнувшие к ним) дружно поздравляют своих pets.

Меня особенно заинтересовал японский  День кошки , он тоже неофициальный, но принят японцами очень охотно!   

Collapse )

Создатель мой, спасибо за весну!

На картине Аркадия Пластова дети радуются первому снегу, а я вчера радовалась последнему снегопаду в феврале. Такой красивый был снег! Шёл полдня с перерывами, лёгкий, крупный, похожий не птичьи пёрышки ... одна снежинка, неописуемой красоты, размером с по-мизинца, упала на карниз окна, дала вволю на себя налюбоваться и легко соскочила вниз. 

К сожалению, эти чудо-снежинки, падая на землю,  тут же исчезали. И оставалась лишь подтаявшие чёрно-серые сугробы и распластанные сугробчики.

Первый календарный день весны не означает, зимы уже нет,но будут ещё метели и морозы, недаром в народе говорят "марток надевай сорок порток" ... В этом году зимы было мало, но она была качественная, с сильными снегопадами и новогодней красотой. Мне она понравилась, но - всему своё время!

Так что, до свиданья, зима, здравствуй март!

Пластов А.А. Первый снег. 1946. Холст, масло. 146×113 см. Тверская областная картинная галерея, Тверь.
Пластов А.А. Первый снег. 1946. Холст, масло. 146×113 см. Тверская областная картинная галерея, Тверь.

Поэт Саша Чёрный (Александр Гликберг) написал в одном из своих стихотворений: «Девять месяцев зима, остальное — лето», и я его поддерживаю в этом убеждении. Но ... весну не отменить, и тот же Саша Чёрный  прекрасно, весело, правдиво и просто  пишет о «Пробуждении весны»:

Вчера мой кот взглянул на календарь

И хвост трубою поднял моментально,

Потом подрал на лестницу как встарь,

И завопил тепло и вакханально:

"Весенний брак, гражданский брак -

Спешите, кошки, на чердак!"

И кактус мой - о, чудо из чудес!-

Залитый чаем и кофейной гущей,

Как новый Лазарь, взял да и воскрес

И с каждым днем прет из земли все пуще.

Зеленый шум... Я поражен,

"Как много дум наводит он!"

Уже с панелей слипшуюся грязь,

Ругаясь, скалывают дворники лихие,

Уже ко мне зашел сегодня "князь",

Взял теплый шарф и лыжи беговые...

"Весна, весна! - пою, как бард,-

Несите зимний хлам в ломбард".

Сияет солнышко. Ей-богу, ничего!

Весенняя лазурь спугнула дым и копоть.

Collapse )

О портрете А.Н. Струговщикова.

Александр Николаевич Струговщиков (1808-1878) прославился как искусный переводчик немецкой поэзии (Гейне, Шиллер и Гёте). Ему не было и 2-х лет, когда умер его отец, и племянника стали воспитывать три брата отца (Александр, Дмитрий и Иван), которые блестяще знали иностранные языки и занимались переводами. Дядья-переводчики воспитали в племяннике преклонение перед великими поэтами и пробудили в нём желание стать переводчиком.

В 18 лет Струговщиков встретился в Веймаре с самим Гёте, и эта встреча укрепила в нём желание познакомить соотечественников с творчеством великого немецкого поэта.

брюллов струговщиков.jpg
Брюллов К.П. Портрет А.Н. Струговщикова. 1840,
80,0х67.4 холст, масло Третьяковская галерея, Зал 9


В то время немецкую поэзию переводили многие поэты: Михаил Лермонтов, Константин Аксаков, Николай Огарев, Алексей Плещеев, Афанасий Фет, Аполлон Григорьев, Михаил Михайлов и др., но на первый план, как переводчик Гёте, выдвинулся именно А. Н. Струговщиков – значительная фигура в истории русского перевода.

[Spoiler (click to open)]
Переводы составляли основу литературной деятельности Струговщикова, но он не занимался литературой за деньги, как, например, Пушкин.
Александр Николаевич происходил из богатой семьи и имел средства "на жизнь", к тому же занимал высокооплачиваемые должности в различных ведомствах, поднимаясь по служебной лестнице. Он говорил, что занимался переводами "не ради металла, a con amore ("с любовью")", и этой любовью были переводы поэзии Гете, главными из которых стали трагедия "Фауст" (трудился над ним 10 лет) и роман "Страдания юного Вертера".

В.Г. Белинский посвятил Струговщикову несколько статей, в которых положительно отзывался о его стихах: "Стихи г. Струговщикова большею частию пластичны, исполнены гармонии, а образы почти везде грациозны и благоуханны". А перевод Фауста приводил Белинского в восхищение.

"Фауста" Струговщиков знал наизусть в подлиннике и мог в любое время дня и ночи процитировать из него целые страницы. Он переводил "Фауста" шесть раз подряд и каждый раз заново.

В 1834 году после публикации стихотворения Гёте "Певец" Александр Николаевич вошёл в литературный кружок Нестора Кукольника, где сблизился с Глинкой и Карлом Брюлловым. Вскоре из их компании создался знаменитый "триумвират" - Глинка, Брюллов, Кукольник (музыка, живопись, литература). Своё братство они называли "братией", четвёртым членом братии стал А.Н. Струговщиков.

Все они сошлись по интересам: любили литературу, музыку и живопись и многие вечера проводили в приятных беседах и занятиях. В 1840 году Нестор Кукольник тайно от всех (особенно от брата Платона) снял для дружеских встреч братии небольшую квартиру у Харламова моста. Собирались в ней вчетвером, как "заговорщики". Кукольник и Глинка у фортепиано, за столом у одного края Брюллов с рисунками, у другого – Струговщиков с рукописями переводов или с гранками "Художественной газеты".

Глинка в ту пору занимался созданием музыки к "Руслану и Людмиле" и сочинял цикл романсов "Прощание с Петербургом" на стихи Кукольника, один из романсов ("Жаворонок" на стихи Кукольника) он посвятил Струговщикову.

О портрете.
Портрет Струговщикова написан Карлом Брюлловым в 1840 году. Александру Николаевичу в ту пору было 32 года, он работал над переводом Фауста. Брюллов изобразил друга сидящим в кресле в глубокой задумчивости с книгой в руке (очевидно, "Фауст"), руки расслаблены, взгляд устремлён в поэтические дали ...

К картине есть пояснение: "Приобр. П.М.Третьяковым в 1871 у В.А.Дюбюка". Очень хотелось узнать каким образом портрет попал в Галерею. Если владельцем портрета был сам Струговщиков, то вряд ли он продал его Дюбюку. Значит, портрет Брюллов писал на заказ, но кому?

Кто такой Дюбюк мне не удалось выяснить, возможно, это был один из шестерых детей композитора А.И Дюбюка, но информации об этом я не нашла даже сайте Третьяковской галереи.

А.П. Боткина (дочь Третьякова) в своей книге "Павел Михайлович Третьяков в жизни и искусстве" привела строчки из письма А.А. Риццони от 12 ноября 1868 года, который писал Третьякову из Петербурга: "У Бернардака в спальной я видел портрет Струговщикова, написано Брюлловым, тот самый портрет, что был на Лондонской выставке. Я спросил у Бернардака, продает ли он его, — он говорит — да. Когда будете в Петербурге, взгляните на этого Брюллова".

Вероятно, под именем Бернардака Риццони имел в виду Дмитрия Егоровича Бенардаки, золотопромышленника, мецената, почётного вольного общника Академии Художеств. Бернардаки имел большую коллекцию западноевропейской живописи и был частым заказчиком картин у Карла Брюллова.

Предположу, что заказчиком портрета Струговщикова был именно Д.Е.Бенардаки, ведь Струговщиков тоже был почётным вольным общником императорской АХ. Возможно, их связывали общие интересы на почве служения искусству и сблизили настолько, что меценат даже заказал Брюллову портрет Струговщикова.

Риццони видел картину в спальной Бернардаки в 1868 году, но тогда Третьяков её не купил, потому что она, по всей видимости, была продана Дюбюку, а тот в свою очередь уже в 1871 году продал её Третьякову.
Разумеется, это мои предположения, но хотелось бы узнать поточнее.

О распаде братии.
В июле 1843 года Нестор Кукольник женился, Струговщиков был посаженым отцом на его свадьбе. Сам Александр Николаевич женился ещё в 1831 году на Анне Алексеевне Качаловой.
Кукольник по просьбе жены стал государственным служащим в канцелярии военного министерства.
Карл Брюллов получил заказ на росписи Исаакиевского собора.
Александр Струговщиков перестал публиковаться, поднялся ещё на одну служебную ступень и полностью отдался государственной службе.
Михаил Глинка в начале 1844 года уехал за границу на четыре года. Братия и раньше дышала на ладан, а без Глинки распалась окончательно.

Интересно то, что Струговщиков критически относился к Кукольнику и его литературному окружению. В 1874 году он даже написал в "Русской старине" (т.9): "... вся кукольниковская компания не внесла в нашу литературу ни одной новой, сильной мысли, не выработала ни одного здорового общественного принципа".

Далее о Струговщикове.
В 1853 году Струговщикову был присвоен чин действительного статского советника, а в 1868-м чин тайного советника. Он имел ордена и другие правительственные награды. Умер 26 декабря 1878 года в Петербурге накануне своего 70-летия.

О портрете в Чудове.
Продав портрет, Карл Павлович в том же году сделал для друга авторское повторение портрета и подарил его Александру Николаевичу. Рамку к портрету Карл Павлович попросил сделать по своему рисунку. Струговщиков увёз портрет в своё поместье Чудово Новгородской губернии, где он хранился среди других картин.

В 1918 году в господском доме, занятом под сельсовет, обнаружили коллекцию живописи, среди которой был повторный портрет А.Н. Струговщикова. Этот портрет, как и другие картины, составили ядро Новгородского художественного музея.

брюллов струговшиков из чудова.jpg
Брюллов К.П. Портрет Струговщикова. Авторское повторение.


Интересное о Пушкине.
В своих "Записках" Струговщиков рассказал о встречах с Пушкиным в Петербурге в конце 1831: "Он был у меня раза три поутру и на нескольких вечерах; кроме того, я бывал у него и сохранил о нем, как о человеке, самые лучшие впечатления".
28 января 1837 года Струговщиков был в квартире Пушкина. Сохранилась его зарисовка Пушкина на смертном одре.
Пушкин был знаком (с 11 сентября 1830)с женой Струговщикова — Анной Алексеевной, урождённой Качаловой.


Произведения и переводы А.Н.Струговщикова

Американский фильм "Робинзон Крузо", 1997.

Посмотрела американский фильм-экранизацию "Робинзон Крузо" 1997 года. Выбрала его из массы подобных из-за Пирса Броснана в главной роли. Думала, что этот красавчик а-ля Джемс Бонд задаст жару сюжету так, что он захватит меня, как в детстве захватила книга. Увы, не захватил.
Конечно, слово "экранизация" к фильму не подходит от слова "совсем", потому что фильм сделан сильно "по мотивам" плюс сценарная отсебятина.

Я прекрасно помню содержание книги, и несоответствие с оригиналом меня поразило. Казалось, что сценарий написали, прочитав лишь авторское длинное заглавие, а в саму книгу не заглядывали. Вероятно, поэтому и Робинзон получился сплошной выдумкой.

Пирс Броснан, который Робинзон Крузо, меня разочаровал. Никакой он не Робинзон, хоть бегал по острову лохмато-бородатым и в лохмотьях. Странно было на это смотреть, казалось, что Робинзон просто приехал в свой неухоженный дачный участок, чтобы провести там уик-энд.

Начинается фильм красиво. Робинзон Крузо в одежде дворянина дерётся на шпагах с другом, с которым они не поделили любимую девушку. Робинзон убивает друга, что доказывает, что его любовь сильнее. Братья убитого хотят отомстить. Любимая девушка советует Робинзону стать моряком и уплыть далеко-далеко, чтобы время стёрло причинённые семье убитого обиды.

Заканчивается фильм сценой, как Робинзон возвращается после 6-летнего отсутствия к любимой девушке. Она терпеливо его ждала и дождалась. Они бросаются в объятья и крепко целуются на фоне красивого английского замка.

Начало и конец мне понравились. Если в середину вставить что-то рыцарско-романтическое, то получился бы отличный фильм о приключениях. Но вместо этого были показаны будни островной жизни, где Робинзон бегал, суетился, что-то делал и, как Манилов, предавался прекрасным мечтам в тенистой хижине из веток и пальмовых листьев - Нуф-Нуф обзавидовался бы.

Что ещё вспоминается? Павильонное крушение корабля, после которого спасся лишь Робинзон и судовая собачка Шкипер. В её роли снялась собака породы корги, которая лучше бы смотрелась на диване, чем на морском судне.
Ещё показаны нестрашные, суетливые людоеды. Они привезли Пятницу, чтобы его съесть, и я понимаю причину их аппетита - Пятница был соблазнительно упитанного телосложения.
Дальше совершенно фантастическое спасение от пули белого человека и возвращение домой. Больше ничего не запомнилось.

Но совсем ругать фильм я не собираюсь, потому что мне было интересно его смотреть и ждать, чем закончатся сценарные выдумки. Предполагала многое, но не угадала. ))) В общем, от просмотра осталось ощущение, что я полтора часа жевала невкусную конфету в надежде, что хоть под конец она станет сладкой. Не стала.


Кадр из к/ф "Робинзон Крузо"

Татьяна Ларина и важный генерал.

Моя настольная книга (потому что любимая) – это роман в стихах "Евгений Онегин" Александра Сергеевича Пушкина. Роман в первый раз был прочитан (и "пройден") в школе, но до сих пор я его читаю-перечитываю и местами помню наизусть. Сейчас, правда, читаю выборочно: беру в руки, раскрываю и начинаю читать с той страницы, с которой откроется ...
Последний раз книжка открылась на странице со строчками:

Что ж, матушка? за чем же стало?
В Москву, на ярманку невест!
Там, слышно, много праздных мест.


А-аа, понятно, это о том, как Татьяну Ларину увезли в Москву и выдали замуж ...
Как это было?
Сейчас залезу в историю замужества Татьяны и подкреплю её кадрами из художественного фильма-оперы (тоже любимого) "Евгений Онегин" выпуска 1958 года и парочкой рисунков Самокиш-Судковской Елены Петровны.


Самокиш-Судковская Е.П. Иллюстрация к "Евгению Онегину". Весенний сад.

[Spoiler (click to open)]
В январе-феврале 1822 года (хронология по Ю.М. Лотману) мать Татьяны Полина (по-русски Прасковья) Ларина увезла дочь в Москву на "ярманку невест", надо было хорошо пристроить старшую дочку, младшая Ольга уже была выдана за улана, который увёз её с собой в полк.

Ярмарка невест – значимое событие в жизни зимней Москвы. Пушкин отмечал в "Путешествии из Москвы в Петербург", что "Москва славилась невестами, как Вязьма пряниками".

Когда устанавливался прочный зимний путь, а в романе "Евгений Онегин" это было в январе-феврале, провинциальные помещики приезжали в столицу, везя дочек на ярмарку невест и мечтая удачно выдать их замуж.

В Москве Ларины остановились у родственницы, жившей в доме на углу Большого и Малого Харитоньевских переулков:

... У Харитонья в переулке
Возок пред домом у ворот
Остановился. К старой тетке,
Четвертый год больной в чахотке
Они приехали ...


Ярмарки невест, или показательные балы, устраивались в разных местах Москвы. Самые известные проходили в здании Благородного дворянского собрания на Большой Дмитровке, д. 1/6, (нынешний Дом Союзов), это была самая престижная московская ярмарка невест, на неё приезжали блестящие гвардейские офицеры и штатские женихи даже из Петербурга.

Не меньшего значения была ярмарка невест на Пречистенке в доме московского военного губернатора И.П. Архарова. Гостей туда съезжалось столько, что их кареты загромождали не только двор, но и ближайшие переулки.
Ярмарки также проходили в Университетском пансионе и в других знатных домах, так что женихи, бывало, успевали за один вечер посетить несколько балов.

Балы проходили строго по протоколу: ознакомительные танцы с понравившейся девушкой мог быть числом не более трёх, если больше, то считалось, что жених уже выбрал невесту и должен на ней жениться.

т3.jpg
Кадр из к/ф "Евгений Онегин"

Родители приезжали на бал с дочками и внимательно следили, кто с ними танцует. Тут же (своего рода цыганская почта) наводили о молодом человеке справки и узнавали, годится ли он в женихи. Жених с плохой репутацией браковался. Разумеется, со стороны женихов существовал такой же отбор, ведь им хотелось жениться пусть на некрасивой, но богатенькой.

Ещё существовали ярмарки будущих невест – девочек 14-16 лет, которые готовились в скором времени выходить в свет. Эти "детские" ярмарки-балы устраивал знаменитый танцмейстер П.А. Йогель, они проходили в здании на Тверском бульваре, 22 (сейчас МХАТ им. Горького). На балы юных девушек приходили взрослые мужчины, чтобы присмотреть себе будущую невесту.

Александр Сергеевич Пушкин таким образом высмотрел себе будущую жену Натали Гончарову, в которую моментально влюбился. Он танцевал с ней, и юная красавица произвела на поэта неизгладимое впечатление: "Я пленён, я очарован, я совсем оганчарован!"
Натали мало кто приглашал на танец, ведь за ней не обещали богатого приданого. Это было видно по её платью, ношеным перчатках и старым туфлям.

Ярмарки невест длились до начала Великого поста. Женихи, выбравшие себе невесту, приглашались в дом, где жених и невеста общались в присутствии родителей. Потом объявлялся день свадьбы, и родители облегчённо вздыхали: "Довольно. С плеч долой обуза!"
А кому в ярмарочный сезон не повезло, откладывали попытки счастья на следующий год.

Но бывали случаи, когда женихи не гнались за богатством, а пленились красотой и душевностью невесты, то есть влюблялись! Так было с Татьяной Лариной. Её мать ещё в своей усадьбе жаловалась гостям-соседям, что сильно поиздержалась, видимо, неплохое приданое отдали за Ольгу.

Соседи предложили взаймы, Ларина не отказалась, взяла деньги, приодела дочь и отправилась с ней в Москву на ярмарку невест, вручив дочь заботам опытных тётушек. Те привезли Татьяну на самую лучшую ярмарку – в Благородное собрание:

Ее привозят и в Собранье.
Там теснота, волненье, жар,
Музыки грохот, свеч блистанье,
Мельканье, вихорь быстрых пар,
Красавиц легкие уборы,
Людьми пестреющие хоры,
Невест обширный полукруг,
Всё чувства поражает вдруг.


В этой толчее невест (одна другой краше) Татьяну заметили (сердце подсказало?).
Пока "архивны юноши" оглядывали Татьяну в лорнеты и неблагосклонно шептались о ней, важный генерал выделил её из толпы других претенденток, оценив по достоинству красоту девушки и её скромное поведение:
Тётушки сразу же заметили интерес генерала к их милой Тане и толкнули её в бок:

И каждая шепнула ей:
— Взгляни налево поскорей. —
"Налево? где? что там такое?»
— Ну, что бы ни было, гляди...
В той кучке, видишь? впереди,
Там, где еще в мундирах двое...
Вот отошел... вот боком стал...
«Кто? толстый этот генерал?»

Слово "толстый" Пушкин использовал всего один раз, и хочется думать, что оно не относится к генералу-будущему-мужу, ведь она могла ошибиться и посмотреть на другого, ведь в "той кучке" было трое в мундирах. А если посмотрела именно на него, то он мог показаться ей толстым оттого,что мундир с генеральскими эполетами, шнурами-позументами и кучей орденов сделали его грудь массивной и произвели впечатление толщины.

А вот слово "важный" Пушкин использует не раз (в строфе 54, гл. 7 и в строфе 14, гл. 8), подчёркивая этим солидность чина генерала, а не его толщину и возраст.

В разговоре с Онегиным Татьяна сказала, что её "муж в сраженьях изувечен". Интересно, чтобы это могло означать? Хромал, лишился руки, был, как Кутузов, ранен в глаз? Возможно и так, только Пушкин подробности об увечье не сообщил.

Да и в опере "Евгений Онегин" Гремин прекрасно выглядит, не хромает, руки целы, глаза на месте и, вообще, свеж, бодр и счастлив. Будем считать, что слово "изувечен" Татьяна сказала в пику Онегину, мол, моя любовь так сильна, что могу полюбить человека и с увечьем! Хотя, увечье – это не обязательно ущерб внешнему виду, увечьем может быть и другая рана на теле, которую не видно под одеждой (Татьяне, как супруге, об этом лучше знать).

Более нигде в романе у Пушкина не говорится о ранах генерала и тем более об его увечьях. Пушкин вообще ничего не говорит об избраннике Татьяны, потому что от бала на ярмарке невест сразу переходит к балу, на который прибыл Онегин после возвращения из странствий.

Александр Сергеевич сам об этом пишет в послесловии в 8-й главе:
"... сие исключение, может быть и выгодное для читателей, вредит, однако ж, плану целого сочинения; ибо чрез то переход от Татьяны, уездной барышни, к Татьяне, знатной даме, становится слишком неожиданным и необъясненным."

Пробел между двумя балами заполнили авторы оперы: либреттист Константин Шиловский и сам Пётр Ильич Чайковский. Они ввели в сюжет нового героя – князя Гремина, того самого важного генерала, который поёт Онегину арию "любви все возрасты покорны". В тексте арии (а в романе от автора) Гремин говорит Онегину о "закаленному судьбой бойце с седою головой!" - это он о себе. Но седая голова не синоним слову "старыЙ".

Да, Гремин старше Татьяны, но не старик. В фильме-опере "Евгений Онегин" Гремина играет и поёт Иван Иванович Петров (Краузе). В фильме ему припудрили вихор и виски, но он не стал от этого седым, просто появилось симпатичное посеребрение волос, а оно бывает ранним. Петрову на момент съёмок было 38 лет, и я допускаю, что Гремину было столько же или даже меньше.

т8.jpg
Кадр из к/ф "Евгений Онегин"

Из войны 1812 года многие молодые офицеры вышли генералами. Вспомним Цветаеву "О, молодые генералы своих судеб!". Показательно и то, что Евгений Онегин ведёт себя с Греминым не как с почтенным стариком, а как с ровесником.

С Онегиным он вспоминает
Проказы, шутки прежних лет.
Они смеются.


Я думаю, Гремину (и важному генералу у Пушкина) было чуть за тридцать. По Лотману, Татьяна вышла замуж в 1822 году, в 19 лет. После окончания Войны 1812 года прошло 10 лет, и те офицеры, что на войне (и после) становились генералами, вполне могли и через 10 лет быть молодыми и неженатыми.

Насчёт молодости приведу в пример Арбузова Алексея Фёдоровича, русского генерал от инфантерии, участника войн против Наполеона, командира лейб-гвардии Павловского полка. Во время Войны 1812 года ему было 20 лет, а в 1822-м (год замужества Татьяны) соответственно всего лишь 32. Вполне подходящий жених!

Кстати, о генералах.
Генералы, приезжающие на ярмарку невест, по определению должны быть неженатыми, иначе ... неприлично-с!

А что такое генерал? Взять того же Арбузова - он генерал от инфатерии, то есть пехотный генерал. По табели рангов соответствовал 2-му классу с обращением "Ваше высокопревосходительство". Соответствовал чинам адмирала и действительного тайного советника. Зарплата больше 350 тысяч современных рублей. Мало? Отнюдь нет, к примеру во времена Пушкина кг говядины стоил 40 копеек, живая рыба от 20 до 60 коп., живой гусь 1 руб. 20 штука, кг пшеничной муки 20 коп., кг крупы от 15 до 50 коп и т.п.

К чину присовокуплялись всякие надбавки, да и крепостные крестьяне из деревенек неплохо пополняли генеральский бюджет.

Так что Татьяна сделала нужный выбор, ведь генерал куда лучше провинциальных соседей Буяновых, Петушковых и Пыхтиных ... Всем соседским женихам Татьяна ответила отказом, но на ярмарку невест поехать согласилась и не прогадала. Да и генерал, похоже, был обходительным и ласковым и, главное, любящим мужем.

т11.jpg

Онегин, я скрывать не стану,
Безумно я люблю Татьяну.


Любовные романы, прочитанные Татьяной, окутали её представление о мужчинах романтическим флёром, но жизнь показала настоящий характер и принципы этой русской женщины (Татьяна русская душою): здравомыслие, житейскую мудрость, верность, высокую добродетель.

Переживая свою первую любовь и храня её глубоко в душе, Татьяна, скрепя сердце, согласилась выйти замуж за нелюбимого человека, подчинившись слёзным уговорам матери. Ведь очень выгодная партия, грех отказываться!

Меня с слезами заклинаний
Молила мать; для бедной Тани
Все были жребии равны...
Я вышла замуж.


Вероятней всего, бедная Таня после замужества чувствовала себя так же, как её мать в разлуке с любимым Грандисоном:

Рвалась и плакала сначала,
С супругом чуть не развелась;
Потом хозяйством занялась,
Привыкла и довольна стала.


Как мудро заметил поэт, "привычка свыше нам дана: замена счастию она". Привыкла, тем более, что генерал оказался хорошим мужем. А вот образ Онегина Татьяна сохранила, как память о девичьей любви и как обиду о попрании её высоких чувств.

И нынче — боже! — стынет кровь,
Как только вспомню взгляд холодный
И эту проповедь...


Но вот Онегин явился и предстал перед ней ... да ещё стал признаваться в любви, требуя ответного чувства. Что делать? С одной стороны чувства к нему ещё живы, с другой – добрый муж, она к нему привыкла и даже по-своему полюбила, жаль его обидеть ...
Но как забыть жестокие, обидные для любой женщины слова:

Я, сколько ни любил бы вас,
Привыкнув, разлюблю тотчас;
Начнете плакать: ваши слезы
Не тронут сердца моего,
А будут лишь бесить его.


Когда Онегин после дуэли с Ленским уехал, Татьяна приходила в его дом, погружалась в мир его вещей, перебирала и читала его книги, обращая внимание на сделанные в них пометки, и поняла, что Онегин не тот, каким она его вообразила, что он "чудак печальный и опасный", "созданье ада иль небес", "сей ангел, сей надменный бес, Что ж он?"

И вот теперь этот чудак опасный и надменный бес пишет ей страстные признания в любви, а она их читает, плачет, но всё больше убеждается в том, что её надуманная девичья любовь уже прошла. Да, пока остался незажитый и болезненный след, но и он затянется.

В письме к Онегину Татьяна писала:

Смирив со временем (как знать?),
По сердцу я нашла бы друга,
Была бы верная супруга
И добродетельная мать.


Это время настало: она смирила чувства, нашла по сердцу мужа-друга и стала ему верной супругой. Насчёт добродетельной матери Пушкин ничего не сообщил, но ... какие её годы!

Так что, подчинившись матери и поразмыслив, разумная Татьяна приняла окончательное решение - Онегин в прошлом, а она "другому отдана и будет век ему верна!"

т12.jpg
Кадр из к/ф "Евгений Онегин"

Она ушла. Стоит Евгений,
Как будто громом поражен.
<...>
Но шпор внезапный звон раздался,
И муж Татьянин показался.


Пушкин мало рассказал о муже Тани, в последний раз упомянул о генерале в начале 8-й главы, но этот важный персонаж незримо присутствовал в романе и снова появился в самом конце, чтобы поставить точку в отношениях Татьяны и Онегина - finita la commedia.

А что Онегин?
.. он не сделался поэтом,
Не умер, не сошел с ума ...

а отправился путешествовать.


Самокиш-Судковская Е.П. Иллюстрация к "Евгению Онегину". Онегин в карете.


Какие б чувства ни таились
Тогда во мне – теперь их нет:
Они прошли иль изменились…
Мир вам, тревоги прошлых лет!

>
Да-ааа, Онегин, что имеем не храним, потерявши, плачем! ))))
</lj-spoiler

О погоде, о даче и о птичке.

Вчера, 24 февраля, был последний день зимы. Мы ходили гулять где-то с 8-ми вечера до 9-ти ... больше не смогли, потому что ледяной ветер продувал одежду и морозил щёки и нос. Я даже надела противоковидную маску, чтобы щёки оттаяли, но в ней стало ещё хуже: она внутри запотела, и щёки стали мокрыми. Сняла её и уткнулась в воротник. Прошлись по бульвару и домой. Дорожки нечищенные, снег перетоптанный, бугристый, на морозе превращался в острые льдинки, бр-ррр, ходить трудно и травмоопасно. Дома посмотрела на градусник за окном - всего минус 17, а на прогулке казалось, что целых 30! )))

То, что вчера был последний день зимы, я поняла сегодня. Утром проснулась, было минус 11, но часам к 2-м стало ноль, а ещё через пару часов было уже +2. Снег за окном на карнизе ещё утром достигал стекла, а к середине дня весь растаял. Сижу у окна и слышу, как с верхних балконов отрываются сугробы и с шумом летят вниз. И, кажется, за окном дождь, стёкла в каплях ... Репетиция весны? Что ж, пора, через три дня уже март.

Да, скоро март, потом апрель, потом май ... я мыслями уже на даче. Ещё осенью составила план работ на лето и не терпится ими заняться. В супермаркетах равнодушно прохожу мимо стеллажей с пакетиками цветов, нет, нет, нет - ничего сажать не буду, в моём саду только розы и многолетники, больше ничего, не хочу возиться с однолетками, а буду только сидеть на любимых качелях в окружении девичьего винограда и любоваться оттуда розами, пионами и флоксами, и слушать птичек!

качели700.jpg

Это качели, моё любимое отдыхательное место.
Фото сделано в конце сентября, когда сидушки и подушки уже убраны в связи с подготовкой к зиме. А листья винограда только-только начали краснеть. Через полмесяца они были уже красно-бордовыми.


Кстати, о птичках. Вспомнила одну историю.
[О славке]
Вышла как-то летом на крыльцо, а там сидит птичка, зелёненькая, с длинным острым клювом. Клюв открыт и птичка очень нехорошо дышит ... Что случилось? Оглянулась вокруг, а в уголке миска с сухим кошачьим кормом (для беспризорных кошек), видимо, птичка заглотила один кругляшок, и он застрял в её горле.

Крыльцо у нас крытое и застеклённое, и если окошко не открыто, то в тёплый угол залетает много насекомых, всякие мошки, комары, мухи, шмели и осы, даже пчёлки иной раз залетают. Улететь не могут и кружатся роем в углу. Птицы об этом знают и часто залетают покормиться. А эта, видимо, совсем молоденькая и без опыта, решила поживиться сухим кормом.

Птица не улетала, сидела на полу с полуприкрытыми веками глазами. Она меня видела, но не боялась. Не то, чтобы она доверяла мне (я не приписываю ей человеческой мыслительности), а просто ей, наверное, не хватало воздуха, чтобы улететь. Сухой корм когда-нибудь размокнет в горле, но пока до этого дойдёт, птица погибнет. Просто напросто задохнётся. К тому же, я не знала, есть ли у птиц слюна? Я решила птичке помочь.

Рядом с сухим кормом всегда стоит баночка с водой (сухой корм вызывает повышенную жажду). Я окунула в воду палец и стала направлять каплю на птичий клюв, мимо, мимо, но с третьего раза приноровилась, да и птичка не сопротивлялась. Потом поднесла баночку с водой к клюву поближе так, чтобы он оказался в воде. Птице пришлось захлёбывать воду, и это пошло ей на пользу, комочек сухого корня в воде понемножку размокал.

Напоив таким образом "больную пациентку", я пошла за фотиком, чтобы сфотографировать её и заодно посмотреть в "Энциклопедии птиц" кто она такая. Когда вернулась, птичка уже ожила, глазки повеселели заблестели, и клюв закрылся. Только я навела на неё объектив, как она вдруг вспорхнула и улетела. Выздоровела, значит. И то славно!

Как птичка выглядит, я запомнила, и мне не составило труда узнать её в "Энциклопедии птиц". Это была Зелёная (обыкновенная) пересмешка-славка из породы славковых. Взрослая пересмешка длиной около 14 см, размах крыльев 23-25 см, масса 12-18 г. Спинка блекло зеленоватая, даже оливкового цвета, грудка чуть светлее. Но птичка на крыльце была поменьше, и я уверена, что это была птичка из выводка нынешнего лета.

В энциклопедии написано, что песня пересмешки - бесконечная громкая трель, состоящая из собственной трескотни птицы и заимствованных звуков. Позывка - резкое "чи-грии".
Вот оно как! А я-то думала, что это звуки синиц или скворца (живёт по соседству). Что ж, теперь буду знать. Правда, смутило, что пересмешка названа птицей Алтая, но ... кто ей мешал стать птицей Подмосковья! )))


Мысли о Робинзоне и Селькирке.

В 1708 году из Бристоля вышли два вооружённых пушками английских корабля - "Duke of Bristol" и "Duchess of Bristol". Командовал кораблями Вудс Роджерс, он же был капитаном "Дюка", а капитаном "Датчесса" - Стивен Кортни. Эти корабли совершали кругосветное путешествие и под видом обмена товаров из Европы на товары "местного значения" совершали каперство "во имя английской короны".

Когда путешествие закончилось, матрос одного из кораблей Эдвард Кук написал двухтомный отчет о путешествии, который был напечатан в 1712 году в виде книги с названием "Путешествие к Южному морю и вокруг света". В этой книге среди прочего материала содержался "рассказ из первых рук о потерпевшем кораблекрушение Александре Селкирке", история которого вдохновила Даниеля Дефо написать в 1719 году свой знаменитый роман о приключениях Робинзона Крузо.

Дефо2 (151x231, 30Kb)У писателя, журналиста и репортёра Даниэля Дефо к моменту написания книги был упадок творческой деятельности. Ему было уже 59 лет, доходы от работы в журналах (статьи и памфлеты) упали, денежные дела запутались, в семье начались нелады и материальные сложности, и Дефо усиленно искал новый источник доходов для поправки положения.

Так как книга Эдварда Кука пользовалась большим читательским и коммерческим успехом, Дефо пришла в голову гениальная мысль сделать историю островитянина Селькирка основой своей новой книги, но так, чтобы никто не обвинил автора в плагиате. По этой причине, отдавая написанную книгу в издательство, Дефо скрыл своё имя, объяснив, что получил рукопись от самого автора.

Как опытный журналист и репортёр, Дефо знал, как вызвать интерес читателя. Взяв за основу сюжета реальное пребывание Селькирка на необитаемом острове, Дефо изменил всё остальное. Главного героя состарил на 50 лет, дал ему фамилию своего школьного товарища Крузо, выдумал аборигенов-людоедов, снабдил Робинзона другом Пятницей, выбрал остров не в Тихом, а в Атлантическом океане в устье реки Ориноко и дал роману длинное заглавие, объясняющее суть сюжета. За два месяца упорной работы Дефо написал первый том "Жизни и Приключений Робинзона Крузо".

[Spoiler (click to open)]
Книга вышла в свет в апреле 1719 года и имела небывалый успех. Издательство переиздало первый том и запросило у Дефо продолжение. Уже в августе 1719-го Дефо написал второй том "Дальнейшие приключения Робинзона Крузо" - эта книга была уже чистым вымыслом и была менее популярна, чем первая. Если для первого тома сюжет был готов и нуждался лишь в художественной обработке, то для второго тома Дефо понадобилось собирать материалы из документальных и литературных источников, а документы сложно разбавлять вымыслами.

В 1720 году вышел третий том, но успеха у читателей не имел по причине обширных рассуждений на темы религии и морали. На русский язык книга не переводилась.

Биография Александра Селькирка стоит того, чтобы о ней помнить.
Его настоящая фамилия Селькрейг, он родился в шотландской деревне Lower Largo. С ранних лет узнал морское дело, плавал матросом на кораблях, был пиратом (капером), авантюристом и искателем приключений.

В начале 1703 года Селькрейг прочитал объявление в "Лондон газетт" о том, что набирается команда для капитана Уильяма Дампира, мореплавателя и капера, собирающегося отплыть в Вест-Индию за золотом. Такое путешествие было в духе Селькрейга, и он одним из первых записался боцманом на "Cinque Ports" (Синг Портс – Пять портов) – один из двух кораблей Дампира. В корабельном журнале фамилию боцмана написали неправильно, и Селькрейг превратился в Селькирка.

В 1704 году корабли Дампира отправились Тихому океану. Во время плавания заболел и умер командир корабля "Синг Портс" - капитан Пикеринг. Дампир назначил нового капитана – лейтенанта Томаса Стредлинга. В мае 1704 года Стредлинг отделился от Дампира, решив плыть самостоятельно.

Опытный моряк Селькирк поставил капитана в известность, что корабль нуждается в ремонте, и если в ближайшем порту не сделать кораблю ремонт, то может случиться беда. Стредлинг отмахнулся от редупреждения боцмана, но тот настаивал. Между ними стали возникать частые споры, переходящие в ссоры.

К осени 1704 года "Синг Портс", сильно потрёпанный последним штормом, встал на якорь у одного из островов архипелага Хуан Фернандес, а чтобы пополнить запасы пресной пресной воды. Селькирк снова заговорил о том, что кораблю нужен ремонт или ему не выдержать дальнейшего пути. Капитан Стредлинг привычно отмахнулся от доводов боцмана, опять началась ссора, и Селькирк запальчиво потребовал, чтобы его ссадили с корабля на берег. Стредлинг немедленно удовлетворил его требование, и, хотя Селькирк быстро одумался и стал умолять оставить его в команде, капитан не согласился.

Из истории мореплавания известно, что скандалистов, драчунов, пьяниц и нарушителей дисциплины ссаживали с кораблей на острова, но Александр Селькирк не был их числа. Он предупреждал капитана о реальной опасности, и команда начала роптать против капитана, поэтому Стредлинг ухватился за возможность избавиться от надоедливого боцмана.
Судьба наказала Стредлинга за недальновидность - вскоре "Синг Портс" потерпел крушение и затонул, часть команды погибла, часть попала в плен к испанцам, в том числе и капитан Стредлинг.

В шлюпку Селькирка погрузили (перечисление из книги Кука) одежду, кремневое ружье, фунт пороху, пули, огниво, несколько фунтов табака, топор, нож, котел, навигационные приборы и библию. Еды дали на один день. В судовом журнале записали, что такой-то "списан с судна по собственному желанию".

Селькирка высадили на берег необитаемого острова Мас-а-Тьерра в Тихом океане в 640 километрах от побережья Чили.

Из книги Эдварда Кука: "Форма острова неправильная; в длину он имеет около девятнадцати верст, в самом широком месте не больше восьми километров (около семи верст). Южная часть острова не возвышенна, суха, песчана и безлесна, но за то северная богата разнообразными произведениями: она покрыта высокими, часто неприступными горами, лесиста, пересекается долинами, ручьями; покрыта зеленью и самою роскошною растительностью".

Из съедобной живности на острове водились птицы, черепахи, рыбы, лангусты, омары и другие морские раки, заплывали тюлени и морские львы, а в лесу было много диких коз.

Селькирк надеялся, что в скором времени на остров за питьевой водой заглянет какой-нибудь корабль и вернёт его в цивилизацию, но шли месяцы, и на горизонте никто не появлялся. Поначалу Селькирк жил в пещере на берегу, чтобы удобнее было высматривать плывущие корабли. Корабли заплывали, но – испанские, от них Селькирк прятался в лесу. Он считал, что лучше умереть от голода или одиночества, чем попасться в руки испанских моряков.

Корабль "Cinque Ports", который мог бы сообщить англичанам о человеке на острове, не добрался до дома из-за крушения.

27-летний отшельник прожил на острове четыре года и четыре месяца – с 1704 по 1709 годы. Сначала он очень сильно страдал от одиночества, но после полутора лет тоски и отчаяния пообвык и стал потихоньку обживать пространство: построил двухкомнатную хижину (кухня и спальня), обзорную вышку, приручил коз, добывал молоко и жарил козье мясо, ел черепашьи яйца, моллюсков и подходящий растительный корм.

Рыба была в изобилии, но когда кончилась соль, Селькирк не мог её есть без соли. Его донимало обилие крыс, но он приручил козьим мясом диких кошек, и крысы оставили его в покое. Постепенно отшельник приобретал нужные для выживания навыки. Так прошли четыре года.

селькирк два.jpg
Александр Селькирк.


1 февраля 1709 года к острову подошли два английских корабля "Дюк" и "Датчесс", совершавшие кругосветное путешествие под командованием Вудса Роджерса. Старшим штурманом экспедиции был бывший капитан "Синг Портса" Уильям Дампир. Говорят, что именно по его наводкам корабли зашли в бухту Мас-а-Тьерра и забрали одичавшего островитянина на борт "Дюка".

Из книги Эдварда Кука: "Вторая [шлюпка] скоро воротилась, и привезла с собою множество раков, а сверх того человека, одетого в шкуры диких коз. Этот человек казался с первого взгляда так же диким, как и те звери, которых шкура его покрывала. Уже после объяснил он нам, что назад тому четыре года и четыре месяца оставлен он был на этом острове капитаном Страдлингом. Имя этого человека Александр Селькирк".

Александр Селькирк рассказал свою историю капитану Роджерсу, правда, не сразу, а когда вспомнил английскую речь, ведь за годы одиночества он практически разучился говорить на родном языке.

В Англию Селькирк вернулся не сразу, ещё два года он продолжал плавать на кораблях Вудса Роджерса и вернулся домой лишь в 1711. Воспоминания о своих приключениях он рассказывал за кружкой пива в пабах, одним из его многочисленных слушателей был писатель Ричард Стил, который опубликовал рассказ Селькирка в газете "The Englishman".

Из книги Эдварда Кука: "Напечатано много историй, похожих на ту, которую я описываю. Не знаю, что в них справедливого, но полагаю, что рассказ Селькирка основан на совершенной истине. Мы осматривали все предметы его уединенной жизни, и удостоверились во всех подробностях. Много надобно было мужества, чтоб перенести подобное несчастие".

Селькирк стал очень популярным, ведь его пребывание на необитаемом острове и спасение было сенсацией тех лет. Даниэль Дефо захотел лично встретиться с боцманом и узнать его историю из первых уст. Встреча состоялась в пивном пабе "Llandoger Trow" в Бристоле.

селькирк и Дефо.jpg
Селькирк, Дефо и, возможно, Ричард Стил в бристольском пабе.


Судя по воспоминаниям современников, Селькирк заново освоил английский язык и поднаторел в рассказах. Ричард Стил писал: "Его было очень интересно слушать, он трезво мыслил и весьма живо описывал пребывание души на разных этапах столь длительного одиночества".

Однако отойти от потрясения, вызванного длительным и одиноким пребыванием на острове, Селькирк всё же не смог. Жизнь в городе среди множества людей его удручала. В 1717 году он опять поступил на морскую службу в чине лейтенанта (присвоили, как опытному моряку и знаменитости) и стал служить на корабле "Веймут", на борту которого во время очередного плавания скончался - в 8 часов вечера 13 декабря 1721 года в возрасте 45-ти лет. Похоронили Александра Селькирка по морскому обычаю – в водах океана.

В записи корабельного журнала причиной смерти была названа жёлтая лихорадка, но, вполне возможно, что лихорадка возникла на фоне ослабленности организма из-за длительной стрессовой ситуации во время одиночества на острове и её последствий на психику.

В различных интернет-статьях Селькирка называют дебоширом и пьяницей, но он не был ни тем, ни другим. Рассказывая в пабах свою историю, он, разумеется, пил пиво, но запойным пьяницей не был. Селькирк имеет право на симпатии. Ему выпало тяжёлое испытание, но он не струсил, не покончил с собой, а, как мог, приспособился к жизни без людей.

В романе Дефо реально лишь появление Робинзона на необитаемом острове, и его одиночество было временное (до появления Пятницы и других людей). В остальном – он типичный герой комикса, супермен, везунчик-экстремал, победитель всех схваток с окружающей средой, как и полагается выдуманному персонажу.

Если мысленно убрать фантазии, которыми Дефо обогатил свой роман и своего героя, то жизнь Робинзона Круза на острове ничем не отличалась бы от жизни своего несчастного прототипа, даже могла быть хуже, ведь Селькирк провёл на острове всего четыре года, в то время как Робинзон целых 28. Тем не менее, Робинзон Крузо вернулся домой целым психически и невредимым физически.

Почему?
Всё дело в психологической установке.

Селькирка фактически насильно высадили с корабля против его воли, и он ступил на берег в состоянии подавленности и страха. Робинзон Крузо после кораблекрушения остался жив, и вера в удачу помогла ему начать новую жизнь на острове.

Селькирк полтора года жил в отчаянии, ожидая спасения, Робинзон сразу же включился в активное благоустройство своего места обитания.

Тяжёлый ежедневный труд по добыче пропитания, утомлял Селькирка и лишал его сил, Робинзон же на первые годы запасся продуктами (даже ромом) и необходимыми вещами из трюма корабля.

Селькирк страдал от одиночества, у Робинзона были кошки, собака и попугай, а потом появился человек – друг Пятница.

Нехватка информации извне расшатала Селькирку нервную систему, Робинзон получал сведения от спасаемых им людей.

У Селькирка не было желания уплыть с острова, так как он не верил в свои возможности, у Робинзона была цель построить лодку и уплыть с острова.

Селькирка спас зашедший в бухту острова корабль, Робинзон с оружием в руках освободил корабль и его капитана.

Вернувшись домой, Селькирк долгое время привыкал к обществу людей. Робинзон вернулся к своей семье полноценным человеком.

Вывод: если бы не Даниэль Дефо, Робинзону (будь он реален) была бы уготована жизнь Александра Селькирка.

В 1966 году остров Мас-а-Терра был переименован в "Робинзон-Крузо". Другой остров из архипелага Хуан-Фернандес стал называться "Александр-Селкирк".


Полное название книги Даниэля Дефо звучит так:

"Жизнь и необычайно удивительные приключения Робинзона Крузо, моряка из Йорка, который прожил двадцать восемь лет в полном одиночестве на необитаемом острове близ устья реки Ориноко, куда он был выброшен после кораблекрушения, а вся остальная команда погибла. С добавлением рассказа о том, как он в конце концов удивительно был спасён пиратами. Написана им самим."

Сергей Лемешев и Жанин Мишо - Застольная.

В ролике (ниже) я не сразу обратила внимание на Виолетту, меня интересовал прежде всего Сергей Яковлевич Лемешев. Как некоторые читатели "Войны и мира" пропускают страницы с войной и читают только о мире, так и я пропускала женскую партию и слушала только голос Лемешева. А так как заздравно-застольную Альфред Жермон и Виолетта Валери поют вместе, то, конечно, пришлось прислушаться и к женскому вокалу.

Виолетту в паре с Альфредом-Лемешевым исполняла Елизавета Шумская в 1951 году, с ним же Виолетту пела Глафира Деомидова в 1956 году, но они не были похожи на Виолетту в ролике, да и пели они на русском языке, а здесь ... Виолетта поёт по-французски, да и поёт не по правилам русской школы - "проглатывает" окончания слов и не тянет конец музыкальной фразы ... Я заинтересовалась, кто она?

Оказывается, партнёршей С.Я.Лемешева в "Травиате" на сцене Большого Театра была французская оперная певица Жанин Мишо. Звезда парижского Grand Opеra приехала в СССР в1957 году на гастроли по приглашению Министерства культуры СССР. В программе её гастролей было: участие в оперные спектаклях, несколько сольных концертов в Москве, Ленинграде и Киеве, один концерт даже был показан по телевидению.
Проживала Жанин Мишо в гостинице "Националь" в номере с видом на Кремль и ходила пешком на репетиции в Большой театр, где пела в "Травиате" партию Виолетты.

Постановщиком "Травиаты" был Сергей Яковлевич Лемешев. Мишо, как полагается оперной диве, капризничала, была недовольна Лемешевым и своё недовольство выражала вслух. Рядом с ней находился переводчик, который как мог смягчал её слова, чтобы не обидеть Сергея Яковлевича. Они так они и репетировали - каждый на своём языке. Но репетиции, в конце-концов, закончились, и на сцене партнёры исполнили свои партии созвучно, как видно из видеозаписи.

Я давняя поклонница Сергея Лемешева, и отношение к нему мадам Мишо отразилось на моём к ней отношении: мне не понравился ни её голос, ни её внешность, ни её Виолетта. Я даже не хочу быть объективной в оценке этой певицы, в данном случае я стою на позициях патриотизма и любви к отечественной вокальной школе.
И ещё. По сюжету оперы (да и по тексту "Дамы с камелиями" (La Dame aux Camélias) Виолетта должна любить Альфреда, но никакого "je t'aime" (я тебя люблю) между ними даже в этом видеоотрывке (из оперы) я не увидела. Придираюсь? Немножко, да! ))))

Сергей Лемешев (Альфред) и Жанин Мишо - Застольная


Запись от 20 февраля 2014 года.